+7 (905) 700-0886 

Законодательство о хозяйственных обществах не оперирует понятием конфликта интересов. В то же время, многочисленная судебная практика подтверждает важность данной категории для регулирования экстраординарных сделок. Институты заинтересованности в совершении сделки и конфликта интересов имеют схожую цель- защитить общество и его участников от заключения невыгодных сделок. Используемые же для достижения данной цели способы будут иметь существенные различия.

В научной литературе отмечается, что «само использование законодателем термина «заинтересованность в совершении обществом сделки» представляется неудачным, так как: 1) в любой сделке присутствует интерес в ее совершении; 2) лицо, объективно имеющее интерес в сделке, может не признаваться с формально-правовой точки зрения заинтересованным, и наоборот».[1]  А.В. Габов  подчеркивает, что «в неудачном использовании категории «интерес» видится основная проблема регулирования заинтересованных сделок в действующем законодательстве. Законодатель как бы перевернул иерархию интересов, поставив в качестве приоритета их формальное понимание, а не действительные интересы экономических агентов, которые и должны институционализировать нормы закона».[2] Приведенная точка зрения представляется обоснованной, поскольку сложно отрицать, что удовлетворение интересов участников любой сделки является причиной ее совершения.

В то же время, наличие у определенных законом лиц, имеющих возможность влиять на совершение обществом сделок, собственного интереса в предлагаемой сделке скорее позволяет говорить о конфликте интересов данного лица и общества. По мнению Д.И. Дедова, вместо неудачной формулировки статей 81-84 закона «Об акционерных обществах» должна применяться правильная формулировка «лица, у которых может возникнуть конфликт интересов».[3] В судебной практике доктрина конфликта интересов впервые была использована Конституционным судом по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское», указавшим что «в силу природы акционерного общества совершаемые им сделки могут приводить к конфликту интересов между акционерами, обладающими значительным числом акций, органами управления обществом и миноритарными акционерами. Глава XI Федерального закона «Об акционерных обществах» (статьи 81 — 84), регламентирующая сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, закрепляет комплекс мер, направленных на защиту имущественных интересов акционеров, в том числе миноритарных, и акционерного общества в целом в связи с совершением таких сделок, в частности предусматривает возможность признания их недействительными в исковом порядке…Федеральный закон «Об акционерных обществах», согласно пункту 1 егостатьи 1, в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации определяет порядок создания и правовое положение акционерных обществ, права и обязанности их акционеров, а также обеспечивает защиту прав и интересов акционеров, а следовательно, нормы, содержащиеся в статьях 81 — 84 названного Федерального закона, направлены на предотвращение конфликта интересов между органами управления акционерным обществом, которые в силу пункта 3 статьи 53 ГК Российской Федерации должны действовать в интересах представляемого ими юридического лица добросовестно и разумно, и акционерами, в том числе миноритарными акционерами, не способными на этапе заключения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, защитить свои законные интересы. Включая норму пункта 1 статьи 84 в Федеральный закон «Об акционерных обществах», законодатель преследовал цель ввести такой порядок защиты миноритарных акционеров, который позволил бы на данном этапе минимизировать возможный ущерб их законным интересам, не ограничивая при этом их право предъявлять требования о признании соответствующей сделки недействительной».[4]

Конфликт интересов между органом общества и его акционером, который возник в связи с участием акционера в обществе, либо разногласие или спор между акционерами, если это затрагивает интересы общества, по своей сути представляет собой корпоративный конфликт, так как затрагивает или может затронуть отношения внутри общества.[5]

С.Ю. Филиппова отмечает, что «корпоративный конфликт — это особая характеристика корпоративного правоотношения, показывающая наличие между участниками этого правоотношения любого разногласия, возникшего в связи с участием в организации или ее органах, если оно затрагивает права или защищаемые правом интересы организации или участников организации».[6] К признакам корпоративного конфликта С.Ю. Филиппова относит:

1) наличие разногласия, под которым понимается противоречие интересов субъектов конфликта (осознание разногласия всеми субъектами и выражение его в объективной форме означает переход конфликта из латентной стадии в открытую);

2) связанность разногласия  с участием в организации или затрагивание им прав или защищаемых правом интересов организации;

3) связанность с организацией субъектов конфликта в силу имущественного участия или избрания (назначения) в члены органов управления;

4) добровольность участие в корпоративном конфликте, означающая возможность лица в любой момент прекратить свое участие в конфликте, разорвав имеющуюся общность.

Представляется допустимым говорить, что в основу положений закона о сделках с заинтересованностью положена доктрина (концепция) конфликта интересов, имеющая свое начало в английском общем праве. Данная доктрина связана с выполнением фидуциарных обязанностей, то есть с осуществлением действий в интересах другого лица. По мнению Д.И. Дедова, в настоящее время впору говорить об устранении конфликта интересов как о принципе права. При этом «задача законодателя заключается в полном исключении возникновения конфликта интересов или, если это невозможно, в ограничении влияния конфликта интересов и минимизации негативных последствий».[7] [1] См., напр.: Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М.: Волтерс Клувер, 2006, С. 285; Добровольский В.И. Указ. соч. С. 529

[2] Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М.: Статут, 2005, С. 73

[3] Дедов Д.И.  Конфликт интересов, М.: Волтерс Клувер, 2004, С. 2

[4] Постановление Конституционного Суда РФ от 10.04.2003 N 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское»

[5] П. 1.1.1. главы 10 Кодекса корпоративного поведения, прил.к Распоряжению ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г. N 421/р «О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения» (вместе с Кодексом корпоративного поведения от 5 апреля 2002 г.) // Вестник ФКЦБ России. 2002. N 4.

[6] Филиппова С.Ю. К вопросу о понятии корпоративного конфликта // Российская юстиция, 2009. N 12, С. 31 — 35.

[7] Д.И. Дедов, Указ. соч. С. 10

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если информация с сайта помогла вам, то лучшая благодарность сайту-это отзыв на Яндексе

Рубрики