+7 (905) 700-0886 

Истец не согласился с решением об отказе в признании недействительной сделки, совершенной в ущерб интересам общества. По мнению истца,

  • ООО «К» неверно привлечено к участию в деле в качестве второго ответчика, что привело к смещению бремени доказывания на К О.В., а также неверно применена преюдиция из дела №А-40-133580/2014, поскольку она в том деле не участвовала;
  • Судом не дана оценка существенному отличию стоимости представления по сделке, не учтены факты наличия денег на счете и не отражения сделки в отчетности, оставлены без внимания недобросовестные действия Б.П.В.;

  • Неправильно применен п.2 ст.174 ГК РФ, поскольку суд исходил из узкого толкования понятия ущерб, причиненный ущерб составляет 1 126 577, 67 руб., взысканных по делу А40-100569/2015, ущерб является очевидным, а доказательства сговора ответчиков были предоставлены суду.

Ответчиком был заявлен нижеследующий отзыв на апелляционную жалобу:

По мнению ООО «А», приводимые К О.В. доводы не содержат оснований для изменения или отмены решения, не указывают на нарушение норм процессуального права, которые могли бы привести к принятию неверного решения, не подтверждают не исследованности фактических обстоятельств и несоответствия им выводов суда,  а также не свидетельствуют о нарушении  норм материального права. Приводимые К О.В. доводы фактически сводятся к переоценке  фактов, надлежащим образом исследованных судом 1-й инстанции.

ООО «А»  считает жалобу необоснованной и не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

1.

Тот факт, что К О.В. была привлечена к участию в деле в качестве истца, а ООО «К» выступало в качестве ответчика, никаким образом не могло повлиять на правильность решения. Поскольку в ООО «К» не было корпоративного конфликта, ни участник, ни общество не были ограничены в возможности доказывания.

Все лица были привлечены к участию в деле и имели возможность представлять свои доводы и доказательства. К О.В. не указано, какие именно обстоятельства не могли были быть доказаны ей в качестве истца, а не в качестве представителя истца, равно как и не указано, какие обстоятельства не могли быть доказаны ООО «К» в качестве ответчика. Таких обстоятельств просто не существует.

Поскольку ООО «К» представляло отзывы и возражения, аналогичные заявлениям К О.В., неправильно говорить о смещении бремени доказывания и его влиянии на принятое решение. Кроме того, 100% участие К О.В. однозначно свидетельствует о наличии у нее корпоративного контроля, что позволяет рассматривать действия ООО «К» как действия самой К О.В.

Исковое заявление подано К О.В. 15.05.2015 г., то есть до Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 25 от 23.06.2015 г. Соответственно, суд не был обязан руководствоваться разъяснениями п. 32 Постановления.

Замена статуса ООО «К» на «соответчик» была оформлена отдельным определением. Если К О.В. действительно считает свои права нарушенными, она могла оспорить данное определение до принятия решения по делу.

Довод К О.В. о недопустимости преюдиции из дела №А-40-133580/2014 по причине ее неучастия в нем противоречат ее же доводу о неправильности привлечения ее к делу в качестве истца. Ведь если бы она участвовала в деле как представитель истца, то состав лиц был бы абсолютно одинаковым.

В любом случае, независимо от состава лиц, оценка обстоятельств, установленных в рассмотренном раньше деле, учитывается судом, рассматривающим второе дело, в соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г. № 57.

К О.В. искажает оспариваемое решение, «выдергивая» из контекста фразу о якобы данной судом в деле №А-40-133580/2014 оценке доводам о неправомерности уступки (стр.2 жалобы, 3 абз. снизу). На самом деле, в решении указано, что «судом дана оценка, в том числе доводам о неправомерности уступки права требования со ссылкой на мировое соглашение» (стр.3 Решения, последний абз.).

В действительности, пытаясь воспрепятствовать исполнению заключенного договора цессии, несмотря на уведомление должника, 26.12.2014 г. должник ОАО ДЕЗ Котловка перечислило ООО «К» денежные средства в полном размере 999 853 руб. 76 коп.

Данные обстоятельства указывают на отсутствие у ООО «К» имущественных потерь от договора цессии и соглашения о зачете, поскольку оно получило денежные средства от своего должника и фактически не заплатило за услуги по оценке.

2.

ООО «А» считает, что решение основано на доказанных обстоятельствах, а выводы суда не противоречат обстоятельствам. К О.В. заблуждается, заявляя обратное. Это взаимоисключающие основания. Выводы суда не могут противоречить тем обстоятельствам, которые вообще не установлены.

Суд не игнорировал практику, разъясняющую последствия несоответствия цены и стоимости представления по сделке. Заявление К О.В. о их явном несоответствии ни на чем не основаны. К О.В. не представила ни альтернативной оценки стоимости права требования, ни расчета, ни какого-либо иного подтверждения несоответствия.

Сравнивать цену уступки права и номинал некорректно. Ни одно право требования не может стоить столько же, сколько номинал. Каким бы надежным не был должник, риск неисполнения все равно существует. Замена денег на право требования в рамках дела, рассматриваемого в суде, также означает отсрочку исполнения, возможность оспаривания решения, необходимость несения судебных издержек, риск снижения судом взыскиваемой суммы.

3-е лицо Б. П.В. представил судебные решения по спорам о взыскании неустойки за просрочку оплаты услуг ДЕЗами, в которых он был представителем кредитора. Данные споры основывались на договорах, идентичных договору ООО «А» и относились к тому же периоду. Решениями АСГМ договорная неустойка была снижена фактически до ставки рефинансирования.

Указанные обстоятельства были учтены при оценке цены уступки права требования. Если бы суд снизил неустойку до ставки рефинансирования, то ООО «А» оказалось бы в убытке. Неустойка не была снижена и ООО «А» получило больше, чем предполагало. В любом случае, на момент заключения договора и соглашения о зачете никто не знал, каким будет решение, что означало рисковый характер сделки.

Кроме того, в силу пункта 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 по применению главы 24 ГК РФ несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями.

Таким образом, доводы К О.В. о явном несоответствии цены и стоимости представления по сделке не подтверждают несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам.

Как было указано, у ООО «К» отсутствуют убытки от оспариваемых сделок. Более того, благодаря сделкам ООО «К» обогатилось, поскольку получило и неустойку от ОАО ДЕЗ Котловка и услуги оценки, за которые не заплатило.

К О.В. пытается ввести в заблуждение суд, указывая, что деньги были взысканы в пользу ОАО ДЕЗ Котловка по решению АСГМ в рамках дела №А40-100569/15 (стр. 5 абз.3 жалобы). Решение по данному делу даже не вступило в силу.

ООО «А» считает не имеющим отношения к делу наличие денег на счете ООО «К». ООО «К» не оплачивало услуги оценки, ссылаясь на отсутствие денег. Если деньги на счете в действительности были, то это говорило бы только о недобросовестности ООО «К».

ООО «К» не оплатило услуги оценки даже после получения денег от ОАО ДЕЗ Котловка. Наверно, если бы под сомнение ставилась законность цессии, добросовестным было бы оплатить услуги деньгами.

Экономическая целесообразность сделки для ООО «К» заключалась, как минимум, в уменьшении своей кредиторской задолженности и прекращении начисления неустойки за просрочку оплаты.

Сам по себе факт неотражения сделки в отчетности никоим образом не может влиять на действительность сделки. ООО «К», насколько мы видим из договора с  ОАО ДЕЗ Котловка, применяет упрощенную систему. Упрощенная система предполагает сдачу единственной декларации по результатам года. Поскольку Б. П.В. был уволен в ноябре, он никак не мог включить в ноябре сделку в годовую отчетность.

ООО «К» и К О.В. не представили подтверждений непередачи Б.П.В. договоров. В заседании Б. П.В. утверждал, что все документы были им переданы. В любом случае, ООО «К» имело возможность получить копию договора цессии и соглашения об уступке из материалов дела А40-133580/14 до заседания 12.01.2015 г.

К О.В. и ООО «К» не было представлено подтверждений недобросовестности действий Б.а П.В., как и не было представлено подтверждений сговора с целью причинить ущерб или извлечь преимущество из недобросовестного поведения. Единственное лицо, неосновательно обогатившееся в данном деле — ООО «К».

Если К О.В. считает, что Б. П.В. действовал неразумно или недобросовестно, она вправе предъявить ему соответствующий иск от имени корпорации.

При оспаривании сделки по п. 2 ст. 174 ГК РФ подлежат доказыванию факт ущерба и недобросовестность контрагента по сделке, а именно, что другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для юридического лица от сделки. Такие доказательства в деле отсутствуют. Как раз, напротив, у ООО «К» ущерба нет.

3.

К О.В. и ООО «К» не подтвердили причинение каких-либо иных материальных потерь в результате оспариваемой сделки. Деловые отношения ООО «К» и ОАО ДЕЗ Котловка были прекращены несколько лет назад. Сама по себе переуступка права никаким образом не может понизить деловую репутацию.

К О.В. и ООО «К» не подтвердили ни экономического, ни какого-либо иного ущерба.

Непогашенная задолженность в сумме 30 т.р. действительно осталась. Но данная задолженность не может рассматриваться как убытки ООО «К».

При проведении зачета задолженность ООО «К» была уменьшена ровно на ту сумму, которая была принята сторонами как цена уступки. Остаток задолженности в 30 т.р. был учтен в цене права требования как сумма расходов ООО «А» на ведение дела в суде и сопровождение взыскания в случае, если суд присудит неустойку исходя из ставки рефинансирования.

Поскольку ООО «А» получило больше, чем предполагало, оно понесло эти расходы самостоятельно. За прошедшее время ООО «А» не только не взыскало остатка задолженности с ООО «К», но даже и не предъявило такого требования.

Совсем некорректно говорить об ущербе в 1 126 577, 67 рублей, взысканных с ООО «К» по делу А40-100569/15. В настоящее время данная сумма не взыскана, а решение не вступило в силу. На момент вынесения оспариваемого решения по делу А40-100569/15 еще не было принято решения. Единственное, что подтверждает решение о взыскании неосновательного обогащения, это недобросовестность ООО «К», получившего неустойку дважды.

Заключая договор цессии, ООО «А» преследовало цель получения гарантии погашения имеющийся задолженности. Заключая соглашение о зачете, ООО «А» преследовало цель получения хоть какой-то оплаты за свои услуги, поскольку надежды получить обещанные деньги уже не было. И договор цессии и соглашение о зачете отражают именно те правоотношения, в которые стороны решили вступить. Подтверждений иному, в том числе притворности и ничтожности, ни К О.В., ни ООО «К» не представлено.

К О.В. и ООО «К»  не представили никаких доказательств ни сговора Б.а П.В. и представителя ООО «А» Гарифулина Д., ни подтверждений каких-либо иных действий Б.а П.В. в ущерб интересам представляемого. Истец не только не доказал, но даже и не указал, в чем данные действия могли заключаться. Истец даже сам для себя не определил, сговор или иные действия он имеет ввиду.

ООО «А» действительно получило больше, чем рассчитывало получить. Но данной очевидности на момент заключения сделки не существовало. Никто не знал, каким будет решение по делу. Также никто не знал, в каком объеме и когда удастся взыскать переуступленную задолженность, сколько действий придется для этого предпринять.

Тем более, не существует никакой очевидности ущерба ООО «К». В настоящее время ООО «К» является обогатившейся стороной.

Единственный участник ООО «К» ведет себя недобросовестно, мультиплицирует процессы, а именно в Арбитражный суд Алтайского края от имении ООО «К» предъявлен иск об оспаривании указанного договора оценки и оспариваемого в данном деле договора цессии от 30.10.2014 г. (дело № А03-2642/2015). То есть одна и та же сделка оспаривается в двух судах одним и тем же лицом. Зачем? Ответа на этот вопрос заявитель так и не дал.

Таким образом, ООО «А» считает, что Арбитражным судом были в полной мере выяснены все обстоятельства, имеющие значение для дела, которые были установлены на основании имеющихся в деле доказательств. Все представленные сторонами доказательства были исследованы в судебном заседании полно, всесторонне и объективно.

Вынесенное АСГМ решение полностью соответствует примененным нормам материального права, требованиям гл. 20 АПК РФ и не содержит ни одного основания для отмены, предусмотренного ст. 270 АПК РФ.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 262, 269, 270,  АПК РФ,

ПРОШУ СУД:

Решение Арбитражного суда города Москвы от 15 декабря 2015 года по делу № А40-88094/2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу К О.В. – без удовлетворения.

Отзыв на апелляционную жалобу подготовлен специалистами «Корпорациям и акционерам» в рамках услуги

адвокат по корпоративным делам

Подробнее о нарушении представителем условий осуществления полномочий либо интересов представляемого.

Задайте вопрос

Ваш вопрос и контакты: