+7 (905) 700-0886 

22 мая 2014 года Сергиево-Посадским городским судом Московской области вынесено решение по гражданскому делу № 2-3113/2013 (далее- «Решение», «Оспариваемое решение»). Решение в мотивированном виде изготовлено 02 июня 2014 г. Указанным решением полностью удовлетворены требования Сергиево-Посадского городского прокурора Московской области в защиту интересов Российской Федерации в лице Министерства культуры Российской Федерации к Главе городского поселения Хотьково Сергиево-Посадского муниципального района Московской области. В результате удовлетворения требований:

  • признано незаконным постановление Главы городского поселения Хотьково Сергиево-Посадского муниципального района Московской области № 943 от 19.08.2010 г. об изменении вида разрешенного использования земельного участка площадью 176 170 кв.м. (кадастровый № 50:05:0060512:5) с вида «для сельскохозяйственного производства» на вид «для дачного строительства»;
  • принято решение о внесении в государственный кадастр недвижимости и в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записей об изменении вида разрешенного использования земельных участков, принадлежащих 3-м лицам, образовавшихся в результате раздела участка с кадастровым № 50:05:0060512:5, на «для сельскохозяйственного производства».

 

Указанное решение мотивировано Судом первой инстанции тем, что:

  • Прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов РФ в лице Министерства культуры РФ.
  • Изменение вида разрешенного использования земельного участка предполагает изменение объекта культурного наследия, в том числе, ландшафта.
  • Изменение вида разрешенного спорного земельного участка на вид «под дачное строительство», допускающий возможность строительства без разрешения и согласования, противоречит нормам законодательства, устанавливающего цели и особый режим использования земель в охранной зоне древнего города Радонеж.
  • Решением Московского областного суда от 04.10.2013 г. установлено, что Решение Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20, которым установлена зона охраны древнего города Радонеж, являетcя действующим, поскольку принято компетентным  органом, не противоречит законам и иным нормативно-правовым актам.
  • Факт отсутствия в ГКН и ЕГРП сведений об ограниченном режиме использования спорного земельного участка на момент принятия оспариваемого постановления не имеет значения, поскольку нормы, регулирующие порядок внесения сведений об обременениях в государственные кадастры, приняты позже Решения Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20.
  • Факт нахождения спорного земельного участка в охранной зоне подтверждается ситуационным планом границ земельных участков на фрагменте схемы расположения зон охраны Радонежа, изготовленным Гришуновым Ю.В. по поручению Истца. При этом из свидетельских показаний Гришунова Ю.В. следует, что при определении границ участка и зон охраны им использовались твердые контуры участка, которые не менялись в течение длительного периода времени: река и железная дорога.
  • В соответствии с ч.2. ст. 99 ЗК РФ земли историко-культурного назначения используются в строгом соответствии с их целевым назначением. Изменение целевого назначения земель историко-культурного назначения и не соответствующая их целевому назначению деятельность не допускаются.
  • При предъявлении иска Истцом не было допущено пропуска установленного ч. 1 ст. 256 ГПК РФ трехмесячного срока для обжалования ненормативного правового акта, поскольку Российской Федерации в лице Министерства культуры РФ, в чьих интересах подано заявление прокурором, стало известно об оспариваемом постановлении лишь непосредственно перед подачей заявления в суд. При этом сам прокурор не мог знать о наличии ограничений в использовании спорного земельного участка, поскольку оспариваемое постановление содержит лишь ссылку на кадастровый номер земельного участка.
  • Внесение в ГКН и ЕГРП  записи о виде разрешенного использования «для сельскохозяйственного производства» не нарушит требования о минимальных размерах таких участков, установленные законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», «поскольку требования прокурора об изменении записей в ЕГРП и ГКН не является требованием об установлении вида разрешенного использования».

Заявитель не согласен с вынесенным решением и считает его незаконным и необоснованным, поскольку при его принятии Судом были неправильно применены нормы материального и процессуального права. По мнению заявителя, при вынесении решения Судом первой инстанции были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, не были доказаны обстоятельства, указанные Судом  в качестве имеющих значение для дела, а изложенные в решении Суда выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что в соответствии с п.1 ст. 330 ГПК РФ является основанием для отмены решения Суда в апелляционном порядке. Необоснованность и незаконность данного решения, нарушение норм материального и процессуального права, неправильное определение имеющих значение для дела обстоятельств, недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, несоответствие изложенных в решении Суда выводов фактическим обстоятельствам дела заключаются в следующем.

Судом неправильно определено имеющее значение для дела обстоятельство, а сделанный судом вывод о наличии у прокурора права на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов РФ в лице Министерства культуры РФ не соответствует обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 9.1. Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 29.12.2006 N 258-ФЗ (далее- «ФЗ Об объектах культурного наследия») функция по осуществлению государственной охраны объектов культурного наследия федерального значения (к которым отнесен древний город Радонеж) с 01.01.2010 г. передается  органам государственной власти субъекта РФ. Древний город Радонеж не включен в перечень объектов, полномочия по охране которых  переданы федеральным органам государственной власти (п. 5, п. 5.1. ст. 9 ФЗ Об объектах культурного наследия). К числу полномочий федеральных органов государственной власти в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия, перечисленных в ст. 9 ФЗ Об объектах культурного наследия, не отнесено полномочие на предъявление судебных исков в защиту объектов культурного наследия, не включенных в установленные Правительством РФ  перечни.

Учитывая приведенные нормы, надлежащим истцом по рассмотренному Судом первой инстанции делу является Министерство культуры Московской области. Соответственно, иск прокурора в защиту прав, свобод и законных интересов РФ в лице Министерства культуры РФ предъявлен при отсутствии полномочий на его подписание и предъявление,  что в соответствии с ч. 1 ст. 222 ГПК РФ при обнаружении этого обстоятельства в процессе рассмотрения дела является основанием для оставления иска без рассмотрения. Таким образом, оспариваемое решение вынесено судом первой инстанции без учета положений ст.ст. 9, 9.1 ФЗ Об объектах культурного наследия, что привело к рассмотрению спора по заявлению ненадлежащего истца и нарушению норм процессуального права.

По мнению Заявителя, указанные обстоятельства свидетельствуют о незаконности оспариваемого решения, принятого без точного соблюдения норм процессуального права и без полного соответствия с нормами материального права, подлежащими применению к данному правоотношению (п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении»).

Заявитель считает недоказанным установленное, по мнению Суда первой инстанции и имеющие значение для дела обстоятельство о том, что изменение вида разрешенного использования земельного участка предполагает изменение объекта культурного наследия, в том числе, ландшафта. Данный вывод противоречит другому выводу Суда, согласно которому установленный Решением Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20 режим охраны древнего города Радонеж, запрещающий какую-либо деятельность на территории зоны охраны,  действует в настоящее время вне зависимости от категории и вида земельных участков, вошедших в такую зону.

Действующее земельное законодательство допускает установление особого режима использования земельного участка как путем отнесения его к категории земель особо охраняемых территорий, так и путем внесения в сведения земельного кадастра информации об особом режиме использования участка, отнесенного к иной категории и имеющего любой из допускаемых такой категорией вид разрешенного использования. Соответственно, вывод Суда о неизбежном изменении объекта культурного наследия вследствие изменения вида разрешенного использования земельного участка не является доказанным.

По этой же причине (распространение установленного Решением Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20 режима охраны древнего города Радонеж на любые земельные участки независимо от их категории и вида разрешенного использования) не соответствует фактическим обстоятельствам дела вывод Суда первой инстанции о том, что изменение вида разрешенного использования спорного земельного участка на вид «под дачное строительство», допускающий возможность строительства без разрешения и согласования, противоречит нормам законодательства, устанавливающего цели и особый режим использования земель в охранной зоне древнего города Радонеж.

По мнению Заявителя, принятие Судом первой инстанции в качестве имеющего преюдициальное значение Решения Московского областного суда от 04.10.2013 г.  осуществлено с нарушением норм процессуального права, заключающимся в неправильном применении положений ч.2. ст. 61 ГПК РФ. Поскольку Заявитель не обращался в Московский областной суд с целью оспаривания Решеня Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20 и не участвовал в данном деле в качестве стороны или 3-го лица, установленные  Решением Московского областного суда от 04.10.2013 г. обстоятельства не могли иметь обязательного значения при рассмотрении дела № 2-3113/2013  Судом первой инстанции.

Пленумом Верховного Суда РФ в п.9 Постановления от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» указано, что: «Исходя из смысла части 4 статьи 13, частей 2 и 3 статьи 61, части 2 статьи 209 ГПК РФ лица, не участвовавшие в деле, по которому судом общей юрисдикции или арбитражным судом вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. В указанном случае суд выносит решение на основе исследованных в судебном заседании доказательств».

Вследствие неправильного применения Судом первой инстанции положений ч.2. ст. 61 ГПК РФ не были исследованы в судебном заседании доказательства и доводы участвующих в  гражданском деле № 2-3113/2013 лиц о невозможности применения в рассматриваемом случае Решения Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20.  Соответственно, неверное применение Судом первой инстанции положений ч.2. ст. 61 ГПК РФ привело к неправильному определению обстоятельств, имеющих значение для дела (ряд подлежащих установлению обстоятельств Суд посчитал доказанными).

               К числу обстоятельств, не исследованных Судом первой инстанции, следует отнести изложенные в отзыве Заявителя- Школьниковой И.А. доводы, основанные на представленных в материалы гражданского дела письменных доказательствах и материалах судебной практики, свидетельствующие  о фактической невозможности применения Решения Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20 в настоящее время. К числу данных доводов следует отнести:

  • проблематичность соотнесения границ охранной зоны, установленных данным решением, с границами земельных участков, предполагаемо попадающих в такую охранную зону;
  • отсутствие у неограниченного круга лиц свободного доступа к тексту Решения  1986 года и утвержденного данным решением проекта;
  • неработоспособность в  настоящее время заложенного в Решении № 826/20 механизма обеспечения интересов владельцев земельных участков, приводящее к нарушению баланса защищаемых интересов.

По указанной причине Судом первой инстанции также не дана оценка

  • Доводам и представленным доказательствам 3-х лиц ************ И.В. и ************** М.А. о том, что  Решение исполкома Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20 не может применяться  в рамках заявленных требований, поскольку данное решение не было и не могло быть опубликовано, имеет гриф «для служебного пользования» и является документом ограниченного доступа.
  • Доводам и представленным доказательствам Ответчика (Главы городского поселения Хотьково Сергиево-Посадского муниципального района Московской области) о том, что Решение исполкома Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20 Ответчику, образованному только в 90-х годах, не направлялось.
  • Доводам и доказательствам **************** П.В. о том, что зона охраны природного ландшафта не была согласована с органами охраны природы.

Заявитель считает, что вынесение Судом первой инстанции решения без исследования перечисленных доводов и доказательств свидетельствует о необоснованности принятого решения, поскольку  имеющие значение для данного дела факты не были подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ, п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении»).

Заявитель считает несоответствующим обстоятельствам дела вывод суда первой инстанции о том, что факт отсутствия в ГКН и ЕГРП сведений об ограниченном режиме использования спорного земельного участка на момент принятия оспариваемого постановления не имеет значения, поскольку нормы, регулирующие порядок внесения сведений об обременениях в государственные кадастры, приняты позже Решения Мособлсовета от 12 июня 1986 г. № 826/20. По мнению Заявителя, данный вывод сделан Судом с нарушением норм материального права.

В частности, отсутствие в государственном кадастре недвижимости сведений о наличии охранных зон противоречит положениям ст.10 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», а также   п.18 «Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации», утвержденного Постановлением Правительства РФ от 26.04.2008 N 315. Текст самого Положения о зонах охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и текст Постановления Правительства РФ от 26.04.2008 №315 не содержит указаний на то, что данное положение не должно применяться для защиты объектов культурного наследия, выявленных до вступления данного положения  в законную силу.

По мнению Заявителя, наличие сведений об ограниченном режиме использования спорного земельного участка в ГКН и ЕГРП должно было исключить изменение вида разрешенного использования такого земельного участка, а также  внесение сведений о таком изменении в земельный кадастр. Соответственно, принятие незаконного (по мнению Суда первой инстанции) постановления Главой городского поселения Хотьково является прямым следствием отсутствия в государственных реестрах сведений о  памятнике культуры – Древнем городе Радонеж, а также о зонах охраны этого памятника. Более того, совершенно очевидно, что при наличии зарегистрированных ограничений в использовании земельного участка Заявитель, как и любой другой разумный приобретатель, не стал бы покупать такой участок и, соответственно, его права не были бы нарушены.

Таким образом, именно бездействие Истца (как Министерства культуры РФ, так и Министерства культуры Московской области) по невключению сведений о зонах охраны  в ГКН и ЕГРП является причиной, по которой стало возможным изменение разрешенного вида использования земельного участка и последующее совершение сделок с данным земельным участком.

Заявитель не может согласиться с соответствием обстоятельствам дела вывода Суда первой инстанции о том, что факт нахождения спорного земельного участка в охранной зоне подтверждается ситуационным планом границ земельных участков на фрагменте схемы расположения зон охраны Радонежа, изготовленным Гришуновым Ю.В. по поручению Истца. В обоснование данного вывода Судом первой инстанции указано на свидетельские показания Гришунова Ю.В., которые подтверждают, что при определении границ участка и зон охраны им использовались твердые контуры участка, которые не менялись в течение длительного периода времени: река и железная дорога.

Пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» установлено, что «Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов». При этом в пункте 7 данного постановления указано, «что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ».

В нарушение указанных положений Судом первой инстанции сделан вывод о нахождении спорного земельного участка в охранной зоне исключительно на основании  заключения ООО «ТЭО-2000» № 20/14 от 14.04.2014 г. по отображению границ земельных участков на представленном графическом материале. Судом первой инстанции не были рассмотрены и и не были опровергнуты в вынесенном решении доводы Заявителя, изложенные в ходатайстве об исключении из числа доказательств по делу указанного заключения, а именно:

  • заключение основывается на графическом материале, заведомо содержащем картографические погрешности;
  • в заключении отсутствует указание точек, использованных в качестве контрольных при совмещении схемы расположения зон охраны и кадастровой карты, что не позволяют проверить точность проведенного совмещения и отсутствие (или наличие) геометрических и пропорциональных искажений;
  • использованная в качестве основы для составления заключения выкопировка представлена самим Истцом, что не позволяет однозначно утверждать, что на представленной выкопировке изображен именно спорный земельный участок по отношению к соответствующей части Зоны охраны Радонежа;
  • при осуществлении совмещения использовался контур реки, естественное состояние которого изменялось под воздействием природных факторов, что однозначно не позволяет отнести его к «твердым».

В вынесенном Судом первой инстанции решении в полной мере не отражена оценка судом данного заключения, в том числе  не указано, на каких письменных доказательствах основаны выводы эксперта (специалиста), приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Таким образом, вывод Суда первой инстанции об установлении факта нахождения спорного земельного участка в охранной зоне сделан при недоказанности имеющего для дела обстоятельства.

Кроме того, вызывает серьезные сомнения вопрос о допустимости допроса эксперта (специалиста), осуществленный Судом первой инстанции в форме допроса свидетеля.  В рамках данного процессуального действия осуществлялся  допрос Гришунова Ю.В. относительно использованных им способах отображения границ земельных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости с представленным Истцом графическим материалом, а не относительно обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. По мнению Заявителя, вызов в суд и допрос Гришунова Ю.В. относительно использованных им способов отображения границ земельных участков должен был быть осуществлен Судом в порядке, предусмотренном для вызова и допроса эксперта (специалиста). Таким образом,  показания Гришунова Ю.В. получены Судом первой инстанции непредусмотренным ГПК РФ способом, что свидетельствует о неправильном применении норм процессуального права.

По мнению Заявителя, Судом первой инстанции неверно применены нормы Земельного кодекса РФ, регулирующие режим земель историко-культурного назначения,  применительно к спорным правоотношениям.  Поскольку спорный земельный участок не отнесен к категории земель особо охраняемых территорий и объектов, к спорным отношениям не может быть применена ч.2. ст. 99 ЗК РФ, устанавливающая необходимость использования земель историко-культурного назначения в строгом соответствии с их целевым назначением. По указанной причине не применяется положение о невозможности изменения целевого назначения земель историко-культурного назначения и осуществлению деятельности, несоответствующей их целевому назначению.

Данный факт свидетельствует о неправильном применении Судом первой инстанции норм материального права, а именно о применении закона, не подлежащего применению. Кроме того, факт использования Судом первой инстанции неподлежащего применению закона свидетельствует о неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела.

Заявитель считает несоответствующим  обстоятельствам дела вывод Суда первой инстанции о том, что при предъявлении иска Истцом не было допущено пропуска установленного ч. 1 ст. 256 ГПК РФ трехмесячного срока для обжалования ненормативного правового акта. Данный вывод обосновывается Судом первой инстанции тем, что Российской Федерации в лице Министерства культуры РФ, в чьих интересах подано заявление прокурором, стало известно об оспариваемом постановлении лишь непосредственно перед подачей заявления в суд. При этом сам прокурор не мог знать о наличии ограничений в использовании спорного земельного участка, поскольку оспариваемое постановление содержит лишь ссылку на кадастровый номер земельного участка.

Как указывалось выше,  оспариваемое решение вынесено Судом первой инстанции без учета положений ст.ст. 9, 9.1 ФЗ Об объектах культурного наследия, что привело к рассмотрению спора по заявлению ненадлежащего Истца. Поскольку надлежащим истцом по рассмотренному Судом первой  инстанции делу является Министерство культуры Московской области, привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица, вывод Суда о пропуске исковой давности не соответствует обстоятельствам дела. В частности, факт осведомленности Министерства культуры Московской области об изменении разрешенного вида использования земельных участков подтверждается направлением Сергиево-Посадским отделом Управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Московской области запросов в Министерство культуры Московской области о возможности регистрации перехода права собственности по каждому земельному участку, приобретенному третьими лицами по рассматриваемому делу.

Из представленных в материалы гражданского дела переписки и поручений, а также из актов об осуществлении контроля за соблюдением земельного законодательства усматривается, что, по крайней мере, в 2011 году Сергиево-Посадская городская прокуратура МО располагала сведениями  об изменении вида разрешенного использования спорного участка. Таким образом,  представляется более чем сомнительным довод Суда о том, что сам прокурор не мог знать о наличии ограничений в использовании спорного земельного участка, поскольку оспариваемое постановление содержало  лишь ссылку на кадастровый номер земельного участка.

Учитывая наличие сведений  об изменении вида разрешенного использования спорного участка как у прокурора, осуществляющего контроль за соблюдением земельного законодательства, так и у Министерства культуры Московской области, выполняющего государственную функцию по охране объекта культурного наследия древнего города Радонеж, вывод Суда первой инстанции об отсутствии пропуска срока исковой давности для обращения в суд в соответствии с ч.1 ст. 256 ГПК РФ представляется несоответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Заявитель считает вывод суда о том, что внесение в ГКН и ЕГРП  записи о виде разрешенного использования «для сельскохозяйственного производства» не нарушит требования о минимальных размерах таких участков, установленные ст. 6 закона Московской области «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения на территории Московской области» основанном на неправильном применении норм материального права. Также ее соответствует положениям вышеназванной статьи вывод Суда о том, что  «требования прокурора об изменении записей в ЕГРП и ГКН не является требованием об установлении вида разрешенного использования».

В результате исполнения решения Суда первой инстанции в случае оставления его в силе будет изменен вид разрешенного использования земельных участков, образованных в результате раздела спорного земельного участка. Учитывая то обстоятельство, что данные участки имеют размер 0,12 и 0,15 Га, исполнение решения Суда в случае оставления его в силе приведет именно к первичному образованию участков для сельскохозяйственного производства, площадь которых будет на порядок меньше минимального размера, установленного ст. 6 закона Московской области от 12 июня 2004 года N 75/2004-ОЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения на территории Московской области».

Таким образом, вынесенное Судом первой инстанции решение противоречит ст. 6 закона Московской области «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения на территории Московской области», поскольку приводит к появлению в ГКН и ЕГРП  записей о разрешенном виде использования «для сельскохозяйственного производства» применительно к земельным участкам, размер которых меньше допустимого минимального размера.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 195, 321, 322, 328 ст. 330 ГПК РФ, п.п. 2, 3, 7, 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении»

прошу:

отменить решение Сергиево – Посадского городского суда Московской области от 22 мая 2014 г. по  делу № 2-3113/2013 о признании незаконным постановления Главы городского поселения Хотьково Сергиево-Посадского муниципального района Московской области № 943 от 19.08.2010 г. об изменении вида разрешенного использования земельного участка площадью 176 170 кв.м. (кадастровый № 50:05:0060512:5) с вида «для сельскохозяйственного производства» на вид «для дачного строительства» и внесении в государственный кадастр недвижимости и в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество записей об изменении вида разрешенного использования земельных участков, принадлежащих 3-м лицам, образовавшихся в результате раздела участка с кадастровым № 50:05:0060512:5, на «для сельскохозяйственного производства» полностью и прекратить производство по делу.

Приложение:

  1. Копия решение Сергиево – Посадского городского суда Московской области от 22 мая 2014 г. по  делу № 2-3113/2013 на 12-ти листах.
  2. Копия настоящей апелляционной жалобы – 70 экземпляров.
  3. Квитанция об уплату государственной пошлины на 1-м листе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики