+7 (905) 700-0886 

Введя в ГК РФ норму п. 5.2. ст. 64 о процедуре распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица, законодатель ничего не сказал про процессуальный порядок рассмотрения такого требования. Буквальное толкование положений статьи о том, что «заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры указывает на необходимость рассмотрения заявления, не являющегося исковым, в порядке оспаривания ненормативного акта.

В то же время, оспаривание ненормативного акта предполагает, помимо нарушения прав или законных интересов заявителя, незаконность оспариваемых действий. В ситуации, когда исключенная из ЕГРЮЛ организация действительно не осуществляла никакой деятельности, а исключение производилось без процессуальных нарушений, говорить о незаконности нельзя. Если же нарушения были, то право должно восстанавливаться по правилам гл. 24 АПК РФ путем отмены решения и, соответственно, восстановлением организации в реестре.

Указание в законе на подачу не искового, а иного заявления, а также на привлечение к делу арбитражного управляющего, позволяют предположить возможность рассмотрения заявления в порядке банкротства. Но банкротство без зарегистрированной организации невозможно. Суд должен прекратить производство по делу о несостоятельности, если организация ликвидирована и запись об этом внесена в государственный реестр[1]. Соответственно, порядок банкротства для распределения имущества также не может применяться.

Даже в самом смелом предположении невозможно отнести процедуру распределения имущества к установлению фактов, имеющих юридическое значение. Таким образом, исключение невозможных вариантов приводит к порядку искового производства. Правильность данного предположения подтверждается тем, что в силу прямого указания п. 5.2. ст. 64 ГК РФ процедура распределения обнаруженного имущества ликвидированного юридического лица осуществляется по правилам о ликвидации юридических лиц. В силу же ч.1 ст.225.1 АПК РФ споры о ликвидации организаций отнесены к корпоративным, которые в соответствии с ч.2 ст. 225.2 АПК РФ рассматриваются по правилам искового производства с особенностями, установленными главой 28.1.

Правильность рассмотрения заявлений о назначении процедуры распределения имущества в порядке искового производства подтверждается положительной практикой Арбитражного суда г. Москвы[2].

Но при рассмотрении заявления в порядке искового производства неизбежно возникает вопрос о том, кто является ответчиком? Если между лицами, имеющими право на распределение имущества, есть спор, то они и будут сторонами по делу. Но в ряде случаев случае нет ни кредиторов, ни спора между участниками (акционерами). Более того, в обществе с одним участником без кредиторов просто недостаточно лиц для возникновения спора.

По смыслу положений ст. 40, ч. 3 ст. 44, ст. 125 АПК РФ ответчик это лицо, к которому предъявлен иск, то есть лицо, нарушившее, по мнению истца, его права и законные интересы. Если имущество общества, как это часто бывает, заключается в безналичных денежных средствах или в акциях другого общества, то такое имущество после исключения общества из реестра будет удерживаться соответственно банком и реестродержателем. Можно предположить, что они и могли бы быть ответчиками в случае предъявления иска. Но у этих лиц отсутствуют основания для передачи имущества кому-либо еще кроме самого общества.

Ситуация выглядит следующим образом. У реестродержателя акций, принадлежащих обществу, и у банка, открывшего обществу счет, отсутствуют основания для передачи имущества участникам. Не «отдающее» имущество общество утратило правоспособность в силу п.3 ст. 49 ГК РФ.  А регистрирующий орган исключил общество из реестра абсолютно правомерно. При этом у каждого из перечисленных лиц отсутствует прямой материальный интерес в заявленном иске.

В то же время, отсутствуют сомнения и в нарушении прав участников на получение оставшегося имущества, и в необходимости рассмотрения дела в порядке искового производства.

В поисках ответа на вопрос была проанализирована практика Арбитражного суда г. Москвы по делам о назначении процедуры распределения имущества юридических лиц, исключенных из ЕГРЮЛ вследствие их бездействия.

Решениями от 21 декабря 2015 г. по делу N А40-184400/15-170-1484, от 23.12.2015 по делу N А40-54669/15 и от 6 июня 2016 г. по делу N А40-16990/2016-104-137 Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении требований о распределении имущества к банку, на счете которого находятся денежные средства ликвидированной организации. При этом в двух первых делах Суд указал на необходимость подачи заявления заинтересованными лицами без привлечения по делу ответчиков.

Исключенное из реестра общество привлекалось к участию в деле N А40-14171/2015  совместно с регистрирующим органом. Решением Арбитражного суда г. Москвы от 29 апреля 2015 г. по делу была назначена процедура ликвидации для распределения обнаруженного имущества. По делу N А40-161808/14 исключенное общество участвовало в деле в качестве ответчика.

Наиболее многочисленна арбитражная практика оспаривания действий по внесению в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности обществ в порядке главы 24 АПК РФ. Из данной практики видно, что удовлетворение требований к регистрирующему органу при отсутствии нарушений процедуры невозможно[3].

В делах N А40-161808/14 и N А40-14171/2015, рассмотренных в порядке искового производства, ИФНС №46 привлекалась к участию в деле в качестве заинтересованного лица.

Таким образом, анализ приведенной арбитражной практики подтверждает отсутствие единообразного подхода к составу лиц, привлекаемых к делам о распределении имущества. При этом могут быть выделены следующие применяемые подходы:

  • рассмотрение требований о распределении обнаруженного имущества осуществляется по правилам искового производства;
  • несмотря на исковой порядок, в ряде случаев данные требования рассматриваются без привлечения ответчика;
  • несмотря на утрату правоспособности, исключенное общество может привлекаться к участию в деле как в качестве ответчика, так и в качестве 3-го лица;
  • в ряде дел суд указывает на необходимость рассмотрения требований о распределении обнаруженного имущества «в иной процессуальной форме, путем подачи заявления заинтересованными лицами без привлечения по делу ответчиков».

По нашему мнению, ни один из перечисленных способов нельзя принять как полностью правильный. Привлечение к участию в деле исключенного из реестра общества недопустимо. Несмотря на то, что именно общество продолжает числиться владельцем имущества, является стороной в материальных правоотношениях участников общества в отношении прав на это имущество, прекращение государственной регистрации однозначно должно влечь невозможность участия в гражданских правоотношениях.

В данной ситуации не может быть иного верного решения, кроме установления специального процессуального порядка принятия заявления о назначении процедуры распределения имущества в исковом порядке, но без материального ответчика. Необходимость применения искового порядка обосновывается тем, что в случае выявления иных лиц, заявляющих права на имущество ликвидированного юридического лица, их требования и возражения правильно рассматривать именно в исковом производстве. Применение банкротной процедуры также допустимо, но вряд ли целесообразно из-за отсутствия необходимости реализации выявленного имущества. Поскольку процедура распределение выявленного имущества рассчитана на «забытые» организации, не участвующие в коммерческом обороте с большим количеством контрагентов, невозможность перехода к процедурам банкротства не должна приводить к нарушению прав таких лиц.

В отсутствии же специального процессуального порядка, учитывая неправильность искового производства без участия ответчика, необходимо привлекать к участию в деле регистрирующий орган в качестве процессуального ответчика.

Безусловно, регистрирующий орган не является субъектом материальных правоотношений в части прав на имущество ликвидированной организации. Если рассматривать такое имущество как потенциально выморочное, то второй стороной может быть государство. Но, поскольку участие в обороте публичных образований в лице органов государственной власти само по себе фикция, нет ничего плохого и в  том, чтобы представление интересов осуществлял регистрирующий орган. При этом необходимость участия в деле регистрирующего органа обусловлена еще и тем, что именно вследствие его действий возникла необходимость распределения обнаруженного имущества.

_________

[1] П.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 07.08.1997 N 20 «Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)»

[2] Например, Решением АСГМ от 29 декабря 2015 г. по делу N А40-158039/15-124-104, Решением АСГМ от 14 декабря 2015 г. по делу N А40-160054/15, Решением АСГМ от 29 апреля 2015 г. по делу N А40-14171/2015, Решением АСГМ от 9 февраля 2015 г. по делу N А40-161808/14.

[3] Например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.06.2016 N 09АП-22762/2016 по делу N А40-216746/15, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.05.2016 N 09АП-13996/2016 по делу N А40-225657/15, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.12.2015 N 09АП-50814/2015 по делу N А40-121341/15 и др.

Рубрики