+7 (905) 700-0886 

В отличии от недействительности решения собрания, устанавливаемой в судебном порядке по иску акционера[1],  решение общего собрания акционеров, принятое по вопросам, не включенным в повестку дня общего собрания акционеров, либо с нарушением компетенции общего собрания акционеров, при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров или без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, ничтожно независимо от его обжалования[2]. Аналогичное положение содержится в п. 6 ст. 43 Закона об ООО, указывающим на отсутствие юридической силы у решения общего собрания участников в случаях принятия его по вопросам, не включенным в повестку дня, либо без необходимого для принятия решения большинства голосов. В обоих случаях решение, принятое по не включенному в повестку дня вопросу при условии присутствия на собрании всех участников (акционеров) является действительным.

ГК РФ[3], перечисляя основания ничтожности решений собраний, полностью повторяет перечисленные основания Закона  об АО, добавляя к ним еще одно- противоречие принятого решения  основам правопорядка или нравственности. При установлении ничтожности решения собрания как на основании норм законов о хозяйственных обществах, так и на основании норм ГК РФ по приведенным выше общим основаниям в полной мере возможно использование критериев и подходов, выработанных сложившейся арбитражной практикой по применению соответствующих  норм законов об АО и ООО.

К числу наиболее распространенных последствий решений собраний хозяйственных обществ можно отнести избрание или прекращение полномочий руководителя, членов коллегиального исполнительного органа, совета директоров, внесение изменений в учредительные документы общества и в сведения реестра юридических лиц, а также одобрение заключаемых обществом сделок.

Недействительность решения об одобрении совершаемой обществом сделки само по себе не приводит к недействительности такой сделки[4]. При этом не имеет значения, признано ли решение недействительным на основании решения суда или не имело юридической силы изначально[5].

Аналогичный подход используется судами в делах об оспаривании сделок, совершенных руководителем общества до момента признания недействительным решения о его избрании. Ничтожность решения об избрании генерального директора в таких случаях не является основанием для признания недействительной сделки, совершенной нелегитимным  директором[6]. Очевидно, что при оставлении в силе сделки, совершенной директором, решение об избрании которого не имеет юридической силы, суды руководствуются необходимостью сохранения правой определенности. Также как и в случаях оставления в силе экстраординарной сделки, недействительность решения о назначении генерального директора не должна влечь негативных правовых последствий для правоотношений, связывающих корпорацию со всеми участниками гражданского оборота, которые не знали и не могли знать о недействительности соответствующего решения общего собрания или совета директоров.

Внесение изменений в учредительные документы является способом, позволяющим общему собранию установить правила, обязательные для исполнения исполнительными органами и работниками общества. Именно этот способ, также как и утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность общества, позволяет общему собранию акционеров определять основные направления деятельности общества, осуществляя таким образом функцию стратегического управления. В большинстве случаев изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации[7].  В отличии от случаев одобрения общим собранием экстраординарных сделок и совершения сделок  руководителем, решение об избрании которого было признано не имеющим юридической силы, недействительность решения собрания о внесении изменений в учредительные документы вызывает другие последствия. Анализ сложившейся арбитражной практики позволяет говорить о том, что недействительность решения общего собрания, на основании которого налоговым органом внесены соответствующие изменения в реестр юридических лиц, влечет недействительность решения налогового органа о регистрации изменений[8]. При этом суды исходят из того, что в этом случае необходимые документы, установленные ст. 17 Закона о государственной регистрации, считаются непредставленными, что в соответствии с пунктом 1 статьи 23 данного закона является основанием для отказа в государственной регистрации. В частности, установление факта недействительности решения собрания по утверждению редакции устава, зарегистрированной налоговым органом, в силу ст. 16 АПК РФ влечет обязательность внести в ЕГРЮЛ сведения о недействительности самой записи как условие реального восстановления прав участника общества[9].

Как отмечалось выше, ничтожное решение не имеет юридической силы вне зависимости от его оспаривания в судебном порядке. Пленум ВАС РФ в постановлении № 19 от 18.11.2003 г. отмечает, что если стороны в споре основывают свои требования или возражения на решении общего собрания, принятого с существенными нарушениями, суд должен оценить такое решение как не имеющие юридической силы[10]. При этом к существенным нарушениям относят отсутствие кворума для проведения собрания или принятия решения, нарушение компетенции общего собрания, а также принятие решения по вопросам, не включенным в повестку дня. Данные  основания ничтожности в полной  мере используются в современной арбитражной практике, анализ которой позволяет говорить о применении вышеперечисленных оснований установления ничтожности решения собрания как по отдельности, так и в совокупности. В ряде случаев суды также относят к числу оснований ничтожности решений собраний нарушение порядка его подготовки и проведения.

Общее собрание акционеров имеет кворум[11], если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности более чем половиной голосов размещенных голосующих акций общества[12]. Повторное общее собрание акционеров правомочно (имеет кворум), если в нем приняли участие акционеры, обладающие в совокупности не менее чем 30 %[13]. Уставом общества с числом акционеров более 500 тысяч может быть предусмотрен меньший кворум для проведения повторного общего собрания акционеров. Применительно к общему собранию участников общества с ограниченной ответственностью понятие кворума не применяется, поскольку подсчет голосов  производится не от числа присутствующих на общем собрании, а от общего количества участников общества.  Соответственно, под условием отсутствия кворума для общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью может пониматься только отсутствие необходимого количества голосов, отданных за принятие того или иного решения.

По общему правилу, решение общего собрания акционеров по вопросу, поставленному на голосование, принимается большинством голосов акционеров[14] — владельцев голосующих акций общества, принимающих участие в собрании[15]. По вопросам, касающимся прав владельцев привилегированных акций, голосующими также являются  привилегированные акции. Для принятия решения по вопросам о внесении изменений в устав общества, его реорганизации и ликвидации, определении количества и объема прав, предоставляемых акциями, выкупа акций и их дилистинга[16] требуется квалифицированное большинство в три четверти голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров[17].

В обществе с ограниченной ответственностью решения принимаются большинством голосов всех участников общества[18]. Для принятия решения по ряду вопросов, в том числе по вопросам о внесении изменений в устав общества, об открытии филиалов и представительств, прекращении или ограничении дополнительных прав, предоставляемых отдельному участнику общества (при этом требуется голос такого участника) требуется квалифицированное большинство в две трети от общего числа голосов участников общества. Решения по  вопросам ликвидации, реорганизации, изменения долей участников принимаются единогласно.  Иные вопросы, требующие квалифицированного большинства, могут определяться уставом общества.

Специальные правила определения кворума применяются в случае одобрения общим собранием акционеров (участников) сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Такое решение должно приниматься большинством голосов от общего количества акционеров (участников), не заинтересованных в совершении сделки[19].

Отсутствие кворума является основанием для признания соответствующего решения общего собрания не имеющим юридической силы[20]. Соответственно, решение, принятое акционерами, не обладавшими большинством голосов, не имеет юридической силы[21]. Аналогичные правила используются для решений, требующих для принятия квалифицированного большинства. Требующие единогласия решение ничтожно, если оно не было принято всеми имеющимися на тот момент участниками общества[22].

Под отсутствием кворума следует понимать не только отсутствие на общем собрании требуемого количества акционеров или принятие решения голосами,  количество которых меньше установленного законом или уставом. К случаям отсутствия кворума также может быть отнесено отсутствие на дату проведения собрания списка лиц, имеющих право участвовать в собрании[23]. Соответственно, наличие кворума при принятии решения по вопросам, указанным в повестке дня при отсутствии нарушений компетенции общего собрания свидетельствует об отсутствии  оснований для оценки такого решения судом как не имеющего юридической силы[24].

Перечень вопросов, отнесенных к компетенции общего собрания акционеров, определяется ст. 48 Закона об АО. Общее собрание акционеров не вправе рассматривать и принимать решения по вопросам, не отнесенным к его компетенции[25]. При этом ряд вопросов может быть отнесен уставом общества как к компетенции общего собрания, так и компетенции совета директоров[26]. Вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, перечислены в ст. 33 Закона об ООО. Некоторые из вопросов, подведомственных общему собранию, могут быть отнесены к компетенции иных органов управления[27]. Нарушение компетенции органа управления, в том числе превышение полномочий общего собрания, является существенным нарушением закона. Принятое при этом решение не имеет юридической силы независимо от того, нарушаются или нет при этом права и интересы участника общества, оспаривающего такие решения[28].

В соответствии с п. 6 ст. 49 Закона об АО общее собрание акционеров не вправе принимать решения по вопросам, не включенным в повестку дня собрания, а также изменять повестку дня. Принятие общим собранием решения по вопросу, не включенному в повестку дня, является существенным нарушением, влекущим недействительность принятого решения независимо от возможности истца повлиять на результаты голосования[29]. Не включение вопроса в повестку дня влечет ничтожность решения не целиком, а только в части такого вопроса[30].

Установления факта нарушения порядка подготовки и проведения собрания также приводит к ничтожности принятого решения. В частности, такое основание было применено ФАС Северо-Кавказского округа для установления отсутствия силы у решения собрания в части отказа в выплате дивидендов владельцам привилегированных акций (право голосовать на следующем общем собрании в этом случае не возникает)[31]. Проверка правильности подготовки и проведения собрания осуществляется также и в делах о признании решений собраний недействительными. В частности, при этом должен быть проверен факт соблюдения обществом процедуры проведения общего собрания акционеров, в том числе уведомление акционеров, а также соблюдение установленного законом порядка принятия решений[32]. Существенность нарушения закона при принятии решения может образовываться и более сложными составами. В частности, отсутствие в повестке дня и в принятых решениях общего собрания изменений устава, отсутствие указаний на новую редакция устава, а также не направление участнику проекта нового устава, зарегистрированного позднее ИФНС, свидетельствует об отсутствии юридической силы у принятого решения. В данном случае отсутствие юридической силы влечет недействительность положений устава,  измененных таким решением[33].

Положения ГК РФ о недействительности решения собрания, противоречащего основам правопорядка или нравственности, являются нововведением[34]. Немногочисленность судебной практики не позволяют говорить о наличии выработанных судебной практикой толкования понятия противоречия основам правопорядка или нравственности. В то же время, представляется вполне допустимым использовать критерии, используемые в судебной практике по применению ст. 169 ГК РФ для установления ничтожности сделок. Согласно позиции Пленума ВАС РФ[35] под противоречием основам правопорядка и нравственности понимается не просто несоответствие сделки требованиям нормативных актов, а «нарушение основополагающих начал российского правопорядка, принципов общественной, политической и экономической организации общества, его нравственных устоев». В качестве примера подобных сделок приводятся сделки, связанные с производством и оборотом ограниченных в гражданском обороте вещей, литературы, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду, а также связанные с изготовлением или сбытом поддельных документов и ценных бумаг. Представляется, что решения собраний, имеющие отношение к приведенным примерам, также будут противоречить  основам правопорядка и нравственности. С другой стороны, закрытый перечень вопросов компетенции общего собрания хозяйственного общества[36] в определенной степени ограничивает возможность такого собрания принимать решения, приводящие  противоречиям основам правопорядка.

Условием противоречия сделки основам правопорядка и нравственности является наличие соответствующего умысла хотя бы у одной из сторон. При этом именно от умысла сторон будут зависеть последствия ничтожности. Данными последствиями недействительности будут:

  • недопущение реституции и взыскание со сторон в доход РФ всего полученного (причитавшегося) по сделке при наличии умысла у обеих сторон;
  • односторонняя реституция с взысканием в доход РФ полученного (причитавшегося) по сделке с одной из сторон при наличии умысла только у одной стороны[37].

Очевидно, что последствия ничтожности решения собрания, противоречащего основам правопорядка и нравственности, будут несколько иными. Данное отличие обусловлено отличием  самой конструкцией принятия решения собранием участников хозяйственного общества и кругом вопросов, относящихся к его компетенции. В отличие от односторонних сделок или договоров,  для придания силы решению собрания не требуется изъявление воли всех его участников (акционеров). В случае принятия решения юридические последствия возникают как у голосовавших за принятие такого решения участников, так и у всех остальных. Соответствующие последствия принятия решения появляются также и у самого общества. Последствиями принятия решения собранием будут, в частности, изменение учредительных документов общества, его реорганизация или ликвидация, возникновение или прекращение полномочий руководителя, членов коллегиального исполнительного органа, совета директоров, ревизора, аудитора, определение предоставляемых акциями прав, утверждение годовых отчетов, выплата дивидендов и  одобрение заключаемых сделок.

В то же время, возникновения гражданских прав у третьи лиц непосредственно в результате принятия решения собрания, как правило, не происходит.  В частности, даже при одобрении общим собранием сделки, в совершении которой имеется заинтересованность или крупной сделки, права и обязанности у сторон данной сделки возникают не вследствие такого одобрения, а вследствие волеизъявления руководителя общества и другой стороны[38]. Аналогичная ситуация возникает и при утверждении собранием разделительного баланса или передаточного акта, поскольку в этом случае общее собрание утверждает уже подписанный компетентным органом документ. Таким образом, особенностью возникновения прав и обязанностей, порождаемых решением общего собрания, является ограниченность их числа кругом лиц, имеющих непосредственное отношение к собранию. Учитывая специфику решаемых общим собрание вопросов, к случаям возможной реституции[39] при ничтожности принятого решения могут быть отнесены возврат неправомерно выплаченных дивидендов, возврат денежных средств, внесенных в оплату акций при признании выпуска несостоявшимся, а также возврат дополнительных вкладов участникам обществ с ограниченной ответственностью. Таким образом, можно предположить, что в случаях применения последствий ничтожности противоречащего основам правопорядка и нравственности решения общего собрания, связанного с имущественными правами лиц, возможен возврат лицам, не имевшим умысла на нарушение основ российского правопорядка, внесенных ими сумм. Если же допустить, что противоречащим основам  правопорядка и нравственности окажется решение, постановившее выплату дивидендов, то по причине участия самих акционеров в принятии решения о такой выплате последствием ничтожности такого решения будет взыскание выданных сумм в доход Российской Федерации. В то же время, вряд ли стоит ожидать, что число случаев применения норм о ничтожности решений собраний хозяйственных обществ, противоречащих основам правопорядка и нравственности, будет существенным.

В отличии от случаев признания решения недействительным, для установления ничтожности решения не требуется установления фактического нарушение таким решением прав и законных интересов истца[40]. Ничтожность решения, принятого с нарушением кворума может быть установлена судом в любом деле, в котором такое решение заявлено как основание для требований и возражений сторон. В частности, ничтожность решения общего собрания может быть установлена в деле по иску к ИФНС и др. акционеру о признании недействительными записей в ЕГРЮЛ и внесении в него записей об отмене внесенных записей[41]. Ничтожность принятого общим собранием решения также может быть установлена в деле о признании недействительным решения ИФНС. Так, ФАС Западно-Сибирского округа отметил, что указание судом на ничтожность решения собрания, являющегося основанием для внесения записи в ЕГРЮЛ, не является выходом за пределы заявленных требований  о признании недействительным решения ИФНС[42]. В другом деле судом указано, что положения о ничтожности решения собрания акционеров не могут применяться в деле о признании недействительным договора в случае оспаривания акционером самого факта проведения такого собрания (акционером также подан иск о признании недействительным решения, не рассмотренный на дату вынесения решения)[43].

При установлении ничтожности решения собрания не должны применяться сроки исковой давности, установленные для признания решения недействительным. Поскольку заявление о ничтожности решения собрания может быть сделано только в рамках другого дела, какого-либо специального срока в данном случае вообще не может существовать. Соответственно, ничтожность решения собрания может быть установлена в пределах срока исковой давности, предусмотренного для требования, в подтверждение доводов по которому сторона ссылается на   отсутствие юридической силы у решения собрания. В частности, иск о недействительности редакции устава может быть заявлен в пределах общих сроков исковой давности в случае, если такая недействительность основана на факте отсутствия проведения собрания об утверждении оспариваемой редакции устава[44]. Иск о недействительности положений пунктов устава по основанию их противоречия нормам Закона об АО может быть заявлен вне сроков исковой давности, установленных п. 7 ст. 49 Закона об АО[45]. В то же время, если участник общества принимал участие в общем собрании, то требование о признании недействительными положений устава в редакции, утвержденной таким решением, может быть заявлено в срок, установленный для оспаривания принятого решения[46]. Для применения судом срока исковой давности в любом случае требуется заявление стороны по делу. Отсутствие такого заявления приводит к вынесению решения судом за пределами срока исковой давности. В частности, иск о признании недействительным решения собрания участников может быть рассмотрен судом в пределах общего срока исковой давности, если заявление о пропуске исковой давности сделано 3-м лицом, а не стороной[47].

Не меньшее значение имеет момент, с которого данный срок исковой давности должен исчисляться. Моментом, с которого участник общества мог узнать о нарушении своих прав измененным положением устава, касающегося выплаты дивидендов, может признаваться период, в котором общество не выплатило дивиденды[48]. Не может считаться началом течения срока давности дата внесения изменений в ЕГРЮЛ, поскольку запись сама по себе не раскрывает существо изменений в учредительных документах[49]. Не может считаться началом течения срока давности дата проведения годового общего собрания участников при недоказанности ответчиком фактического проведения такого собрания с соблюдением установленного порядка[50]. При отсутствии иных доказанных обстоятельств, срок давности для признания решения общего собрания участников  недействительным исчисляется со дня вручения протокола участнику[51].  Также допустимым является исчисление срока давности начиная со дня получения документов от общества в ответ на обращение[52].

Завершая изложенное, необходимо рассмотреть вопрос о возможности применение норм о ничтожности решений собраний в случае признания принятого решения недействительным в соответствии с положениями п. 7 ст. 49 Закона об АО. Отвечая на данный вопрос, следует отметить, что ничтожность решения собрания, принятого в отсутствие кворума, не исключает удовлетворение требования о признании такого решения недействительным[53]. Решение, принятое по вопросу, не включенному в повестку дня, может быть признано судом недействительным независимо от наличия нормы, устанавливающей ничтожность такого решения[54].  В то же время, п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 не может применяться, когда проверка законности решения общего собрания акционеров является непосредственным предметом рассматриваемого судом иска.[55]

Приложение:

 Обзор арбитражной практики по вопросам ничтожности решений собраний


[2] п. 10 ст. 49 Закона об АО.

[3] ст. 181.5 ГК РФ.

[4] В частности, такой вывод сделан ВАС РФ в определении от 23.06.2011 N ВАС-7846/11 по делу N А45-28021/2009, указавшим, что «сама по себе недействительность решения общего собрания участников общества об одобрении крупной сделки автоматически не влечет за собой правовых последствий для сделки, совершенной с учетом этого решения». Аналогичная практика: Определение ВАС РФ от 20.06.2011 N ВАС-7726/11 по делу N А67-1513/2010

[5] «Обзор судебной практики Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа по спорам о признании недействительными крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (утв. Постановлением Президиума ФАС Западно-Сибирского округа от 10.06.2011 N 6)

[6] В качестве одного из многочисленных примеров может быть приведено постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2009 N 08АП-8616/2009 по делу N А46-13394/2008, в котором отмечается, что из материалов дела следует, что допущенное при проведении общего собрания акционеров ЗАО «Фирма «Резерв» от 22.04.2008 нарушение указано в пункте 26 Постановления Пленума от 18.11.2003 N 19 (решение принято при отсутствии кворума). Поэтому, данное решение не имеет юридической силы независимо от признания его впоследствии недействительным решением суда (Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 N 10018/08).С учетом изложенного, вывод суда первой инстанции о том, что признание арбитражным судом недействительным решения о назначении директора в настоящем случае не является основанием для признания сделки недействительной, если она совершена до вступления в законную силу решения суда, основан на неправильном толковании закона и не соответствует сложившейся по данному вопросу судебной практике. Данный вывод из мотивировочной части обжалуемого решения следует исключить. (Иск заявлен о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества. В удовлетворении иска отказана, в апелляционной инстанции изменена мотивировочная часть иска, в удовлетворении жалобы отказано)

[7] Данное положение установлено п.3 ст. 52 ГК РФ, а в случае создания филиалов и представительств (ст.5. Закона об АО, ст. 5 Закона об ООО) данные изменения приобретают силу для 3-х лиц с момента уведомления налогового органа. Регистрация изменений учредительных документов осуществляется в соответствии с федеральным законом от 08.08.2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

[8] См., например, определение ВАС РФ от 16.07.2010 г. N 9453/10 по делу N А32-17877/2009-11/335, определение ВАС РФ от 24.05.2010 г. N ВАС-6165/10 по делу N А56-3791/2007, определение ВАС РФ от 23.12.2009 г. N ВАС-16889/09 по делу N А57-5229/07-4-20-116, определение ВАС РФ от 17.12.2009 г. N ВАС-16415/09 по делу N А40-24498/08-83-213

[9] АРБИТРАЖНЫЙ СУД НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ РЕШЕНИЕ от 12 января 2012 года Дело N А45-10055/2011

(требования истца удовлетворены)

[10] В п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» указано, что «в случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (пункт 3 статьи 48 Закона), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (пункты 2, 4 статьи 49 и пункты 1 — 3 статьи 58 Закона) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (пункт 6 статьи 49 Закона), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона».

[11] Т.н. кворум для проведения собрания.

[12] п.1 ст.58 Закона об АО

[13] п.3 ст.58 Закона об АО, дополнительные требования к порядку определения кворума установлены Приказом ФСФР N 12-6/пз-н

[14] Т.н. кворум для принятия решения

[15] п.2. ст. 49 Закона об АО

[16] п.п 1 — 3, 5, 17 и 19.2 п. 1 ст. 48 Закона об АО

[17] п.4. ст. 49 Закона об АО

[18] п. 8 ст. 37 Закона об АО

[19] п. 4 ст. 83 Закона об АО, п. 3 ст. 45 Закона об ООО

[20] Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.05.2009 N А10-2832/08-Ф02-2062/09 по делу N А10-2832/08

[21] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2010 по делу N А46-24910/2009

Учитывая, что изложенное в протоколе N 15 внеочередного общего собрания акционеров ЗАО «ЦТБ и Д «Полисервис» от 27.10.2009 по второму вопросу решение: «Принятое решение: Решение о досрочном прекращении полномочий генерального директора Кузьмина А.Н. не принято» не имеет юридической силы, поскольку в голосовании по этому вопросу участвовали и решение приняли акционеры Быков В.М. и Кондакова А.В., не обладавшие большинством голосов, указанным в протоколе N 15, — 66% (им принадлежит не по 33% от общего числа голосующих акций, а 11,9911% и 0,0196% соответственно), суд считает представленное Быковым В.М. решение, оформленное протоколом N 15 от 27.10.2009, ненадлежащим доказательством, которое не может быть принято во внимание при разрешении спора.

(Иск заявлен о признании незаконными действий МИФНС N 12 по Омской области по внесению в ЕГРЮЛ  изменений в сведения о физических лицах, имеющих право без доверенности действовать от имени юридического лица, в удовлетворении отказано, решение оставлено в силе в апелляции)

[22] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.09.2010 по делу N А70-3718/2010

Поскольку решение о продаже доли в размере 87,80% уставного капитала в собственность Варфоломеева Д.Н. не было принято всеми имеющимися на тот момент участниками общества (включая Берлова В.В.), протокол общего собрания участников от 11.11.2009 N 5 оценивается судом апелляционной инстанции как не имеющий юридической силы……

выводы суда первой инстанции о том, что решения участников ООО «Универсал», оформленные протоколом от 11.11.2009 N 5, были приняты при соблюдении требований Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», не привели к принятию неправильного решения и не воспрепятствовали правильному установлению обстоятельств настоящего спора.

(иск заявлен о взыскании невыплаченной действительной стоимости доли участника ООО, в иске отказано, решение подтверждено в апелляции)

[23]Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2009 N 08АП-8498/2009 по делу N А70-7743/2009

«Поскольку список лиц, имеющих право на участие в собрании акционеров, составленный на основании данных реестра акционеров к моменту проведения оспариваемого собрания не представлен, оно не может быть признано действительным, поскольку независимо от заявленного иска не имеет юридической силы в связи с отсутствием кворума (пункт 26 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 19 от 18.11.2003 года), так как доказательств обратного в материалы дела не представлено».

[24] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2008 по делу N А75-4072/2006

«…суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона. При рассмотрении заявленных ходатайств судом апелляционной инстанции не установлено названных нарушений. Как следует из протокола внеочередного общего собрания акционеров ОАО «НИПИинжнефтегазстрой» от 01.06.2007 года кворум имелся, решения приняты по вопросам, указанным в повестке дня. Нарушения компетенции при принятии решения, также не установлено.»

(Иск заявлен о принятии обеспечительных мер в виде запрета конкурсному управляющему проводить торги по продаже имущества должника. В удовлетворении отказано, в удовлетворении апелляционной жалобы отказано)

Аналогичное дело- Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2008 по делу N А75-4072/2006

[25] п.3 ст. 48 Закона об АО

[26] К числу таких вопросов относится увеличение уставного капитала общества путем выпуска дополнительных акций в пределах количества и категории объявленных акций, образование исполнительного органа и досрочное прекращение его полномочий, обращение с заявлением о листинге акций, одобрение сделок с заинтересованностью и крупных сделок, а также определение цены таких сделок в зависимости от стоимости имущества. Применительно к крупным сделкам и сделкам с заинтересованностью компетентный орган определяется в зависимости от стоимости имущества, являющегося предметом сделки (при одобрении), в зависимости от наличия незаинтересованных членов совета директоров и в зависимости от принятия советом директоров решения о передачи вопроса на одобрение общему собранию акционеров в случае не достижения единогласия.

[27] п. 2 ст. 33 Закона об ООО

[28] Постановление ФАС Западно — Сибирского округа от 26.03.2010 по делу N А67-4861/2009

«Нарушение компетенции органа управления юридического лица, в данном случае превышение полномочий общего собрания общества, является существенным нарушением закона и такое решение не имеет юридической силы в целом или в соответствующей части, независимо от того, нарушаются или нет при этом права и интересы участника общества, оспаривающего такие решения. Аналогичная позиция высказана и Пленумами Верховного суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации в совместном постановлении от 09.12.99 N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[29] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2011 N 07АП-9163/11 по делу N А67-4242/2011 (Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 16.04.2012 по делу N А67-4242/2011 данное постановление оставлено без изменения)

[30] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2011 по делу N А46-7518/2011, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2013 по делу N А75-9242/2012

[31] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.02.2008 N Ф08-243/08 по делу N А32-12734/2007-62/298

«Указанные нормы Закона, регламентирующие порядок подготовки и проведения повторного общего собрания акционеров, нарушены. Поэтому следует признать, что решения повторного годового общего собрания от 30.03.07 не имеют юридической силы, в том числе и в части отказа в выплате дивидендов владельцам привилегированных акций. Следовательно, у владельцев привилегированных акций общества не возникло предусмотренное пунктом 5 статьи 32 Закона право голосовать на оспариваемом общем собрании акционеров общества 03.04.07.»

[32] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2009 N 08АП-8498/2009 по делу N А70-7743/2009

«Кроме этого, в рамках настоящего дела должен быть установлен факт соблюдения обществом процедуры проведения общего собрания акционеров, в частности, уведомления акционеров и соблюдения установленного законом порядка принятия решений. Доказательств такого соблюдения в деле нет».(Иск заявлен о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров общества об освобождении от должности генерального директора и избрании нового генерального директора. Иск удовлетворен).

[33] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.09.2012 по делу N А45-10055/2011

[34] Необходимо отметить, что п.п. 1.1. п. 1. ст. 8 ГК РФ, «официально» относящий решение собраний к числу оснований возникновения гражданских прав и обязанностей, действует только с 01 марта 2013 г.

[35] п.1 Постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации».

[36] ст. 48 Закона об АО, ст. 33 Закона об ООО.

[37] п.3 Постановление Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22.

[38] Данная позиция подтверждается сформировавшейся арбитражной практикой, свидетельствующей об оставлении совершенной сделки в силе в случае признания недействительным решения о ее одобрении, а также в случаях, если контрагент по сделке не знал о допущенных нарушениях, отсутствуют убытки у общества или его участника, а также при условии,  если голосование оспаривающего сделку или решение лица не могло повлиять на результаты голосования.

[39] В настоящее время существуют различные точки зрения, определяющие природу возврата выплаченных дивидендов как к  реституционной (М.В. Телюкина), так и кондикционной (Д.В. Ломакин). Наиболее правильной представляется «кондикционная точка зрения».

[40] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2011 по делу N А75-10648/2010

[41] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2013 по делу N А45-26443/2012

[42] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2013 по делу N А45-26443/2012

Заявители жалобы указывают, что кворум для проведения собраний имелся, соответственно, суды вышли за пределы заявленных требований, указав на недействительность общих собраний акционеров Общества;

….

Оценив представленные по делу доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, исходя из отсутствия доказательств участия Ефременко В.М. в указанных собраниях акционеров Общества, его надлежащего извещения о времени и месте проведения собраний, принимая во внимание письменные объяснения акционеров Лазеева П.И., Половинкиной Е.В., Бажанова А.В. о неучастии в собраниях и не проведении данных собраний, учитывая, что участия Непеина А.Ф. и Руднева В.И., владеющих в совокупности 39,979% голосующих акций Общества, было недостаточно для принятия решений о ликвидации Общества, назначении ликвидационной комиссии, утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов, апелляционный суд пришел к обоснованному выводу, что решения общих собраний акционеров Общества от 02.03.2012, от 25.06.2012, от 28.06.2012 не имеют юридической силы, так как они приняты в отсутствие необходимого кворума, и не могли быть основанием для внесения записей в ЕГРЮЛ, удовлетворил заявленные требования (статьи 48, 49, 58 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», пункт 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»).

С учетом изложенного, доводы жалобы о том, что суд вышел за пределы заявленных требований, указав на недействительность общих собраний акционеров Общества, поскольку кворум имелся, подлежат отклонению как необоснованные (статьи 9, 41, 65 — 68 АПК РФ).

[43] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 30.09.2010 по делу N А46-3377/2010

Оснований для применения разъяснений, изложенных в пункте 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 ……………………не имеется, поскольку истец указывает, что 10.08.2007 и 20.10.2008 общие собрания акционеров ОАО Маслозавод «Нижнеомский» по вопросам одобрения оспариваемых сделок не проводились, то есть оспаривает сам факт проведения этих собраний.

Суд апелляционной инстанции также учитывает, что Самсонова В.А. обратился в Арбитражный суд Омской области с самостоятельным иском к ОАО Маслозавод «Нижнеомский» о признании недействительными решений общих собраний акционеров ОАО Маслозавод «Нижнеомский», принятых 10.08.2007 и 20.10.2008 (арбитражное дело N А46-11202/2010 принято к производству суда определением от 06.09.2010 и назначено к рассмотрению на 30.09.2010 на 11 час. 00 мин.). (заявлен иск о признании недействительными договоров, в удовлетворении требований отказано, решение оставлено в силе в апелляции)

[44] Решение арбитражного суда Новосибирской области от 12 января 2012 года Дело N А45-10055/2011

«Поскольку недействительность нового Устава подтверждается фактом отсутствия самого юридического факта проведения собрания об утверждении оспариваемой редакции Устава, т.е. правомерности цели признания его ничтожности и аннулирования, с учетом того, что требование М… А.Г. направлено на восстановление существующего до принятия Устава положения к предъявленному иску применяются общие сроки исковой давности». (требования истца удовлетворены)

[45] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.03.2009 N Ф04-1720/2009(3046-А70-16) по делу N А70-4288/2008

«Суд пришел к правильному выводу, что положения пункта 8.5 устава ЗАО «Тюменский домостроительный завод» о том, что безвозмездное отчуждение, в том числе дарение акций акционерами третьим лицам запрещено, за исключением передачи акций в порядке наследования, противоречат нормам пункта 2 статьи 97 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 7 ФЗ «Об акционерных обществах». Довод ответчика о том, что в данном случае подлежит применению срок исковой давности, установленный пунктом 7 статьи 49 ФЗ «Об акционерных обществах», подлежит отклонению, как основанный на неправильном толковании ФЗ Об акционерных обществах»

[46] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2013 по делу N А75-6296/2012

«В случае, если участник общества принимал участие в общем собрании участников общества, принявшем обжалуемое решение, указанное заявление может быть подано в течение двух месяцев со дня принятия такого решения.

При этом суд апелляционной инстанции исходит из того, что такой же срок применим и в отношении оспаривания отдельных положений Устава ООО «Сибавиасервис», редакция которого была утверждена протоколом общего собрания участников общества от 25.12.1998, поскольку спорные изменения устава произведены на основании решения от 25.12.1998.

Поэтому оспариванию подлежит решение собрания участников общества, которым внесены соответствующие изменения в Устав, а не сами изменения, которые могут быть признаны недействительными в результате признания таковым соответствующего решения собрания» (в удовлетворении требований отказано)

[47] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.12.2011 по делу N А02-940/2009

[48] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 04.04.2013 по делу N А75-6296/2012

«Как считает податель жалобы, в настоящем случае срок исковой давности не пропущен, поскольку Оларь М.И. участия в собрании участников ООО «Сибавиасервис» 25.12.1998 не принимал, в протоколе собрания участников общества от 25.12.1998 нет его подписи. О решении собрания участников ООО «Сибавиасервис» от 25.12.1998 фактически узнал не позднее 11.04.2012, получив в регистрирующем органе копии соответствующих документов (устава общества, оспариваемого протокола). Суд первой инстанции посчитал, что моментом, когда участникам общества Оларь М.И. и Панькову В.А. стало известно или они должны были узнать о принятом решении, следует считать период не позднее декабря 2010 года, что подтверждается обращением в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском о признании несоответствующим действующему законодательству Российской Федерации Устава ООО «Сибавиасервис».…. «Кроме того, Оларь М.И., как участник общества, при добросовестном и разумном подходе к реализации прав участника общества, при обычной степени заботливости и осмотрительности, каковая требуется от участников общества, мог узнать о нарушении своих прав и ранее декабря 2010 года, поскольку один из оспариваемых пунктов Устава касается выплаты дивидендов участникам общества» (в удовлетворении требований отказано)

[49] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2010 по делу N А70-7881/2010 «Оснований считать началом течения срока давности дату внесения изменений в ЕГРЮЛ суд апелляционной инстанции не усматривает. Сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц в силу пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» являются открытыми и общедоступными.Однако, записи в ЕГРЮЛ сами по себе на раскрывают существо изменений в учредительных документах, касающихся статуса участника».

[50] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2010 по делу N А70-7881/2010

«Ссылка на возможность получения информации о принятых на оспариваемом собрании 01.09.2009 решениях не позднее срока для проведения годового общего собрания участников ООО «Фабрика Новость» — апреля 2010 года также подлежит отклонению.

Пунктом 14.1 Устава ООО «Фабрика Новость» предусмотрено, что очередное общее собрание участников общества проводится не реже чем один раз в год, созывается исполнительным органом и должно проводиться не ранее чем через два месяца и не позднее чем через четыре месяца после окончания финансового года, на нем утверждаются годовые результаты деятельности Общества.

Ответчик не доказал фактическое проведение годового общего собрания участников ООО «Фабрика Новость» с соблюдением порядка его проведения, в том числе, направлением участникам Общества извещения и информации, материалов для ознакомления с деятельностью общества за прошедший 2009 год и внесенных изменения в Устав и учредительные документы Общества, из которой Назаренко К.И. могла бы узнать о проведенном 01.09.2009 собрании участников Общества и принятых на нем решениях.»

[51] «Суд первой инстанции, дав оценку заявлению о пропуске срока исковой давности, указав, что согласно материалам дела Нугманов Т.Н. получил протокол собрания N 22 от 20.07.2010 только 01.11.2010 (иного из дела не следует), пришел к выводу, что двухмесячный срок исковой давности, установленный пунктом 4 статьи 43 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) на подачу заявление участника общества о признании решения общего собрания, не пропущен».

[52] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2010 по делу N А70-7881/2010

«Таким образом, суд апелляционной инстанции полагает обоснованным вывод суда первой инстанции о начале течения срока давности для заявленного в настоящем деле требования с 13.07.2010 (получение документов от Общества в ответ на обращение от 29.06.2010)»

[53] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.06.2011 по делу N А46-11202/2010, аналогичный вывод: Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2011 по делу N А46-11555/2010

[54] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2011 N 07АП-9163/11 по делу N А67-4242/2011 (Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 16.04.2012 по делу N А67-4242/2011 данное постановление оставлено без изменения)

«оговорка в п. 10 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах» о том, что решения принятые по вопросам, не включенным в повестку дня, не имеют силы, за исключением случая, если в нем приняли участие все акционеры общества, не свидетельствует о невозможности оспаривания таких решений в общем порядке, предусмотренном п. 7 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обществах»

[55] Определение ВАС РФ от 09.09.2013 N ВАС-12419/13 по делу N А41-47544/12

«Довод заявителя о необоснованном неприменении судами разъяснений, данных в пункте 26 названного Постановления Пленума, подлежит отклонению, так как этот пункт Постановления, исходя из его содержания, может быть применим лишь в случаях, когда на принятое с нарушением закона решение общего собрания акционеров участвующие в споре стороны ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску, но не в случае когда проверка законности решения общего собрания акционеров является непосредственным предметом рассматриваемого судом иска».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики