+7 (905) 700-0886 

Вопрос: Юридическое лицо приобрело более 30% общего количества акций, а затем, скупив в течение 2-х месяцев акции, принадлежащие большинству миноритарных акционеров, стало владельцем более 95% этих акций. Однако, ни после приобретения 30%, ни после приобретения 95% этот акционер (мажоритарий №1) не направил в ОАО обязательное предложение. Через 2,5 г. этот акционер передал большую часть акций другому юридическому лицу (мажоритарию № 2), которое до той поры акциями ОАО не владело и не было аффилированным лицом. Аффилированным лицом мажоритарий № 2 стал именно в день передачи ему контрольного пакета акций. Спустя пару месяцев мажоритарий № 1, у которого осталось меньше 5% акций, был исключен из состава аффилированных лиц. В соответствии с п. 8 статьи 84.2 208-ФЗ «Об акционерных обществах» при передаче акций между аффилированными лицами эти лица освобождаются от направления в ОАО обязательного предложения. Таким образом, выходит, что мажоритарий № 1, который в течение длительного времени нарушал требование закона (не выполнил возложенные на него согласно п. 1 ст. 84.2 обязанности), просто переложив акции из одного кармана в другой, ушел и от обязанности, и от ответственности. Если же посмотреть на все это с другой стороны, то, наверное, будет понятно, что отношения аффилированности между мажоритариями № 1 и № 2 были созданы искусственно с единственной целью — уклонения от направления обязательного предложения, и носили чисто формальный характер. Следует сказать, что в течение всего времени мажоритарий № 1 участвовал в общих собраниях акционеров всеми принадлежащими ему акциями, а не 30% от них, как это следует из п. 6 ст. 84.2 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

Какие действия в данном случае могут предпринять миноритарные акционеры? Их обращения в ФСФР, арбитражный суд и другие инстанции не привели ни к каким положительным результатам.

В соответствии со ст. 84.2 Закона об АО лицо, которое приобрело более 30 % акций открытого общества, предоставляющих право голоса, обязано направить акционерам — владельцам остальных акций соответствующих категорий (типов) и владельцам эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в такие акции, публичную оферту о приобретении у них таких ценных бумаг. Данная обязанность должна быть исполнена в течение 35 дней. В соответствии с п.7 вышеназванной статьи указанные правила применяются также в случае приобретения более чем 50 и 70% общего количества таких акций. Соответственно, в рассматриваемом случае «мажоритарием №1» была нарушена обязанность о направлении обязательного предложения при превышении пороговых значений в 30, 50 и 70 %.  В то же время, правила ст. 84.7 Закона об АО, устанавливающие обязанность лица, приобретшего более 95 % общего количества акций общества, выкупить акции других акционеров в рассматриваемом случае не подлежат применению, поскольку они распространяются исключительно на случаи приобретения более 95 % общего количества акций общества в результате добровольного или обязательного предложения.

Нарушивший обязанность по направлению обязательного предложения   акционер имеет право голоса только по акциям, составляющим 30 % таких акций. При этом остальные принадлежащие ему акции не считаются голосующими и при определении кворума не учитываются (п. 6 ст. 84.2 Закона об АО). Соответственно, в случае приобретения «мажоритарием №1» 95% акций кворум образуется из 30% акций «мажоритария №1» и 5% акций других акционеров и составляет 35 %. Таким образом, при голосовании «мажоритарий №1» будет обладать более чем 85% голосов, составляющих кворум. Данное обстоятельство означает, что голосование миноритарных акционеров фактически не может повлиять на результаты голосования. Соответственно, в случае обжалования в суд решений общего собрания акционеров, принятых при голосовании «мажоритарием №1» всеми принадлежащими ему акциями только по данному основанию указанные решения с большой долей вероятности будут оставлены в силе  на основании п. 7 ст. 49 Закона об АО.

В то же время, независимо от возможности определять решения на общем собрании, нарушение обязанности по направлению обязательного предложения образует состав административного правонарушения, предусмотренного   ст. 15.28 КоАП.   Данная статья устанавливает административную ответственность должностных лиц в форме штрафа в сумме от пяти до двадцати тысяч рублей, юридических лиц — от пятидесяти до пятисот тысяч рублей. В соответствии со ст. 23.47 КоАП органом, уполномоченным рассматривать данное правонарушение, является ФСФР России.

После уменьшения доли «мажоритария №1» до 5% его обязанность  по направлению обязательного предложения прекращается,  поскольку в этом случае исчезает основание возникновения данной обязанности.  Данный вывод следует из анализа существующей арбитражной практики, в которой отмечается, что снижение уровня корпоративного контроля ниже установленного законом порогового значения влечет прекращение необходимости в защите прав других акционеров ( см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 26.06.2012 по делу N А12-12288/2011, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.02.2012 по делу N А12-12288/2011, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.09.2011 по делу N А56-47478/2010, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2010 N 09АП-72/2010-ГК по делу N А40-105436/09-83-722)

В соответствии с п. 8 статьи 84.2 Закона об АО правила о направлении обязательного предложения не применяются, в том числе, при «передаче акций лицом его аффилированным лицам или передаче акций лицу его аффилированными лицами». Можно предположить, что при условии владения акционером 95 % акций общества в течение 2,5 лет в подавляющем большинстве случаев более чем 50% количественного состава совета  директоров оказывается избранным по предложению  данного акционера. В этом случае в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 9  Закона  о   защите конкуренции такой акционер и общество образуют группу лиц. В свою очередь, при приобретении более чем 50% акций общества отношения группы лиц возникают между обществом и новым акционером в соответствии с п. 1  ч. 1 данной статьи. Соответственно, в силу п.8 ч. 1 данной статьи после приобретения акций отношения группы лиц возникнут между покупателем и продавцом, поскольку каждый из них будет входить в группу лиц с обществом. Поскольку одним из оснований аффилированности, предусмотренных  ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», является вхождение в группу лиц, после совершения сделки продавец и покупатель окажутся аффилированными по указанным основаниям.

Законом об АО не конкретизируется момент, на который должна быть установлена аффилированность в целях  применения установленного в п. 8 статьи 84.2 исключения. В то же время, совершенно очевидно, что аффилированность должна присутствовать на момент заключения сделки, поскольку, в противном случае, под исключение попали бы наиболее значительные сделки, что привело бы к неоправданному ущемлению прав миноритарных акционеров. Необходимость установления аффилированности на момент заключения сделки находит подтверждение в арбитражной практике (см., напр. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2011 N 09АП-26656/2011 по делу N А40-64283/11-79-536).

Что же касается наличия аффилированности между ОАО и его мажоритарными акционерами, то данная аффилированность не имеет самостоятельного значения для квалификации сделки как исключения  в соответствии с п. 8 статьи 84.2 Закона об АО.

Таким образом, передача акций другому лицу, не являющемуся аффилированным лицом продавца на момент заключения сделки, влечет для приобретателя возникновение   обязанности направления обязательного предложения в случае превышения доли принадлежащих ему акций вышеуказанных пороговых значений. Соответственно, в случае отчуждения более чем 30% акций ОАО «мажоритарием №1» «мажоритарию №2»  при отсутствии между ними на момент заключения сделки аффилированности, у «мажоритария №2» возникает обязанность в течение 35 дней направить обязательное предложение о приобретении акций другим акционерам. Невыполнение данной обязанности влечет для «мажоритария №2» административную ответственность, предусмотренную  ст. 15.28 КоАП.

Учитывая изложенное, в рассматриваемом случае представляется целесообразным обращение миноритарных акционеров в ФСФР России на предмет привлечения «мажоритария №2» к административной ответственности. Кроме того, ограничение прав акционеров, причинившее крупный ущерб, образует состав преступления, предусмотренного ст. 185.4 УК РФ. В соответствии со ст. 151 УПК РФ данная категория дел отнесена к компетенции Следственного комитета РФ.

Рассматривая иные допустимые средства защиты миноритарных акционеров, необходимо отметить, что у акционера имеется возможность обжалования в суд решений общего собрания, принятого с нарушением требований Закона об АО в случае, если он не принимал участие в данном собрании или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы. Данная возможность предусмотрена п.7 ст. 49 Закона об АО. В то же время, разъясняя особенности применения данной нормы  ВАС РФ в Постановлении Пленума от 18.11.2003 N 19 указывает, что, «разрешая такие споры, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру». При этом «для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходима совокупность перечисленных обстоятельств». Учитывая изложенное, обжалование решения общего собрания, принятого при голосовании «мажоритарием №2» всеми принадлежащими ему акциями только на основании нарушения п. 6 ст. 84.2 Закона об АО  представляется не имеющим положительной перспективы по причине того, что миноритарные акционеры  не имели возможности влиять на результаты голосования. Так же замечу, что  существенное значение для  признания недействительным решения общего собрания имеет  установление факта причинения этим решением ущерба миноритарным акционерам.

Обращение в суд с заявлением о понуждении к исполнению обязанности по направлению в общество обязательного предложения, с моей точки зрения, не представляется целесообразным, поскольку судебная практика в настоящее время идет по пути отказа в удовлетворении подобных исков (см., напр. Определение ВАС РФ от 18.09.2009 N ВАС-11766/09 по делу N А08-3197/2008-29, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.07.2011 по делу N А78-7937/2010, Постановление ФАС Поволжского округа от 26.06.2012 по делу N А12-12288/2011). Несмотря на приведенную судебную практику, в настоящее время ВАС РФ рассматривает проект постановления «О внесении дополнений в постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» (в части выкупа акций и применения главы XI.1)», предусматривающий существенное расширение прав  миноритарных акционеров. В частности, в случае нарушения обязанности по направлению обязательного предложения авторы проекта предлагают возможность предъявления исков как о понуждении подать обязательное предложение (п.п. 36.4, 36.9 проекта), так и о взыскании убытков (п. 36.21 проекта). При этом обязанность лица подать обязательное предложение в случае передачи акций его аффилированному лицу не прекращается.

Что же касается безрезультатных обжалований действий «мажоритария №1» в ФСФР России, арбитражный суд и другие инстанции, то, безусловно,  оценка правильности этих обращений и обоснованности отказов невозможна без анализа соответствующих документов, установления допущенных процессуальных нарушений и изучения имеющихся доказательств.

Дмитрий Гарифулин

опубликовано эж-ЮРИСТ № 8 март 2013 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики