+7 (905) 700-0886 

Истцом Г.С.И. (ответчиком по первоначальному иску) предъявлено исковое требование к Ответчику (Г.Ю.А.) о признании права пожизненного проживания в принадлежащей Ответчику на праве собственности квартире № **, расположенной в д. ** по Олимпийскому проспекту в г. Москве (далее- «квартира», «спорная квартира»). Указанные требования Истец обосновывает положениями ст. 40 Конституции РФ, ст. 118 ЖК РСФСР, постановлением Конституционного суда РФ № 455-О от 03 ноября 2006 года в части выявленного Конституционным судом принципа необходимости обеспечения баланса интересов собственников жилых помещений и нанимателей при переходе права собственности на жилое помещение, а также п. 8 постановления Пленума Верховного суда РФ № 14 от 02 июля 2007 года и иной судебной практикой.


По нашему мнению, изложенные в данном исковом заявлении доводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, позиция Истца не следует из указанной судебной практики, приводимые Истцом правовые нормы не подлежат применению в рассматриваемом случае, а заявленные Истцом требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
1. Предполагаемое право проживания Истца обосновывается им положениями нормативного акта, не подлежащему применению в рассматриваемой ситуации.
Истец обосновывает свое право проживание в спорной квартире нормой ст. 118 ЖК РСФСР, действовавшей на момент предоставления квартиры первоначальному собственнику Г.А.А., ранее являвшемуся супругом Истца. Данное предположение не основано на законе и не подтверждается существующей в настоящее время судебной практикой.
Заявленные исковые требования Г.Ю.А. как истца по первоначальному иску основываются на положении п. 4 ст. 31 ЖК РФ, предусматривающего утрату права пользования жилым помещением бывшим членом семьи собственника после прекращения семейных отношений. Нормы части 4 статьи 31 ЖК РФ о правах собственника жилого помещения в отношении бывшего члена его семьи подлежат применению и к тем жилищным правоотношениям, которые возникли до вступления в силу ЖК РФ. Данное положение следует из ст. 5. Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и подтверждается п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 02.07.2009 N 14, в котором указано, что «нормы части 4 статьи 31 ЖК РФ о правах собственника жилого помещения в отношении бывшего члена его семьи подлежат применению и к тем жилищным правоотношениям, которые возникли до вступления в силу данного Кодекса». Аналогичное положение содержится в п. 18 указанного Постановления, разъясняющем, что «если правоотношения по пользованию жилым помещением носят длящийся характер, то положения части 4 статьи 31 ЖК РФ в силу статьи 5 Вводного закона могут применяться и в том случае, если семейные отношения между собственником жилого помещения и членом его семьи, проживающим совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении, были прекращены до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».
Таким образом, положением, подлежащим применению в рассматриваемой ситуации, является норма части 4 статьи 31 ЖК РФ, предусматривающая прекращение права проживания бывшего члена семьи собственника после прекращения семейных отношений, а не норма ст. 118 ЖК РСФСР.

2. Истцом ошибочно указывается в качестве обоснования заявляемых требований правовая позиция Конституционного суда РФ, изложенная в постановлении № 455-О от 03 ноября 2006 года в части выявленного Конституционным судом принципа необходимости обеспечения баланса интересов собственников жилых помещений и нанимателей при переходе права собственности на жилое помещение. Приводимое постановление формулирует правовой принцип, подлежащий применению при регулировании отношений между собственниками жилых помещений и лицами, пользующимися помещениями на основании договора найма. Необходимо отметить, что в рассматриваемом случае отношения найма между Истцом и Ответчиком отсутствуют, поскольку отсутствует воля Ответчика на возникновение подобных отношений. Аналогичная ситуация складывалась между Истцом и предыдущим собственником помещения (Г.Л.Г., являющейся матерью первоначального собственника), что следует, в частности, из приобщенного к материалам дела решения Мещанского районного суда г. Москвы от 06 ноября 2008 г. по делу № 2-889/2008. Что же касается отношений Истца и ее бывшего супруга (первоначального собственника), то данные отношения также не могут быть представлены как отношения найма, поскольку в их основе лежат семейные отношения с собственником, прекращение которых по общему правилу прекращает и данное право пользования.
Необходимо отметить, что данное разъяснение Конституционного суда относится к отношениям найма, возникающим при найме и приватизации жилых помещений, не отнесенных первоначально, в отличие от спорной квартиры, к жилому фонду ЖСК. Данное обстоятельство имеет важное самостоятельное значение, поскольку объем прав проживающих в квартире лиц при прекращении семейных отношений и переходе права собственности на жилое помещение в квартирах, право собственности на которое оформлено путем приватизации и путем регистрации по основанию полного внесения пая имеет значительные различия и, ввиду самостоятельной их значимости для рассматриваемого дела будет рассмотрен ниже в разделе 4.
Таким образом, указанное Истцом положение направлено на защиту нанимателя жилого помещения при изменении собственника такого помещения и не подлежит применению в рассматриваемом случае.
3. Помимо указанного в исковом заявлении по первоначальному требованию в качестве основания прекращения права пользования жилым помещением Истца (по данному иску) п. 4 ст. 31 ЖК РФ, в рассматриваемом случае подлежит применению норма п. 2 ст. 292 ГК РФ, устанавливающая порядок прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника в случае перехода права собственности на жилое помещение. При этом подлежит применению редакция закона, действующая на момент открытия наследства, а не на момент вселения бывшего члена семьи бывшего собственника в квартиру. Наследственное дело, в соответствии с которым право собственности на спорную квартиру перешло Ответчику, было открыто в день смерти матери Ответчика (Г.Л.Г) — 17 апреля 2009 года. По состоянию на указанную дату, действовала редакция п. 2 ст. 292, в соответствии с которой: «Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника». Данная норма является самостоятельным основанием как для прекращения права собственности Истца, так и для отказа в удовлетворении заявленных им требований о признании права проживания, поскольку в настоящее время отсутствуют иные установленные законом последствия перехода права собственности на жилое помещение применительно к рассматриваемому случаю.

4. Не соответствует действующему законодательству заявление Истца о том, что переход права собственности к Ответчику (Истцу по первоначальному иску) не влечет за собой прекращение права пользования Истца на спорную квартиру, поскольку в момент оформления права собственности Истец имел равное с первоначальным собственником право пользования данным жилым помещением. Данная позиция также не основывается и на правоприменительной практике. При этом Истцом ошибочно приводятся правила, подлежащие применению в случае возникновения права собственности на квартиру у первоначального собственника в результате приватизации муниципального жилья при отказе бывшего члена его семьи от участия в приватизации.
В действительности, правоотношения, связанные с правовым положением членов семьи лица, приватизировавшего квартиру и правовым положением членов семьи лица, приобретшего право собственности на квартиру в ЖСК, имеют существенные различия. Применительно к случаю приобретения права собственности в результате полной выплаты пая членом кооператива (п.4 ст. 218 ГК РФ) к правам бывших членов семьи собственника должны применяться иные правила, обусловленные, в частности, различием в основаниях возникновения права собственности, особенностями процедуры оформления данного права и необходимостью получения согласия на приватизацию всех проживающих квартире лиц.
При этом, в случае возникновения права собственности на квартиру в результате полной выплаты пая членом ЖСК, в отличие от возникновении права собственности в результате приватизации:
— основанием для возникновения права собственности является полная выплата пая (т.е. возмездное встречное предоставление), а не безвозмездная передача имущества государством в случае приватизации;
— право собственности возникает у члена ЖСК в любом случае, а не только в случае его волеизъявления на реализацию права на приватизацию;
— сама возможность возникновения права собственности предоставляется законом только члену ЖСК, а не другим лицам, зарегистрированным в квартире;
— для оформления (регистрации) права собственности на квартиру ЖСК не требуется согласие всех совершеннолетних лиц, проживающих в данной квартире.
По указанным причинам в рассматриваемой ситуации не может быть применена (в порядке применения аналогии закона ч.4 ст. 1 ГК РФ) ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ, обеспечивающая защиту прав лиц, отказавшихся от участия в приватизации. Данная позиция подтверждается правоприменительной практикой.
Таким образом, факт проживания Истца в спорной квартире на момент регистрации права собственности не является основанием для признания за ним права проживания, поскольку право собственности в рассматриваемом случае было приобретено Г.А.А. 1 августа 1992 в результате выплаты пая, а не в результате приватизации. Отдельно стоит обратить внимание на тот факт, что к моменту приобретения права собственности на спорную квартиру (1 августа 1992 года) первоначальный собственник Г. А.А. уже не состоял в семейных отношениях с Истцом с момента расторжения брака 05 мая 1987 года.

5. С учетом существующей правоприменительной практики, юридически значимыми обстоятельствами при рассмотрении настоящего дела являются вопросы установления размера пая, выплаченного на момент расторжения брака, долей совместно нажитого имущества, полученных бывшими супругами при разводе, а также факты регистрации права собственности одним из супругов и не оспаривания ее в течение длительного времени.
Необходимо отметить, что на момент расторжения брака Истца и первоначального собственника квартиры (Г.А.А.) пай за спорную квартиру был выплачен в незначительном объеме (примерно 30%). Основная часть пая выплачивалась первоначальным собственником после расторжения брака (после 05 мая 1987 года). Данный вопрос ранее был предметом рассмотрения в Мещанском районном суде г. Москвы, установившем в решении от 06 ноября 2008 г. отсутствие прав Истца на спорную квартиру.
Данный вопрос имеет существенное значение для рассматриваемого дела, поскольку наличие (отсутствие) прав бывшего члена семьи собственника на долю в праве (либо на долю в паенакоплении) является основополагающим для установления права его проживания в квартире ЖСК. В рассматриваемом случае отсутствие как вещных, так и обязательственных прав Истца в совокупности с
— незначительностью размера пая, выплаченного в период нахождения в браке;
— предоставлением ему после развода первоначальным собственником практически всего имущества, нажитого в браке (предметы интерьера и др.);
— использованием Истцом в течение длительного времени спорной квартиры в ущерб интересам первоначального собственника, его наследника, а также настоящего Ответчика и членов его семьи;
— фактом регистрации права собственности первоначальным собственником, многократным переходом данного права к другим лицам, а также не оспаривание данных прав Истцом в течение длительного времени свидетельствуют об утрате им права проживания в спорной квартире.
При этом факт полной выплаты пая после расторжения брака при отсутствии раздела совместно нажитого имущества в судебном порядке и заявлении притязаний бывшим супругом на квартиру спустя более чем 20 лет после расторжения брака самостоятельно подтверждает отсутствие у Истца прав на квартиру.

6. Члены семьи бывшего собственника, вселенные в квартиру до полного внесения пая, подлежат выселению по иску нового собственника, получившему квартиру по безвозмездному договору, поскольку условия завещания, являющегося основанием для права собственности Ответчика, не содержат условий относительно права Истца на проживание в спорной квартире и обязанности Ответчика по обеспечению данного права (завещательного отказа), а Истец не является членом семьи ни нового собственника, ни предыдущего. При этом, как было указано ранее, факт регистрации в квартире членов семьи первого собственника не означает бессрочного характера пользования квартирой в случае законности отчуждения квартиры.
Таким образом, факт перехода права собственности на квартиру к новому владельцу по основанию, не предусматривающему сохранение права проживания за бывшим членом семьи первоначального собственника (Г.А.А.), является основанием для прекращения права проживания Истца.

7. Также необходимо отметить, что регистрация бывшего члена семьи предыдущего собственника квартиры нарушает права собственника в части уплаты коммунальных платежей, что в соответствии со ст. 35 Конституции РФ, 209, 292, 304 ГК РФ, 31 (п.4.) ЖК РФ является основанием для прекращения прав пользования квартирой бывшим супругом . Тот факт, что Истец периодически осуществляет оплату коммунальных услуг в рассматриваемом случае не имеет принципиального значения, поскольку не исключает обязанности собственника нести данные расходы, а также не исключает предъявления требования о компенсации данных расходов со стороны Истца к Ответчику в будущем.

Завершая изложенное, представляется целесообразным обратить внимание суда на следующие основные выводы:
1. Позиция Истца, обосновывающего заявленные требования ст. 118 ЖК РСФР, не может применяться в рассматриваемом случае, поскольку в соответствии со ст. 5. ФЗ от 29.12.2004 «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и с учетом позиции Пленума ВС РФ, отраженной в п. 5 и п. 18 постановления N 14 от 02.07.2009 г., к отношениям собственника жилого помещения и проживающего в данном помещении лица вследствие прекращения семейных отношений подлежит применению ч. 4 статьи 31 ЖК РФ, предусматривающая прекращение права пользования проживающего лица.
2. Также в рассматриваемой ситуации не подлежит применению правовая позиция Конституционного суда РФ, изложенная в постановлении № 455-О от 03 ноября 2006 года и приводимая Истцом в обоснование использованных доводов. Невозможность применения данной позиции следует из особенностей правового режима спорной квартиры, являющейся квартирой в доме ЖСК и не относящейся к предоставляемой по договору найма и, соответственно, основанием возникновения права проживания Истца, в основе которого лежат семейные отношения с собственником, прекращение которых по общему правилу прекращает и данное право пользования. Приведенное же Истцом положение направлено на защиту нанимателя жилого помещения при изменении собственника такого помещения, и, соответственно, не может быть применено в рассматриваемом случае.
3. В действительности, отношения Истца и Ответчика должны регулироваться нормой п. 2 ст. 292 ГК РФ, устанавливающей порядок прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника в случае перехода права собственности на жилое помещение. При этом подлежит применению редакция закона, действующая на момент открытия наследства, а не на момент вселения бывшего члена семьи бывшего собственника в квартиру.
4. Не может быть применен к рассматриваемым правоотношениям довод Истца о сохранении за ним права пользования жилым помещением при переходе права собственности ввиду возникновения его права проживания до момента оформления права собственности. Невозможность применения указанного Истцом положения следует из правового режима имущества ЖСК и вызванных им особенностей соответствующих жилищных правоотношений, выражающихся в том, что:
— основанием для возникновения права собственности является полная выплата пая (т.е. возмездное встречное предоставление), а не безвозмездная передача имущества государством в случае приватизации;
— право собственности возникает у члена ЖСК в любом случае, а не только в случае его волеизъявления на реализацию права на приватизацию;
— сама возможность возникновения права собственности предоставляется законом только члену ЖСК, а не другим лицам, зарегистрированным в квартире;
— для оформления (регистрации) права собственности на квартиру ЖСК не требуется согласие всех совершеннолетних лиц, проживающих в данной квартире.
По указанным причинам в рассматриваемой ситуации не может быть применена (в порядке применения аналогии закона в соответствии с ч.4 ст. 1 ГК РФ) ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ, обеспечивающая защиту прав лиц, отказавшихся от участия в приватизации. Данная позиция подтверждается приведенной выше правоприменительной практикой.
Соответственно, факт проживания Истца в спорной квартире на момент регистрации права собственности не является основанием для признания за ним права проживания, поскольку право собственности в рассматриваемом случае было приобретено в результате выплаты пая, а не в результате приватизации.
5. Незначительность размера пая, выплаченного в период нахождения в браке, полная его оплата первоначальным собственником после расторжения брака, а также использование квартиры Истцом в течение длительного времени в ущерб интересов первоначального собственника, его наследника, а также настоящего собственника (Ответчика) и членов его семьи, факт регистрации права собственности первоначальным собственником, многократный переход данного права к другим лицам, а также не оспаривание данных прав Истцом в течение длительного времени свидетельствуют об утрате им права проживания в спорной квартире.
6. Переход права собственности на квартиру к новому владельцу по основанию, не предусматривающему сохранение права проживания за бывшим членом семьи первоначального собственника, является основанием для прекращения права проживания Истца.
7. Регистрация бывшего члена семьи предыдущего собственника квартиры нарушает права собственника в части несения расходов на уплату коммунальных платежей, что в соответствии со ст. 35 Конституции РФ, 209, 292, 304 ГК РФ, 31 (п.4.) ЖК РФ является основанием для прекращения прав пользования квартирой бывшим членом семьи предыдущего собственника.
Подытоживая вышесказанное, следует отметить, что:
1. К рассматриваемым правоотношениям не подлежит применению ст. 19 Федерального закона РФ от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», с учетом следующего:
— право собственности на спорную квартиру у первоначального собственника (Г.А.А.) возникло 1 августа 1992 года в результате выплаты им пая, а не в результате приватизации,
— на момент оформления права собственности первоначальным собственником (Г.А.А.) Истец не имел равных с ним прав пользования спорной квартирой, т.к. к моменту оформления права собственности Истец не являлся членом семьи первоначального собственника (с момента расторжения брака 05 мая 1987 года)
2. К рассматриваемым правоотношениям подлежит применению норма п.4 ст. 31 ЖК РФ, предусматривающая, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется.
3. Даже если не брать во внимание тот факт, что Истец не являлся членом семьи предыдущего собственника (Г.Л.Г.), к рассматриваемым правоотношениям может быть применен п. 2 ст. 292 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент открытия наследственного дела, в соответствии с которым право собственности на спорную квартиру перешло Ответчику (17 апреля 2009 года). В соответствии указанным положением: «Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника».
4. Регистрация Истца нарушает права Ответчика в части несения расходов на уплату коммунальных платежей, что в соответствии со ст. 35 Конституции РФ, 209, 292, 304 ГК РФ, 31 (п.4.) ЖК РФ является основанием для прекращения прав пользования квартирой Истцом.
Таким образом, заявленные Истцом требования представляются необоснованными и не соответствующими действующему законодательству. Соответственно, в настоящее время Истец проживает в спорной квартире без каких-либо правовых оснований. Единственным основанием для проживания Истца является административная регистрация по месту жительства, не создающая сама по себе право пользования жилым помещением. На основании изложенного, просим Суд отказать Истцу в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, а также удовлетворить требования Истца по первоначальному иску в части признания Г.С.И. (Ответчика по первоначальному иску) утратившей право пользования жилым помещением (спорной квартирой), прекращением ее регистрации по месту жительства и выселения из спорной квартиры.

Рубрики