+7 (905) 700-0886 

Право на получение неустойки возникает у участника долевого строительства согласно п.2 ст.6 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» № 214-ФЗ от 30.12.2004 года (далее – ФЗ № 214).

Статья 11 ФЗ № 214 устанавливает, что участник долевого строительства, полностью выплативший застройщику цену договора участия в долевом строительстве, имеет право (без согласования с застройщиком или третьими лицами) уступить свои требования, которые имеет к застройщику, если договор зарегистрирован, а передаточный акт на квартиру не подписан.

Кроме того, данное право установлено ст. 382 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), в которой говориться, что право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования — цессия) или может перейти к другому лицу на основании закона.

При этом, как указано в ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

Согласно ст. 389 ГК РФ основанием перехода права является соглашение об уступке требования (заключенное в простой письменной форме, нотариальной форме; зарегистрированное в порядке, установленном для регистрации основной сделки). В данном случае, соглашение заключается участником долевого строительства (первоначальный кредитор -цедент) и юридическим лицом / индивидуальным предпринимателем (последующий кредитор — цессионарий).

Рассмотрим основные моменты взыскания имущественных санкций в судебном порядке при цессии:

  1. Размер неустойки за просрочку передачи участнику объекта строительства

Согласно п.2 ст.6 ФЗ № 214 в случае нарушения предусмотренного договором срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства застройщик уплачивает участнику долевого строительства неустойку (пени) в размере одной трехсотой «ставки рефинансирования» Центрального банка Российской Федерации, действующей на день исполнения обязательства, от цены договора за каждый день просрочки. Если участником долевого строительства является гражданин, предусмотренная настоящей частью неустойка (пени) уплачивается застройщиком в двойном размере.

Статьей 333 ГК РФ установлено право суда уменьшить неустойку в случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

При этом, Пленум Верховного Суда РФ в п. 77 Постановления от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее Постановление № 7) разъясняет, что «снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, индивидуальным предпринимателем, а равно некоммерческой организацией, нарушившей обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды». А в п. 75 данного Постановления говориться о том, что «при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (пункты 3, 4 статьи 1 ГК РФ)».

Таким образом, снижение неустойки возможно по таким параметрам, как:

  1. по субъектному составу отношений;
  2. несоразмерность последствиям нарушения.

Как показывает арбитражная судебная практика, суды (в том числе апелляционные суды) практически в каждом конкретном случае не удовлетворяют ходатайства застройщиков об уменьшении размеров неустоек.

Так, Девятый арбитражный апелляционный суд (далее – Девятый ААС) в своем Постановлении от 14 июня 2016 г.[1], взыскав сумму неустойки в полном объеме, указал, что поскольку просрочка в передаче квартиры была во время, когда участником долевого строительства являлся гражданин (цедент), то и неустойка, установленная ч. 2 ст.6 ФЗ № 214, должна уплачиваться юридическому лицу (цессионарий) в двойном размере.

Таким образом, перемена кредитора с физического лица на юридическое не может являться основанием для снижения двойного размера неустойки.[2]

Оставляя решение первой инстанции в силе и отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы, Десятый арбитражный апелляционный суд (далее — Десятый ААС) в своем Постановлении от 6 июля 2016 г.[3] указал, что «снижение размера неустойки в каждом конкретном случае является одним из предусмотренных правовых способов, которыми законодатель наделил суд в целях недопущения явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Применение статьи 333 ГК РФ является правом суда, а не обязанностью суда, рассматривающего дело по существу». Кроме того, «снижение неустойки судом возможно только в одном случае — при явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. Явная несоразмерность неустойки должна быть очевидной. В данном конкретном случае, суд первой инстанции, оценив характер взаимоотношений, длительное неисполнение ответчиком принятых на себя обязательств по договору, учитывая размер процентной ставки начисления неустойки, период просрочки, пришел к выводу об обоснованности заявленной суммы неустойки, а также отсутствии оснований для применения статьи 333 ГК РФ».

Аналогичная позиция отражена Десятым ААС в Постановлении от 20 июня 2016 г.[4]

В указанном ранее Постановлении от 14 июня 2016 г. Девятый ААС разъяснил, что основные начала гражданского законодательства не позволяют снижать размер неустойки ниже уровня, определенного законом (п.4 ст.1 ГК РФ). В случае уменьшения неустойки Ответчик будет извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Это будет стимулировать его к дальнейшему несвоевременному исполнению своих обязательств по передаче другим участникам долевого строительства недвижимого имущества. Уменьшение неустойки ниже уровня, установленного в законе, кроме прочего, вызывает негативные макроэкономические последствия, поскольку устанавливает режим, когда не исполнять своевременно свои обязательства застройщикам выгоднее, чем действовать добросовестно. Кроме того, «установленная законом неустойка призвана в первую очередь стимулировать Ответчика на исполнение принятых на себя обязательств, а в случае их нарушения — компенсировать расходы Истца. Бездействие Ответчика, способствующее увеличению размера неустойки, не должно являться обстоятельством, снижающим его же ответственность. Неустойка как средство регулирования гражданских правоотношений в своей сущности есть способ защиты нормальных экономических отношений, побуждение участников имущественного оборота к добросовестному выполнению своих обязанностей».

Кроме того, суд указал, что «учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства гражданское законодательство предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом».

Помимо этого, в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.97 г. N 17[5] содержатся некоторые критерии для установления несоразмерности в каждом конкретном случае: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.[6]

Таким образом, при решении вопроса о снижении неустойки, необходимо наличие такого факта, как явная несоразмерность размера взыскиваемой неустойки размеру/последствиям нарушения обязательства, за которое данная неустойка взыскивается. При этом, должны учитываться такие факторы, как характер взаимоотношений, длительное неисполнение должником принятых на себя обязательств по договору, размер процентной ставки начисления неустойки, период просрочки исполнения обязательств по договору, превышение суммы неустойки суммы возможных убытков и др.

  1. Доказательства несоразмерности неустойки размеру причиненных убытков

В п. 73 Постановления № 7 Пленум Верховного Суда РФ указал, что бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки (часть 1 статьи 56 ГПК РФ, часть 1 статьи 65 АПК РФ). Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, на основании статей 317.1, 809, 823 ГК РФ) сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки. А в п. 74 Постановления говориться о том, что возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, кредитор не обязан доказывать возникновение у него убытков (пункт 1 статьи 330 ГК РФ), но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно, например, указать на изменение средних показателей по рынку (процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.).

Так в Постановлении Десятого ААС от 6 июля 2016 г.[7] указано, что, в нарушение требований части 1 статьи 65 АПК РФ, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, ответчик не представил доказательства несоразмерности неустойки последствиям нарушения им своих обязательств. Следовательно, отсутствуют основания для ее снижения.

Аналогичная позиция отражена Десятым ААС в Постановлении от 20 июня 2016 г.[8].

А в своем Постановлении от 16 июня 2016 г.[9] Десятый ААС делает ссылку на п.3 Информационного письма № 17, в котором говориться о том, что доказательства, подтверждающие явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств, представляются лицом, заявившим ходатайство об уменьшении неустойки.

Кроме того, суд указал, что «оснований для применения положений ст. 401 ГК РФ у суда не имеется, поскольку в сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь действие непреодолимой силы[10], юридическая квалификация обстоятельства как непреодолимой силы возможна только при одновременном наличии таких ее существенных характеристик, как чрезвычайность и непредотвратимость. Под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы нормального, обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, то, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах. Не любой жизненный факт может быть квалифицирован как непреодолимая сила, так как обязательным признаком последней является ее чрезвычайный характер. От случая непреодолимая сила отличается тем, что в основе ее — объективная, а не субъективная непредотвратимость[11]».

Отказывая в удовлетворении апелляционных требований о снижении размера неустойки, Девятый ААС в своем Постановлении от 14 июня 2016 г.[12] указал, что ответчик не привел никаких доказательств того, что неустойка должна быть снижена: «Ответчик не анализирует, какие убытки могли возникнуть у участника долевого строительства (Первоначального кредитора), если ему не передавать квартиру в течение 22 месяцев. Он не представил доказательств того, что возможные убытки участника долевого строительства (Первоначального кредитора) от неисполнения Ответчиком своего обязательства значительно ниже взыскиваемой неустойки.

Вместе с тем, уменьшение неустойки позволит Ответчику получить доступ к финансированию за счет потребителей (Первоначального кредитора — более слабой стороны в споре) на нерыночных условиях. Истец представил доказательства (не опровергнутые Ответчиком) о том, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения Ответчика, выше двукратной ставки рефинансирования Банка России (выше 16,5%). Таким образом, в случае уменьшения неустойки Ответчик будет извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Это будет стимулировать его к дальнейшему несвоевременному исполнению своих обязательств по передаче другим участникам долевого строительства недвижимого имущества. Уменьшение неустойки ниже уровня, установленного в законе, кроме прочего, вызывает негативные макроэкономические последствия, поскольку устанавливает режим, когда не исполнять своевременно свои обязательства застройщикам выгоднее, чем действовать добросовестно.

Кроме того, учитывая императивные нормы РФ, а именно ст. 330 ГК РФ, Истец не обязан доказывать причинение ему убытков, в том числе возможных или предполагаемых. Данный вывод можно сделать из буквального толкования текста ст. 330 ГК РФ, так как если нет обстоятельств, подтверждающих необходимость распространительного или ограничительного толкования, следует пользоваться буквальным толкованием. Подлинная воля законодателя устанавливаться, прежде всего, на основе буквального толкования закона».

В другом Постановлении от 4 июля 2016 г.[13] Десятый ААС делает ссылку на аб.3 п.10 Решения Конституционного Суда Российской Федерации «Об утверждении обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2015 года», вынесенного 23 апреля 2015 года, в котором говориться, что положения законодательства не допускают возможности решения судом вопроса о снижении размера неустойки по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства без представления ответчиками доказательств, подтверждающих такую несоразмерность. И отказывает в снижении размера неустойки, так как «доказательств, свидетельствующих о том, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды, доказательств, свидетельствующих о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства ответчиком в нарушение ст. 65 АПК РФ суду не представлено»[14].

Таким образом, для снижения размера неустойки необходима доказанность его несоразмерности размеру возможных убытков лицом, ходатайствующим об уменьшении.

  1. Передача прав требования на имущественные санкции без передачи основного долга -прав на объект по ДДУ

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно п. 2 ст. 384 ГК РФ право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом.

Отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы должника-застройщика, Десятый ААС в своем Постановлении от 4 июля 2016 г.[15] ссылается на абз. 1 п. 21 Информационного письма № 120[16], в котором говориться о том, что перевод обязанности по уплате сумм имущественных санкций без перевода обязанности по уплате основного долга не противоречит законодательству.

А абз. 6 вышеуказанного пункта устанавливает, что отношения по уплате неустойки являются обязательными, следовательно, на них распространяются положения главы 24 ГК РФ. Данная глава ГК РФ не содержит запрета на перевод обязанности по уплате неустойки в отрыве от обязанности по исполнению основного долга.

Аналогичная позиция отражена Девятым ААС в Постановлении от 14 июня 2016 г.[17] При этом суд, отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы должника, указывает на:

  • позицию ВАС РФ, отраженную в Определении от 27 февраля 2013 года[18], согласно которой: «суд, разрешая спор возникший из соглашения, которое по своему содержанию являлось аналогичным Договору цессии (уступка потребителем неустойки индивидуальному предпринимателю), установил, что «не доказано, что уступка требования об уплате неустойки нарушает установленный законом или иным нормативным актом запрет. Закон об участии в долевом строительстве не содержит ограничения на уступку требования об уплате неустойки без уступки требования о передаче объекта долевого строительства»;
  • позицию АС МО, отраженную в Постановлении от 30 января 2015 года[19], согласно которой: «разрешая спор между Истцом и Управлением Росреестра по МО об обязательности регистрации соглашения, которое по своему содержанию являлось аналогичным Договору цессии (уступка потребителем неустойки — пени и штрафа — Истцу), установил, что «закон об участии в долевом строительстве не содержит ограничения на уступку требования об уплате неустойки без уступки требования о передаче объекта долевого строительства, равно как и не ограничивает возможность уступки только требования об уплате договорной неустойки. Законодательство не содержит запрета в отношении уступки права (требования) на уплату неустойки, в силу чего данная уступка не противоречит закону»[20].

Таким образом, право на взыскание неустойки (денежное требование, возникшее в связи с нарушением должником срока сдачи объекта) обладает самостоятельной имущественной ценностью. Закон не содержит положений о возможности нарушения прав и интересов должника уступкой требования выплаты неустойки без уступки основного долга (права на объект по ДДУ).

  1. Уведомление должника о смене кредитора

Согласно п. 1 ст. 385 ГК РФ уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору, за исключением случаев, если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора.

Отказывая должнику в удовлетворении апелляционной жалобы, Десятый ААС в Постановлении от 4 июля 2016 г.[21] указал, что первоначальный кредитор направил в адрес должника уведомление о переходе прав к новому кредитору части своего права требовать суммы имущественных санкций по ДДУ и акт об исполнении обязательства по передаче требований.

Следовательно, должник был надлежащим образом уведомлен о переходе права требования.

Кроме того, также отказывая в удовлетворении апелляционной жалобы должника, Девятый ААС в своем Постановлении от 14 июня 2016 г. N 09АП-24253/2016-ГК ссылается на абз. 9 п. 14 Информационного письма N 120, который устанавливает, что «в силу положений, предусмотренных статьями 312, 382, 385 ГК РФ, должник при предоставлении ему доказательств перехода права (требования) к новому кредитору не вправе не исполнять обязательство данному лицу. Достаточным доказательством является уведомление должника цедентом о состоявшейся уступке права (требования) либо предоставление должнику акта, которым оформляется исполнение обязательства по передаче права (требования), содержащегося в соглашении об уступке права (требования)»[22].

Таким образом, уведомить должника о смене кредитора, может как цедент, так и цессионарий. При уведомлении должника цессионарием, к уведомлению необходимо приложить документ, подтверждающий исполнение обязательств по цессии.

  1. Взыскание с должника штрафа за неудовлетворение требования участника строительства выплатить неустойку

Согласно аб. 1 п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о ЗПП), при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Взыскав с должника вышеупомянутый штраф, Девятый ААС в своем Постановлении от 14 июня 2016 г.[23] указал, что данное требование цессионария является действительным, так как получено цедентом на основании договора участия в долевом строительстве и отказа должника добровольно исполнять требование о выплате неустойки.

При этом, суд сослался на позицию Верховного Суда РФ, указавшего что «предусмотренный статьей 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» штраф имеет гражданско-правовую природу и по своей сути является предусмотренной законом мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, то есть является формой предусмотренной законом неустойки» (абзац 3 листа 4 определения N 8-КГ13-12, вынесенного 29 октября 2013 года)».

Кроме того, «требование этого штрафа обладает самостоятельной имущественной ценностью. Потому личность Первоначального кредитора не имеет значения для уступки этого требования — оно не связано неразрывной связью с личностью кредитора. Никакие из норм закона не содержат положений о нарушении прав и интересов Ответчика такой уступкой. Первоначальный кредитор передал Истцу действительные требования о взыскании штрафной неустойки за отказ Ответчика выполнить его денежные требования добровольно. Право требовать штрафную неустойку за отказ Ответчика выполнить денежные требования добровольно (50 процентов от суммы) возникает не в силу вынесения судом решения в пользу Первоначального кредитора, а в силу отказа должника (Ответчика) от удовлетворения его требований. Ответчик требования Первоначального кредитора добровольно не выполнил. Значит право на взыскание штрафной неустойки возникло».

Данная позиция подтверждается п. 17 Информационного письма № 120, определениями ВС РФ от 22 октября 2013 года и от 13 января 2015 года[24].

Аналогичный вывод делает Десятый ААС в Постановлении от 16 июня 2016 г.[25], ссылаясь на аб. 1 п. 10 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утвержденного 04 декабря 2013 года Президиумом Верховного Суда РФ.

В нем говориться, что к отношениям застройщика и участника долевого строительства — гражданина, возникшим при уступке прав требований по договору участия в долевом строительстве первоначальным участником долевого строительства, заключившим договор не для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, законодательство Российской Федерации о защите прав потребителей применяется.

Вышеуказанные позиции содержаться также в Постановлении Десятого ААС от 4 июля 2016 г. и Постановлении Девятого ААС от 30 июня 2016 г.[26]

Таким образом, в случае, если должником добровольно не исполняются требования цедента о выплате неустойки, то цессионарий имеет право на взыскание штрафа, размер которого — пятьдесят процентов от требуемой суммы. При этом, необходимо наличие отказа должника добровольно выплатить неустойку после получения им от цедента предсудебного требования о ее выплате. Только тогда, у цессионария возникает право на штраф.

  1. Переход прав от цедента к цессионарию на возмещение морального вреда

Ст. 383 ГК РФ устанавливает, что переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Таким образом, цессионарий не имеет права на возмещение морального вреда, которые возник у цедента[27].

  1. Регистрация договора цессии

В соответствии с п. 1 ст. 389 ГК РФ сделка уступки права требования оформляется в той же форме, в которой была совершена сделка, на основании которой возникли уступаемые права.

Согласно п. 3 ст. 4 ФЗ № 214 договор участия в долевом строительстве заключается в письменной форме, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

В силу п. 2 ст. 389 ГК РФ уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Отказывая в удовлетворении апелляционных требований о взыскании неустойки с должника-застройщика, Десятый ААС в своем Постановлении от 6 мая 2016 г.[28] указал, что отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленного требования ввиду отсутствия государственной регистрации договора уступки права требования: «Уступка права по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Требование о регистрации договора участия в долевом строительстве вызывает необходимость регистрации не только сделок по уступке участником своего права на получение объекта строительства, но и иных сделок по уступке прав, вытекающих из договора, в том числе уплату убытков, неустойки».

Таким образом, положения о необходимости государственной регистрации договора цессии, если уступка требования имеет место по сделке, требующей государственной регистрации, носит императивный характер и не содержит каких-либо исключений в отношении уступки прав требований, непосредственно не связанных с возникновением, переходом, прекращением или ограничением вещных прав на объекты недвижимости[29].

Положительная практика снижения размера неустойки

Отменяя судебный акт первой инстанции и уменьшая неустойку должника за просрочку передачи объекта строительства, Десятый ААС в своем Постановлении от 4 апреля 2016 г.[30] указал, что

«При реализации инвестиционного контракта был существенно увеличен объем обязательств ответчика — застройщика в части наличия препятствий для реализации контракта в связи с наличием на земельном участке объектов недвижимости и необходимости их сноса за счет застройщика. Данная информация не содержалась в извещении от 18.07.2009 г. о проведении аукциона на право заключения договора аренды указанного участка.

В связи с чем, сроки начала строительства существенно сдвинулись.

01.11.2012 г. ответчик — застройщик вынужден был обращаться за продлением аренды земельного участка и только решением Арбитражного суда 18 апреля 2013 года аренда была продлена. По факту 6 месяцев застройщик юридически не мог продолжать работы на объекте в связи законной приостановкой действия разрешения на строительство.

Отказ администрации города Подольска в продлении договоров аренды признан судом необоснованным и незаконным.

Продление ответчиком срока действия разрешения на строительство на срок позже окончания договора аренды, свидетельствуют об объективных причинах задержки строительства.

Предоставление земельного участка в аренду для жилищного строительства на срок, не позволяющий по независящим от застройщика причинам, закончить строительство, нарушает соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и истец в значительной степени лишится того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, а именно на получение дохода от реализации объектов строительства.

Ответчик направил в адрес участника долевого строительства уведомление о продлении срока передачи объекта долевого строительства от 05 сентября 2014 года с уведомлением о переносе сроков ввода дома и предложением подписать дополнительное соглашение к договору о продлении срока передачи объекта долевого строительства до 4 квартала 2014 года.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, подтвержденные письменными доказательствами, ответчик является добросовестным участником гражданского оборота».

Таким образом, суд может снизить размер неустойки за просрочку передачи объекта строительства при доказанности обстоятельств, свидетельствующих о наличии: добросовестности застройщика, объективных причинах задержки передачи объекта, направленного в адрес участника ДДУ уведомления о переносе сроков передачи с предложением заключить дополнительное соглашения, злоупотребления участниками ДДУ своим правом и др.

Специалисты «Корпорациям и акционерам» оказывают помощь по взысканию неустойки с застройщика в арбитражном суде в рамках услуги «взыскание неустойки по договору долевого участия«

____________________________________

[1] Постановление Девятого ААС от 14 июня 2016 г. N 09АП-24253/2016-ГК

[2] См. также:

Постановление Десятого ААС от 26 мая 2016 г. по делу N А41-2741/16

Постановление Десятого ААС от 23 мая 2016 г. по делу N А41-87570/15

Постановление Десятого ААС от 25 апреля 2016 г. по делу N А41-75091/15

Постановление Десятого ААС от 10 февраля 2016 г. по делу N А41-72694/15

Постановление Десятого ААС от 27 января 2016 г. по делу N А41-73795/15

[3] Постановление Десятого ААС от 6 июля 2016 г. по делу N А41-14234/16

[4] Постановление Десятого ААС от 20 июня 2016 г. по делу N А41-14424/16

[5] п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.97 г. N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ»

[6] См. также:

Постановление Десятого ААС от 26 мая 2016 г. по делу N А41-2741/16

Постановление Десятого ААС от 23 мая 2016 г. по делу N А41-87570/15

Постановление Десятого ААС от 25 апреля 2016 г. по делу N А41-75091/15

Постановление Десятого ААС от 20 апреля 2016 г. по делу N А41-91916/15

Постановление Десятого ААС от 8 апреля 2016 г. по делу N А41-94947/15

Постановление Десятого ААС от 31 марта 2016 г. по делу N А41-94946/15

Постановление Десятого ААС от 25 марта 2016 г. по делу N А41-93603/15

Постановление Десятого ААС от 11 марта 2016 г. по делу N А41-94945/15

Постановление Десятого ААС от 26 февраля 2016 г. по делу N А41-99815/15

Постановление Десятого ААС от 20 февраля 2016 г. по делу N А41-77487/15

Постановление Десятого ААС от 10 февраля 2016 г. по делу N А41-72694/15

Постановление Десятого ААС от 4 февраля 2016 г. по делу N А41-53203/15

Постановление Десятого ААС от 29 января 2016 г. по делу N А41-65444/15

[7] Постановление Десятого ААС от 6 июля 2016 г. по делу N А41-14234/16

[8] Постановление Десятого ААС от 20 июня 2016 г. по делу N А41-14424/16

[9] Постановлении Десятого ААС от 16 июня 2016 г. по делу N А41-9391/16

[10] Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2009 N 24-В09-8, Определение Конституционного Суда РФ от 19.02.2003 N 79-О

[11] Постановление Президиума ВАС РФ от 21.06.2012 N 3352/12 по делу N А40-25926/2011-13-230

[12] Постановлене Девятого ААС от 14 июня 2016 г. N 09АП-24253/2016-ГК

[13] Постановление Десятого ААС от 4 июля 2016 г. по делу N А41-13332/16

[14] См. также:

Постановление Десятого ААС от 26 мая 2016 г. по делу N А41-2741/

Постановление Десятого ААС от 23 мая 2016 г. по делу N А41-87570/15

Постановление Десятого ААС от 20 апреля 2016 г. по делу N А41-91916/

Постановление Десятого ААС от 31 марта 2016 г. по делу N А41-94946/15

Постановление Десятого ААС от 25 марта 2016 г. по делу N А41-93603/15

Постановление Десятого ААС от 11 марта 2016 г. по делу N А41-94945/15

Постановление Десятого ААС от 10 марта 2016 г. по делу N А41-68063/15

Постановление Десятого ААС от 26 февраля 2016 г. по делу N А41-99815/15

Постановление Десятого ААС от 20 февраля 2016 г. по делу N А41-77487/15

Постановление Десятого ААС от 10 февраля 2016 г. по делу N А41-72694/15

Постановление Десятого ААС от 4 февраля 2016 г. по делу N А41-53203/15

Постановление Десятого ААС от 29 января 2016 г. по делу N А41-65444/15

[15] Постановление Десятого ААС от 4 июля 2016 г. по делу N А41-13332/16

[16] Абз. 1 п. 21 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 года N 120

[17] Постановление Девятого ААС от 14 июня 2016 г. N 09АП-24253/2016-ГК

[18] Определение ВАС РФ от 27 февраля 2013 года N ВАС-1787/13 по делу N А43-3694/2012

[19] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30 января 2015 года по делу N А41-27199/2014

[20] См. также:

Постановление Десятого ААС от 23 мая 2016 г. по делу N А41-87570/15

Постановление Десятого ААС от 10 февраля 2016 г. по делу N А41-72694/15

Постановление Десятого ААС от 4 февраля 2016 г. по делу N А41-53203/15

[21] Постановление Десятого ААС от 4 июля 2016 г. по делу N А41-13332/16

[22] См. также:

Постановление Десятого ААС от 23 мая 2016 г. по делу N А41-87570/15

Постановление Десятого ААС от 26 февраля 2016 г. по делу N А41-99815/15

Постановление Десятого ААС от 4 февраля 2016 г. по делу N А41-53203/15

[23] Постановление Девятого ААС от 14 июня 2016 г. N 09АП-24253/2016-ГК

[24] Определения ВС РФ от 22 октября 2013 года по делу N 64-КГ13-7 и от 13 января 2015 года по делу N 48-КГ14-12

[25] Постановление Десятого ААС от 16 июня 2016 г. по делу N А41-9391/16

[26] Постановление Десятого ААС от 4 июля 2016 г. по делу N А41-13332/16 и Постановление Девятого ААС от 30 июня 2016 г. по делу N 09АП-25592/2016

См. также:

Постановление Десятого ААС от 26 мая 2016 г. по делу N А41-2741/16

Постановление Десятого ААС от 23 мая 2016 г. по делу N А41-87570/15

Постановление Десятого ААС от 25 апреля 2016 г. по делу N А41-75091/15

Постановление Десятого ААС от 26 февраля 2016 г. по делу N А41-99815/15

Постановление Десятого ААС от 10 февраля 2016 г. по делу N А41-72694/15

Постановление Десятого ААС от 4 февраля 2016 г. по делу N А41-53203/15

[27] Данная позиция отражена в Постановлении Десятого ААС от 4 июля 2016 г. по делу N А41-13332/16.

[28] Постановление Десятого ААС от 6 мая 2016 г. по делу N А41-67688/15

[29] См. также: Постановление Десятого ААС от 4 февраля 2016 г. по делу N А41-53203/15

[30] Постановление Десятого ААС от 4 апреля 2016 г. по делу N А41-88994/15

Взыскать с застройщика неустойку и штраф полностью, без снижения, через арбитраж

Практические вопросы взыскания неустойки по ДДУ:


Основные понятия, используемые для регулирования отношений при долевом участии в строительстве

Расчет суммы неустойки

Противодействие снижению неустойки по ДДУ

Правильная приемка квартиры (иного объекта)

Взыскание неустойки по ДДУ и штрафа в арбитражном суде

Дополнительная ответственность застройщика

Задайте вопрос

Ваш вопрос и контакты:

Рубрики