+7 (905) 700-0886 

 на правах рукописи

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. М.В. Ломоносова

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

 

 МАГИСТРАТУРА

Программа подготовки магистров «Корпоративное право»

 

«ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКСТРАОРДИНАРНЫХ СДЕЛОК»

 

Магистерская диссертация

Никифоровой Алины Олеговны

 

Научный руководитель

д.ю.н., профессор

Шиткина Ирина Сергеевна

Дата защиты: «24» мая 2013 г.

Оценка: ______________________________

 

Москва

2013 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1.  Экстраординарные сделки. Понятие и виды

  • § 1 Понятие обычной хозяйственной деятельности общества
  • § 2 Определение взаимосвязанности сделок
  • § 3 Понятие конфликта интересов
  • § 4 Развитие правовой мысли в определении экстраординарных сделок  
  • § 5 Сравнение определений экстраординарных сделок в хозяйственных обществах и в юридических лицах других организационно-правовых форм                                                            

Глава 2.  Понятие крупных сделок, порядок их одобрения               

  • § 1  Определение крупных сделок
  • § 2 Порядок одобрения крупных сделок                                               

Глава 3. Понятие сделок, в совершении которых имеется заинтересованность и порядок их одобрения                                               

  • § 1 Определение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность
  • § 2 Порядок одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность

Глава 4. Правовые последствия одобрения экстраординарных сделок, правовые последствия несоблюдения требований законодательства к порядку одобрения экстраординарных сделок                                              

  • § 1 Право на выкуп акций как последствие совершения акционерным      обществом крупной сделки                                        
  • § 2 Последующее одобрение экстраординарных сделок                        
  • § 3 Основания для признания экстраординарных сделок недействительными                                    

Заключение                                                                                                       

Библиография       

 

 

 

 

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Хозяйственные общества в настоящее время значительно влияют на развитие экономики России. В связи с этим уделяется особое внимание регулированию их деятельности.

Развитие корпоративных отношений приводит к усложнению процедуры ведения хозяйственной деятельности обществ, в том числе заключению разнообразных сделок.

Как верно утверждает В.В. Долинская, «динамика имущественных отношений в рамках акционерных отношений представлена в основном сделками. Через них, через сделкоспособность как элемент дееспособности реализуется правосубъектность акционерного общества в целом и ее обязательственный элемент в частности».[1]

А.В. Габов обоснованно отмечает, что «сделки (как и иные действия) юридического лица имеют ту существенную особенность, при которой на формирование воли юридического лица к их совершению оказывает влияние значительное число лиц».[2]

Конфликт интересов становится неизбежным элементом корпоративных отношений. И если раньше это понятие носило негативную окраску, то сейчас, согласно меткому замечанию С.Ю. Филипповой, конфликт уже не воспринимается как зло; более того, весь корпоративный инструментарий направлен именно на обеспечение возможности продуктивной деятельности корпорации в ситуации конфликта.[3]

В результате возникновения конфликта интересов между обществом, его участниками и заинтересованными лицами, а также в связи с масштабами ведения бизнеса, может нарушиться баланс интересов участников корпоративных правоотношений, что из-за недостаточной разработанности и освещенности законодательством данного вопроса приводит к негативным последствиям. И таким образом, процедуры, призванные защитить интересы общества, не достигают поставленной цели и используются недобросовестными участниками корпоративных правоотношений, которые в свою очередь приводят к дестабилизации гражданского оборота и снижению инвестиционной привлекательности российского бизнеса.

Конфликт интересов вряд ли представляется возможным полностью преодолеть, но специально созданные процедуры, направленные на предупреждение, регулирование и минимизацию негативных последствий таких конфликтов, могут сделать возможным существование корпорации даже при существующем конфликте.

В данной работе мы бы хотели осветить такие механизмы как особый порядок совершения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Несмотря на различную степень разработанности данного вопроса, упомянутые правовые средства все же имеются во многих Федеральных законах, регулирующих деятельность акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью, народных предприятий, автономных учреждениях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, а также в иных законах Российской Федерации. Что позволяет нам говорить о необходимости дальнейшего исследования и разработки данного вопроса.

Цель и задачи исследования. Целью настоящего исследования является комплексный анализ норм действующего законодательства, судебной практики, научной доктрины в отношении экстраординарных сделок (крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность), для восполнения пробелов законодательства, анализа существующих проблем, возникающих  при совершении экстраординарных сделок и разработки предложений по совершенствованию действующего законодательства.

Для достижения указанной цели в работе поставлены следующие основные задачи:

— дать определение экстраординарной сделки и определить их виды;

— определить сферу обычной хозяйственной деятельности общества;

— проанализировать проблемы определения взаимосвязанных сделок;

-исследовать вопрос конфликта интересов при совершении экстраординарых сделок;

— проанализировать развитие правовой мысли применительно к институту крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность;

— сравнить процедуру совершения экстраординарных сделок в различных организационно-правовых формах юридических лиц;

— дать определение крупной сделки, сделки, в совершении которой имеется заинтересованность;

— выявить признаки экстраординарных сделок;

— проанализировать порядок одобрения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность;

— исследовать правовые последствия ненадлежащего одобрения экстраординарных сделок.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при совершении хозяйственным обществом крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Предметом исследования являются нормы законодательства, регулирующие совершение крупной сделки и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, доктринальные исследования цивилистов, а также материалы судебной практики.

Методологическая основа исследования. В процессе исследования использовались как общенаучные методы, а именно: диалектический метод, метод системного анализа, обобщения, абстрагирования, так и частные: формально-юридический метод анализа исследуемого нормативного материала, позволяющий изучить «догму» права, выявить формально-логические связи, историко-правовой метод, позволяющий проследить развитие мысли, ее постепенное становление, сравнительно-правовой метод, способный выявить пробелы в законодательстве, общее и особенное в регулировании однородных общественных отношений для поиска оптимального варианта регламентации определенных сторон жизни общества.

Степень научной разработанности темы. Регулирование отношений в процессе деятельности хозяйственных обществ представляет собой достаточно обсуждаемую тему в научных кругах. Исследование различных аспектов этих отношений, в частности, экстраординарных сделок, которые являются неотъемлемой частью жизнедеятельности общества, послужили основой многих научных трудов таких ученых как К.М. Алиевой, В.Ю. Бакшинскаса,, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, А.В. Габова, Д.И. Дедова, В.И. Добровольского, В.В. Долинской, Н.В.Козловой, Д.В. Ломакина, А.А. Маковской, С.Д. Могилевского, О.Н. Сыродоевой, Ю.С. Поварова, И.Т.Тарасова, М.В. Телюкиной, М.Ю. Тихомирова, С.Ю. Филипповой, Г.С.Шапкиной, И.С. Шиткиной. Перечисленные работы составили теоретическую основу представляемой диссертации. Однако, несмотря на большое количество работ, написанных по данной теме, все еще остаются вопросы, не освещенные ни учеными, ни законодательством. Что обусловливает актуальность настоящей работы.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих 12 параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Объединив выявленные в процессе анализа судебной практики критерии и высказанные авторами суждения, можно сделать вывод, что обычной хозяйственной деятельностью является деятельность, совершаемая обществом систематически, в процессе текущей хозяйственной деятельности и приносящая обществу постоянный доход.

2. При выявлении взаимосвязанности сделок, преследование единой хозяйственной цели является главным, определяющим критерием, другие же являются второстепенными, дополнительными к нему. Вероятно, именно поэтому определение взаимосвязанности сделок является предметом судебного усмотрения, так как невозможно определить, зафиксировать общее понятие «единой хозяйственной цели», в каждом конкретном случае суд должен по собственному усмотрению определять была ли цель единой.

3. Несмотря на недостатки законодательной техники в отношении определений крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, считаем, что нельзя унифицировать порядок одобрения этих сделок всех организационно-правовых форм юридических лиц, так как несмотря на значительное сходство регулирования экстраординарных сделок, все же нельзя игнорировать специфику каждой из организационно-правовых форм, в силу особенностей которых и устанавливаются различные критерии и условия одобрения таких сделок.

4. Считаем возможным предложить устанавливать заинтересованность в судебном порядке, основываясь на совокупности формальных критериев и  фактических обстоятельств дела.

5. В связи с унификацией законов об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, считаем обоснованным использовать в отношении регулирования крупных сделок понятие «активы» применительно как к акционерным обществам, так и к обществам с ограниченной ответственностью.

ГЛАВА 1

 ЭКСТРАОРДИНАРНЫЕ СДЕЛКИ. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

§ 1 Понятие обычной хозяйственной деятельности общества

Экстраординарными сделками, согласно сложившемуся пониманию, являются сделки, выходящие за пределы обычной хозяйственной деятельности.

Разграничение обычной хозяйственной деятельности и сделок, выходящих за ее пределы, имеет как теоретическое, так и практическое значение, немаловажным это разграничение является для верного выбора источников правового регулирования отношений. По верному замечанию В.В. Долинской, «в рамках обычной хозяйственной деятельности источником общего правового регулирования являются нормы общегражданского законодательства, а нормы акционерного и т. п. законодательства применяются субсидиарно. При регулировании совершения сделок, выходящих за пределы обычной хозяйственной деятельности, как специальные применяются нормы акционерного права, антимонопольного законодательства, законодательства в конкретных сферах деятельности, а затем субсидиарно нормы ГК о сделках и их недействительности».[4]

Из определения крупной сделки следует, что таковой не является сделка, совершаемая в процессе обычной хозяйственной деятельности. Но что означает термин «обычная хозяйственная деятельность» в законодательстве не определяется. Некоторую ясность вносит Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19, в котором разъясняется, что «к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться, в частности, сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи)».[5] Но вряд ли можно признать данное разъяснение исчерпывающим, так как данное определение дается в рамках производственной сферы, игнорируя сделки, совершаемые торговыми, финансовыми организациями, которые занимаются непроизводственными видами деятельности.

Основываясь на судебной практике, можно выделить примерный перечень сделок, относящихся к обычной хозяйственной деятельности:

— Сделки по приобретению обществом сырья и материалов, которые необходимы для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций (например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи) являются обычной хозяйственной деятельностью общества[6].

— Обычной хозяйственной деятельностью общества является совершение сделок, предусмотренных уставом[7].

— Сделками, совершенными в рамках обычной хозяйственной деятельности, признаются сделки, которые направлены на обеспечение текущей хозяйственной деятельности и носят систематический характер.[8]

— Сделки, направленные на осуществление основного вида деятельности общества, признаются совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.[9]

Согласно приведенным критериям, можно заметить единую правовую позицию судов относительно обычной хозяйственной деятельности, так как такие используемые понятия как «систематичность», «текущая хозяйственная деятельность», «деятельность, предусмотренная уставом» по сути являются в данном контексте синонимами и их можно объединить понятием «основной вид деятельности общества», с которым суды связывают обычную хозяйственную деятельность.

— Дополнительными критериями отнесения сделки к обычной хозяйственной деятельности общества могут являться неоднократность совершения аналогичных сделок, либо намерение заключать их на постоянной основе в будущем, а также цена сделки, которая должна быть сопоставима с рыночной стоимостью аналогичного товара либо с ценой аналогичных сделок, заключенных обществом[10].

Но простого перечня очевидно недостаточно, так как ввиду разнообразия жизни и многообразия предпринимательской деятельности подобный список может быть просто бесконечным, необходима систематизация, определение критериев сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности, для понимания и удобного использования.

В. Ю. Бакшинскас разделяет сделки, относящиеся к обычной хозяйственной деятельности на 2 группы: к первой относятся сделки, непосредственно заключаемые в ходе деятельности общества, ко второй — сделки, которые сопутствуют хозяйственной деятельности. Сопутствующими  являются в основном, но не единственными, кредитные сделки, и если целью такой сделки является получение кредита для приобретения сырья, то ее можно отнести к обычной хозяйственной деятельности.[11]

О разделении сделок на 2 группы говорит и Д.В. Ломакин.[12] Также Дмитрий Владимирович рекомендует применять термин «обычная» хозяйственная деятельность к конкретному обществу. «По общему правилу хозяйственное общество, как разновидность коммерческой организации, обладает общей правоспособностью и может осуществлять любые виды деятельности, не запрещенные законом (абз. 2 п. 1 ст. 49 ГК РФ). Однако обычными для конкретного общества будут далеко не все виды деятельности, которыми оно вправе заниматься. Вряд ли можно признать в качестве сделки, совершаемой в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности, сделку общества, изготовляющего какую-либо продукцию, по отчуждению принадлежащих ему сооружений, необходимых для осуществления производственного процесса. Такая сделка не только не связана с обычной хозяйственной деятельностью общества, но и может сделать невозможным осуществление самой этой деятельности».[13]

К сделкам, заключаемым в процессе  обычной хозяйственной деятельности, финансовых организаций, в силу их специфики, согласно судебной практике, относятся: договор финансирования под уступку денежного требования, договоры займа, поручительства, доверительного управления имуществом, трудовой договор, договор подряда, договор с рекламным агентом, договор аренды помещения, договоры по оплате коммунальных услуг и канцелярских принадлежностей[14].

Полагаем, что приведенное толкование обычной хозяйственной деятельности финансовых организаций является обоснованным.

Интересно, что при определении сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности как для хозяйственных обществ, так и для финансовых организаций, включая банки, лизинговые, страховые компании, суды руководствуются аналогичными критериями: систематичность, основной вид деятельности,  текущая хозяйственная деятельность.

Таким образом, проанализировав приведенные выше критерии и объединив высказанные суждения, можно сделать вывод, что обычной хозяйственной деятельностью является деятельность, совершаемая обществом систематически, в процессе текущей хозяйственной деятельности и приносящая обществу постоянный доход.

Следует отметить, что если крупная сделка, формально подпадающая под критерий крупной, совершается в процессе обычной хозяйственной деятельности, одобрения не требует. В отношении сделок с заинтересованностью ситуация иная. В законе об АО указывается возможность принятия решения об одобрении сделки,  в совершении которой имеется заинтересованность, общим собранием акционеров, которая будет заключена в будущем, но при этом законодатель подчеркивает, что должна быть указана предельная сумма, на которую может быть совершена такая сделка.

 

§ 2 Определение взаимосвязанности сделок

В определении крупной сделки встречается понятие «взаимосвязанных сделок». Но в законодательстве оно, к сожалению, не раскрывается, и как верно заметил Г.Е. Авилов, «в конечном счете, только при рассмотрении конкретного дела суд может ответить на вопрос, следует ли определенные сделки считать взаимосвязанными или нет»[15] и принятие решения остается, таким образом, за судом.

В литературе  высказываются свои точки зрения на этот вопрос. А.А. Маковская утверждает, что взаимосвязанность может быть обусловлена как объективными, так и субъективными причинами. «Взаимосвязанность заключаемых акционерным обществом сделок, по-видимому, может носить объективный характер и выражаться в обусловленности заключения обществом одной сделки заключением им ранее или одновременно другой сделки. Примером подобных взаимосвязанных сделок могут служить сделки, подпадающие под действие ст. 84.1 ФЗ «Об акционерных обществах». В соответствии с правилами этой статьи акционерное общество, приобретшее самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами) 30 и более процентов размещенных обыкновенных акций другого общества с числом акционеров — владельцев обыкновенных акций более 1000, обязано предложить всем акционерам этого акционерного общества продать ему принадлежащие им обыкновенные акции общества и эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в обыкновенные акции, по рыночной цене и в случае их согласия приобрести у них эти акции.

Взаимозависимость сделок может быть вызвана и причинами субъективного характера и выражаться в наличии у акционерного общества, заключающего сделки, некой одной общей цели, достичь которой оно стремится посредством таких сделок».[16]

Данную точку зрения считаем справедливой, так как действительно следует различать ситуации, когда общество вынуждено признать сделки взаимосвязанными в силу фактических обстоятельств, или же оно само решает определить несколько сделок таковыми.

Как говорилось выше, определения взаимосвязанности сделок отсутствует в законодательстве, но Д.В. Ломакин, пытаясь выявить критерии определения взаимосвязанности на примере отчуждения генеральным директором акционерного общества всех акций другого АО, принадлежащих первому обществу на праве собственности, называет три основания взаимосвязанности: во-первых, совпадение оснований сделок, во-вторых, помимо прекращения права собственности первого АО на акции происходит потеря им статуса акционера, в-третьих, предметом сделки является однородное имущество.[17]

Сложилась определенная правовая позиция и в судебной практике. Проанализировав судебные акты, можно сделать вывод, что взаимосвязанными признаются сделки, соответствующие следующим условиям:

1). Если при заключении сделок преследовалась единая хозяйственная цель.[18]

2). Если сделки направлены на достижение единых правовых последствий.[19]

3). Если сделки имеют однородный предмет, совершены в непродолжительный период времени и при их заключении преследуется единая цель.[20]

4). Если сторонами сделки являются одни и те же лица, сделки имеют одно целевое назначение, совершены в один день.[21]

5). Если сделки совершены в течение непродолжительного периода времени; сторонами являются одни и те же лица; имущество, отчуждаемое по сделкам, составляет единый технологический комплекс.[22]

Этот  список не является исчерпывающим, к тому же в практике, как правило, встречается совокупность нескольких критериев. Интересно, что первый критерий (преследование единой хозяйственной цели) встречается чаще других, из чего можно сделать вывод, что он является главным, определяющим, другие же — дополнительными к нему. Вероятно, именно поэтому взаимосвязанность сделок остается на усмотрение суда, так как невозможно определить, зафиксировать общее понятие «единой хозяйственной цели», в каждом конкретном случае суд должен по собственному усмотрению определять была ли цель единой.

§ 3 Понятие конфликта интересов

Несмотря на то, что создание корпорации глобально предполагает наличие у участников общей конечной цели всех ее участников, обусловленной успешной деятельностью общества, это вовсе не означает, что все они имеют одинаковые интересы. Так, миноритарным акционерам интересен размер дивидендов, крупным акционерам важно развитие и укрупнение своего бизнеса. Сталкивающиеся интересы приводят к возникновению конфликта. Неразрешимые системные конфликты интересов наносят существенный вред как самому обществу, так и его участникам. Осложняется положение также и тем, что зачастую конфликтам интересов в корпорации присуща высокая степень латентности, что значительно усложняет их своевременное обнаружение и эффективное разрешение. И хотя существование корпорации без конфликтов навряд ли представляется возможным, и как верно отметил Д.В. Ломакин «устранение конфликта интересов возможно только путем устранения конфликтующей стороны»,[23] что по нашему мнению является крайней мерой разрешения конфликта, в первую очередь необходимо производить действия, направленные на  выявление конфликтов и причины их возникновения, чтобы в дальнейшем минимизировать  неблагоприятные последствия.

Определение конфликта интересов неоднократно встречается в действующем законодательстве. Так, о конфликте интересов говорится в п. 1 ст. 27 Федерального закона «О некоммерческих организациях», в п. 1 ст. 36.24 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах», в п. 3 ст.8 Федерального закона «О саморегулируемых организациях», п. 2 ст. 16 Федерального закона «О кредитной кооперации», в п. 1 ст. 19 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», п.1 ст.10 Федерального закона «О противодействии коррупции».

В литературе также существуют определения конфликта интересов. Д.И. Дедов понимает под конфликтом интересов «противоречие между интересами, которые защищены правом и должны быть удовлетворены действиями другого уполномоченного принципалом лица»[24].

В доказательство имманентности конфликта интересов можно привести слова О.Н. Сыродоевой: «важно твердо помнить о том, что мы имеем дело именно с возможным рис­ком — то есть противоречие интересов само по себе не является преступлением или правонарушением, либо обязательно причиняет ущерб другим. В противо­положность широкому пониманию, иметь противоречие интересов — это не зна­чит быть в этом «виноватым», это просто состояние дел. Наоборот, во многих ситуациях корпорация и акционеры получают значительную выгоду от сделки, несмотря на наличие противоречия интересов со стороны директора»[25].

Аналогичной точки зрения придерживается и И.С. Шиткина: «Конфликт интересов» следует понимать как ситуацию или состояние дел, при которой интересы участников корпоративных отношений не совпадают с интересами самой корпорации и/или других участников корпоративных отношений»[26].

Таким образом, можно отметить единодушие в юридический литературе по поводу определения конфликта интересов. Ученые не определяют его как зло, а напротив, подчеркивают возможность его существования как нормальное явление, присущее корпоративным отношениям.

Как отмечает Д.И. Дедов «Комиссия по ценным бумагам США метко называет это конфликтом между личными и профессиональными интересами».[27]

От неизбежных и имеющих право на существование корпоративных конфликтов следует отличать конфликты «неестественные», такие как «гринмейл». С.Ю. Филиппова отмечает, «что с такими конфликтами можно вести борьбу, но не с конфликтом в принципе как социальным явлением. Целью правовой регламентации в этой ситуации является такое воздействие на общественные отношение, которое позволило бы конструктивно действовать корпорации и в конфликтной ситуации»[28].

Выделяет такие конфликты как отдельный тип и О.В. Осипенко, называя их профессионально отработанными и ориентированными на извлечение соответствующего предпринимательского дохода конфликтные технологии. «Таковыми являются рейдерство (корпоративные захваты, бизнес-пиратство и т.п.), цель которого — отъем бизнеса или его существенных фрагментов, а также гринмейл (корпоративный шантаж, юридический рэкет и т.п.), ориентированный на получение более скромных форм инвестиционного дохода, прежде всего в форме некоего отступного, на который соглашается измотанная правовым «прессингом по всему полю» компания или ее мажоритарный участник»[29].

Таким образом, нужно признать, что конфликт интересов имманентно присущ корпорации. Внимание законодателей должно быть направлено не на уничтожение самого конфликта, а на способы избегания или же минимизацию последствий при его обострении.

 

§ 4 Развитие правовой мысли в определении экстраординарных сделок

Известно, что на доктринальном уровне крупные сделки и сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, в совокупности именуются экстраординарными.

Несмотря на распространенное использование этого понятия, нельзя не отметить некоторые сомнения в уместности применения определения «экстраординарные сделки» в юридической литературе. Так, А.В. Габов отмечает: «Думается, однако, что к этому термину следует относиться с большой осторожностью. Особенно в части его противопоставления обычной хозяйственной деятельности, ведь через призму законодательства вообще очень проблематично понять, что имеется в виду. Фактически ни один судебный акт, ни одно разъяснение высшей судебной инстанции не дает ясного толкования судам этой категории»[30].

Ситуация с понятиями «крупные сделки» и «сделки, в совершении которых имеется заинтересованность», более определенная. Эти понятия появились сравнительно недавно вместе с появлением Законов «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью», но необходимость применения указанных механизмов возникла намного раньше, собственно с появлением юридических лиц как субъектов гражданских правоотношений. Не вдаваясь в исторические подробности, все же стоит привести некоторые доказательства использования данного института. Так, С.А. Бурлаков, проводя исторический анализ, приводит в пример Положение о компаниях на акциях, принятое в 1836 году, вошедшее в т. Х ч.1 свода законов Российской империи под названием «О товариществахъ по участникамъ, или компанiяхъ на акцiяхъ». Согласно § 2178 Положения «Правление распоряжаетъ делами и капиталами компании не иначе, какъ на основании ея устава в коем полодительно должно быть определено, до какой именно суммы Правление, безъ созыва общаго собрания акционеровъ, уполномачивается производить расходы по предприятию компании».[31]

И.Т. Тарасов отмечает, что «на распоряжения компании или на распоряжения и действия органов контроля и управления, не переступающие подведомственности этих органов, могут быть подаваемы только жалобы, причем на решения общих собраний подаются жалобы в установленное для этого учреждение, которое может кассировать эти решения, кассация же эта может послужить основанием к возбуждению исковой ответственности; на распоряжения же и действия органов управления и контроля жалобы подаются по инстанциям, — до общего собрания как высшей жалобной инстанции в компании. Распоряжения и действия, переступающие границы подведомственности и заключающие в себе правонарушение, служат основанием к возбуждению ответственности в исковом порядке».[32] То есть использовался исковой порядок для привлечения к ответственности виновных лиц.

Ограничение компетенции органов управления можно увидеть и на примере Государственного банка. Так, раздел I  Устава государственного банка определял, что министр финансов решал в том числе вопросы о постройке, приобретении и отчуждении собственных домов банка, служащих для помещения его учреждений. Таким образом, к исключительной компетенции высшего органа управления были отнесены вопросы совершения банком сделок с недвижимостью, предназначенной для непосредственной деятельности Банка. Кроме того, согласно абз. 2 § 30 постановления Совета Банка по тем из дел, которые превышали по сумме установленные для окончательного разрешения в Совете нормы, представлялись Управляющим на утверждение министра финансов.[33]

Таким образом, уже в период Российской империи законодатель осознавал, что для эффективной предпринимательской деятельности необходимы механизмы, способные защитить интересы всех участников корпоративных отношений. И хотя в этот период не было четкой регламентации и детального описания применяемых механизмов, нельзя не отметить, что попытки внедрения ограничения компетенции управляющих органов обществ для некоторых сделок уже предпринимались.

Наличие данных институтов в законодательстве советского периода можно усмотреть, например, в Положении о промышленных объединениях (промкомбинатах) низового подчинения, действующих на началах коммерческого расчета, принятое в 1928 году.[34] В п. 17 указанного Положения говорилось, что управляющий промкомбинатом самостоятельно ведет всю оперативную и административную работу промкомбината, управляет его делами и находящимися в его распоряжении имуществом, совершает сделки и операции, входящие в круг ведения промкомбината. Но указывались случаи, когда ему было необходимо разрешение органа, в ведении которого находился промкомбинат для совершения таких сделок как отчуждение и залог сооружений, строений и оборудования промкомбината, утративших производственное значение; разрешения на заключение промкомбинатом долгосрочных займов; сдачи и взятия в аренду производственных и подсобных предприятий. То есть все же существовал порог распоряжения управляющим имуществом промкомбината самостоятельно.

А.В. Габов находит попытки урегулирования конфликта интересов в примечании к § 78 Примерного устава торфяного товарищества 1924 года, где указывалось, что «членами ревизионной комиссии не могут состоять родственники членов правления и ревизионной комиссии до второй ступени (родные братья) включительно»[35].

Обсуждаемые механизмы обрели свое легальное определение  в ст. 78 и ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 45 и ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Несмотря на то, что прошло уже около восемнадцати лет с момента появления понятий крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, существует значительное количество пробелов в законодательстве, которое частично компенсируется судебной практикой и активно обсуждается правоведами.

Свое название, например, таким сделкам присвоил Приказ ФСФР РФ «Об утверждении Положения о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг», назвав их «нестандартными сделками».[36]

В связи с широким использованием и сложившимся пониманием понятия «экстраординарные сделки» считаем возможным его дальнейшее использование. Считаем данное понятие наиболее удачным из числа существующих. В подтверждение данной точки зрения можно процитировать определение, приводимое в толком словаре Т.Ф. Ефремовой: «экстраординарный – не предусмотренный обычным течением дел»[37], что подчеркивает уместность применения этого понятия.

Касательно неточности формулировки понятий, следует отметить точку зрения А.В. Габова относительно сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Автор предлагает называть такие сделки «сделками с конфликтом интересов», выделяя 5 признаков, через которые выявляется конфликт интересов, для его формального правового разрешения: 1) субъектный состав сделки, примером которого является сделка, в совершении которой имеется заинтересованность; 2) объекты (предметы), которые являются признаком при совершении крупной сделки; 3) действия лиц (виды сделок и действий, их основания и результат). Примером служит ст. 82 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», которая указывает, что должник не вправе без согласия административного управляющего совершать сделки или несколько взаимосвязанных сделок, которые влекут за собой увеличение кредиторской задолженности должника более чем на пять процентов суммы требования кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов на дату введения финансового оздоровления; 4) комбинация трех указанных факторов; 5) усмотрение участников (как с предварительным описанием границ, в которых такое усмотрение возможно, так и без такового). Например, в случае с заинтересованной сделкой акционерного общества, подлежащей одобрению собранием акционеров.[38]

Таким образом, считаем необходимым дальнейшее развитие  законодательства в отношении обсуждаемого вопроса. Так как отсутствие множества понятий, необходимых для урегулирования споров, связанных с совершением крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, и сейчас приводит к неточностям и разногласиям, подрывающим, в конечном итоге, стабильность гражданского оборота.

 

 

 

§ 5 Сравнение определений экстраординарных сделок в хозяйственных обществах и в юридических лицах других организационно-правовых  форм                                                                                                                       

Понятие крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, применяется не только при регулировании деятельности акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью, но и в других организационно-правовых формах юридических лиц. При этом стоит обратить внимание, что порой определения в различных законах значительно расходятся, тем самым порождая противоречия. Так, определение крупной сделки содержится, помимо ФЗ «Об акционерных обществах» и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», ФЗ «О некоммерческих организациях», ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ФЗ «Об автономных учреждениях», ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

В ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» крупной сделкой является сделка, предметом которой является имущество, стоимость которого превышает 15%. Решение об одобрении сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 15 до 30% балансовой стоимости имущества, принимается наблюдательным советом единогласно и в обязательном порядке согласовывается с контрольной комиссией. Решение о совершении крупной сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет свыше 30% балансовой стоимости имущества народного предприятия на дату принятия решения о совершении такой сделки, принимается общим собранием акционеров не менее чем тремя четвертями присутствующих на общем собрании акционеров.[39]

Следует заметить, что в упомянутом законе встречается и понятие лиц, заинтересованных в совершении народным предприятием сделки. Перечень таких лиц совпадает с перечнем, приводимым в ФЗ «Об акционерных обществах».

В ФЗ «О некоммерческих организациях» (статья 9.2. Бюджетное учреждение) указывается следующее определение крупной сделки: «Для целей настоящего Федерального закона крупной сделкой признается сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанная с распоряжением денежными средствами, отчуждением иного имущества (которым в соответствии с федеральным законом бюджетное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно), а также с передачей такого имущества в пользование или в залог при условии, что цена такой сделки либо стоимость отчуждаемого или передаваемого имущества превышает 10 процентов балансовой стоимости активов бюджетного учреждения, определяемой по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, если уставом бюджетного учреждения не предусмотрен меньший размер крупной сделки».[40]

Таким образом, в данном законе говорится не только об отчуждении имущества (следует заметить, что в Законе об АО говорится не только об отчуждении имущества, но и о возможности его отчуждения), но и о распоряжении денежными средствами. Совершена такая сделка может быть только с предварительного согласия соответствующего органа, осуществляющего функции и полномочия учредителя бюджетного учреждения. В статье 27 Закона о некоммерческих организациях раскрывается понятие конфликта интересов лиц, заинтересованных в совершении организацией тех или иных действий, в том числе сделок с другими организациями и гражданами. Следует заметить, что при определении заинтересованных лиц имеются лишь незначительные различия с ФЗ «Об акционерных обществах».

ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в отношении экстраординарных сделок, устанавливает: «Крупные сделки, а также сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом. В целях настоящего Федерального закона к крупным сделкам относятся сделки или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более чем десять процентов балансовой стоимости активов должника на последнюю отчетную дату, предшествующую дате заключения такой сделки. В целях настоящего Федерального закона сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, признаются сделки, стороной которых являются заинтересованные лица по отношению к внешнему управляющему или конкурсному кредитору либо к должнику. Сделки, влекущие за собой получение или выдачу займов, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требований, перевод долга, отчуждение или приобретение акций, долей хозяйственных товариществ и обществ, учреждение доверительного управления, совершаются внешним управляющим после согласования с собранием кредиторов (комитетом кредиторов). Указанные в настоящем пункте сделки могут заключаться внешним управляющим без согласования с собранием кредиторов (комитетом кредиторов), если возможность и условия заключения таких сделок предусмотрены планом внешнего управления.[41]

Анализируя ФЗ «Об автономных учреждениях», также следует обратить внимание на некоторые различия. «Для целей настоящего Федерального закона крупной сделкой признается сделка, связанная с распоряжением денежными средствами, привлечением заемных денежных средств, отчуждением имущества (которым в соответствии с настоящим Федеральным законом автономное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно), а также с передачей такого имущества в пользование или в залог, при условии, что цена такой сделки либо стоимость отчуждаемого или передаваемого имущества превышает десять процентов балансовой стоимости активов автономного учреждения, определяемой по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, если уставом автономного учреждения не предусмотрен меньший размер крупной сделки.

Крупная сделка совершается с предварительного одобрения наблюдательного совета автономного учреждения. Наблюдательный совет автономного учреждения обязан рассмотреть предложение руководителя автономного учреждения о совершении крупной сделки в течение пятнадцати календарных дней с момента поступления такого предложения председателю наблюдательного совета автономного учреждения, если уставом автономного учреждения не предусмотрен более короткий срок»[42].

Относительно сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, различия с ФЗ «Об акционерных обществах» несущественны.

Определение размера крупной сделки отличается и в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». «Крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более десяти процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда»[43].

В то же время, как верно отметил С.А. Бурлаков, «законодатель по какой-то причине не включил нормы о крупных сделках, например в ФЗ «О хозяйственных партнерствах» и законы нескольких государственных корпорациях, таких как Фонд содействия реформированию ЖКХ и Агентство по страхованию вкладов. Если в случае с хозяйственными партнерствами такой подход законодателя объясняется минимальным количеством обязательных требований к управлению партнерством, поскольку ФЗ «О хозяйственных партнерствах» отводит большую роль соглашению об управлении партнерством, то в случае с государственными корпорациями обозначенные пробелы в правовом регулировании их деятельности вызывают обоснованное сожаление»[44]. Также, о крупных сделках и сделках, в совершении которых имеется заинтересованность, не упоминается и в ФЗ «О производственных кооперативах.

Таким образом, проанализировав существующие организационно-правовые формы, необходимо отметить разницу в понятиях, особенно в определении крупных сделок.

Данные разногласия, не имея достаточного обоснования, значительно осложняют общественные отношения, вынуждая контрагентов учитывать специфические требования к порядку совершения крупных сделок различными федеральными законами для различных организационно-правовых форм. Также затрудняется использование данного механизма тем, что научные труды, посвященные исследованию пробелов в законодательстве относительно крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, рассматриваются, в основном, на примере акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью. Несмотря на недостатки законодательной техники в отношении определений крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, считаем, что нельзя унифицировать порядок одобрения этих сделок для всех организационно-правовых форм юридических лиц, так как, учитывая значительное сходство регулирования экстраординарных сделок, все же нельзя игнорировать специфику каждой из организационно-правовых форм, в силу особенностей которой и устанавливаются различные критерии и условия одобрения таких сделок.

ГЛАВА 2

ПОНЯТИЕ КРУПНЫХ СДЕЛОК, ПОРЯДОК ИХ ОДОБРЕНИЯ

§ 1 Определение крупных сделок

В процессе своей деятельности общество заключает множество сделок. Некоторые из них, как мы обозначили ранее, требуют специальных процедур. В рамках представленной работы мы рассматриваем сделки крупные и с заинтересованностью. Раскрыв понятие экстраординарных сделок, необходимо уделить внимание каждому институту, включенному в это понятие. Начнем с понятия крупных сделок.  Указанные сделки будут рассматриваться на примере акционерного общества и общества с ограниченной ответственностью, так как на сегодняшний день эти организационно-правовые формы являются наиболее привлекательными и часто используемыми российским бизнесом.

Определение крупной сделки закреплено в статье 78 ФЗ «Об АО» и в статье 46 ФЗ «Об ООО».

Так, в соответствии с ФЗ «Об АО»,  крупная сделка определяется как «сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, сделок, связанных с размещением посредством подписки (реализацией) обыкновенных акций общества, сделок, связанных с размещением эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в обыкновенные акции общества, и сделок, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти».[45]

Определение крупной сделки общества с ограниченной ответственностью имеет некоторые отличия, а именно, в силу своей специфики, отсутствует указание на сделки, связанные с размещением эмиссионных ценных бумаг.  Также иным образом определятся размер имущества, которое является предметом крупной сделки. Так, в статье 46 ФЗ «Об ООО» указывается, что стоимость отчуждаемого имущества должна составлять 25 и более процентов от стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок. При этом обоснованность такого различия является сомнительной. Понятие активов, относительно крупных сделок, определятся письмом Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 16 октября 2001 № ИК-07/7003 «О балансовой стоимости активов хозяйственного общества» как сумма оборотных и внеоборотных активов по данным бухгалтерского баланса общества. Понятие имущества, применительно к одобрению крупных сделок ООО не раскрывается. Нельзя выявить это понятие и основываясь на судебной практике, так как нет единообразия в подходе определения понятия «имущество» судами. В литературе также нет единого подхода. С.Ю. Филиппова, анализируя соотношение понятий «имущество» и «активы» приходит к следующему выводу: «Таким образом, ряд специалистов по бухгалтерскому учету не делают различий между активами и имуществом организации. Если понятия «имущество общества» и «активы общества» считать тождественными, «формула расчета» крупной сделки акционерных обществ не будет отличаться от «формулы расчета» крупных сделок обществ с ограниченной ответственностью.

В связи с этим целесообразно внести изменения в ч. 1 ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Так, после слов: «стоимость которого составляет двадцать пять и более процентов» читать: «балансовой стоимости активов общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки».

Принимая во внимание тенденцию к унификации законов об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и предстоящую возможность появления единого закона о хозяйственных обществах, считаем обоснованным использовать в отношении регулирования крупных сделок понятие «активы» применительно как к акционерным обществам, так и к обществам с ограниченной ответственностью для целей единообразия понимания и устранения противоречий в судебной практике, которые затрудняют осуществление защиты прав участников общества.

Помимо этого, ФЗ «Об ООО» предусматривает возможность закрепить в уставе общества правило, согласно которому не требуется решения ни общего собрания, ни совета директоров для одобрения крупной сделки. в таком случае, решение об одобрении будет принимать единоличный исполнительный орган общества.

Анализируя данные определения, нужно отметить, что законодатель устанавливает возможность существования крупных сделок только в отношении имущества. И если раньше под имуществом, согласно статье 128 ГК РФ, подразумевались только вещи, включая деньги и ценные бумаги, и имущественные права, то сейчас, опираясь на практику арбитражных судов, можно отметить тенденцию к расширению толкования данного определения. Подтверждением этого может служить пункт 2 статьи 78 ФЗ «Об АО», в котором помимо имущества уже приводятся и услуги.[46]

Относительно определения крупной сделки, нужно сказать о стоимости имущества, являющегося ее предметом, а именно 25 и более процентов балансовой стоимости активов акционерного общества и 25 и более процентов стоимости имущества общества с ограниченной ответственностью. Для определения сделки в качестве крупной, необходимо сопоставить балансовую величину активов общества и стоимость соответствующего имущества.

При этом, если общество отчуждает свое имущество, то с балансовой стоимостью активов общества сравнивается балансовая стоимость этого отчуждаемого имущества, а если общество приобретает имущество, то с балансовой стоимостью активов сравнивается цена приобретения этого имущества, и если общество приходит к выводу, что стоимость отчуждаемого имущества составляет 25 или более процентов от балансовой стоимости активов общества, то соответственно применяются правила одобрения крупной сделки.

Исследуя вопрос о балансовой стоимости активов АО, необходимо сказать о дате, на которую надо брать балансовую стоимость активов общества – на последнюю отчетную дату. По справедливому замечанию А.А. Маковской, определение последней отчетной даты вызывает небезосновательные споры и сомнения, в связи с тем, что это может быть как дата последнего финансового года, последняя квартальная дата, последняя полугодовая дата. Суды, определяя, что балансовая стоимость активов общества должна быть определена по данным бухгалтерской отчетности на последний календарный день месяца, предшествующего месяцу совершения сделки, обосновывают свою позицию, ссылаясь на пункт 29, 37 приказа Минфина РФ от 29.07.1998 № 34н «Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации».[47]

Также спорным является вопрос об определении самим обществом балансовой стоимости своих активов. Законодатель исходит из предположения, что общество определило стоимость верно. Но где гарантия, что общество указало все имущество в своем балансе, или же наоборот, не включило в баланс имущество, которого там быть не должно. Ведь это этого напрямую зависит определение крупной сделки. Эти моменты остаются на усмотрение суда.

Крупной признается сделка, связанная с приобретением имущества. Данное утверждение порождает справедливые сомнения, так как главной задачей института крупных сделок является недопущение вывода крупных активов общества. Таким образом, сделку, при которой общество не осуществляет какого-либо встречного предоставления, нет смысла расценивать как крупную.

Если же юридическое лицо заключает возмездный договор, являясь поставщиком, как отмечает С.А. Бурлаков, то оно, осуществляя исполнение (передавая товар), отчуждает принадлежащее ему имущество. В то же время взамен переданного товара оно получает от покупателя денежные средства, то есть приобретает имущество. В связи с этим возникает вопрос о том, какое именно действие из двух (отчуждение или приобретение) образует крупную сделку и, как следствие, стоимость какого имущества (отчуждаемого или количества денег) необходимо сравнивать со стоимостью активов. Причем сопоставление каждой из этих величин может привести к противоположным выводам относительно крупности сделки.[48]

Считаем логичным, что при квалификации сделки как крупной, необходимо определять стоимость имущества или денежных средств, отчуждаемых обществом по договору, так как именно это действие может повлечь уменьшение активов, но никак не приобретение имущества.

Также, исходя из легального определения, крупной может быть признана сделка, связанная с отчуждением или возможностью отчуждения имущества.

Много споров порождает в этой связи договор аренды, так как собственность при этом не отчуждается, а предоставляется во временное владение. Тем не менее, в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 по вопросу разрешения споров, связанных с договором аренды, говорится следующее: «Суд установил, что по оспариваемому договору в аренду сданы производственные помещения с находящимися в них дорогостоящим оборудованием сроком на 15 лет. Стоимость спорного имущества на момент заключения договора составляла 80 процентов стоимости основных фондов акционерного общества.

Таким образом, в аренду было сдано имущество, необходимое акционерному обществу для осуществления его основной производственной деятельности. В пользовании общества остались только незначительные вспомогательные службы, не связанные с основным профилем его деятельности.

Учитывая, что в результате совершения данной сделки фактически была прекращена производственная деятельность истца, дающая его основной доход, суд признал оспариваемую сделку для истца крупной».[49]

Также подтверждением данной позиции может служить положение из Постановления, приведенного в правовых позициях Высшего Арбитражного Суда: «…из устава предприятия следует, что его уставный фонд составляет 500000 рублей.

Таким образом, ежемесячная арендная плата в размере 4999998 рублей превышает уставный фонд предприятия более чем в девять раз, в связи с чем указанная сделка является для предприятия крупной.

В силу части 3 статьи 23 Закона № 161-ФЗ решение о совершении крупной сделки принимается с согласия собственника имущества унитарного предприятия.

Судами установлено, что согласие собственника на совершение данной сделки предприятием получено не было.

Поскольку ежемесячное внесение предприятием арендной платы в размере, превышающем 10 процентов его уставного фонда, является формой отчуждения принадлежащего ему имущества, то для заключения такого договора аренды предприятию на основании статьи 23 Закона № 161-ФЗ требуется согласие собственника»[50]. Несмотря на то, что в данном случае речь идет об унитарном предприятии, это лишь доказывает общую тенденцию к возможности отнесения договора аренды к крупным сделкам.

Существует и прямо противоположная судебная практика, когда суды не признавали отчуждением передачу имущества без перехода права собственности на него:

«…Как видно из материалов дела, учебный центр (арендодатель) и общество (арендатор) заключили договор аренды от 16.09.2005 № ДА-129.05, по условиям которого арендатор получает в пользование на 20 лет со дня государственной регистрации соглашения нежилые помещения общей площадью 8156 кв. м, расположенные по адресу: г. Москва, ул. Херсонская, 41а.

Утверждение учебного центра о том, что договор аренды является крупной сделкой для арендодателя и подлежит утверждению на общем собрании данного юридического лица, не принимается судом кассационной инстанции ввиду следующего.

Пунктом 1 статьи 78 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» предусмотрено, что крупной сделкой считается сделка (в том числе заем, кредит, залог, поручительство) или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет 25 и более процентов балансовой стоимости активов общества, определенной по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату.

Как видно из содержания договора аренды, данное соглашение не предусматривает возможности выкупа арендуемых помещений.

В силу части 1 статьи 606 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды отчуждения имущества не происходит, оно передается арендатору во временное владение и пользование. По смыслу названных статей договор аренды без права выкупа крупной сделкой не является…».[51]

«Суд первой инстанции, рассматривая спор и давая оценку имеющимся в материалах дела доказательствам, пришел к выводу о том, что спорный договор не является сделкой, связанной с отчуждением имущества.

Согласно статье 606 ГК РФ по договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование.

По смыслу данной правовой нормы законодатель не связывает договор аренды с его отчуждением (изменением собственника).

Договором аренды от 27.04.2006. предусмотрено предоставление ООО «Астер-трейд» ответчику имущества во временное владение и пользование, которое является собственностью арендодателя.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что данная сделка не связана с отчуждением имущества, является обоснованным»[52].

Считаем верной точку зрения ВАС РФ, нельзя опираться только на формальное определение. Важным аспектом является не вопрос смены собственника, а вопрос цены, которую общество заплатило и стоимость имущества, которое оно передало, в результате чего осуществление основной деятельности общества перестает быть возможным. Считаем необходимым закрепление на законодательном уровне положения, согласно которому договор аренды может быть расценен как крупная сделка в  определенных случаях.

В законе нет перечня сделок, связанных с возможностью отчуждения имущества. Ясность вносит Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 № 62, в котором к таким сделкам относятся «договор поручительства, договор о залоге имущества и другие, при неисполнении которых взыскание может быть обращено на имущество поручителя, залогодателя и т.д. с отчуждением его в установленном законом порядке».[53] Помимо перечисленных ФЗ «ОБ АО» и ФЗ «Об ООО» относят к таким сделкам договоры займа и кредита. Постановление ВАС РФ дополняет данный перечень договорами об уступке требования, внесении вклада в уставный капитал другого хозяйственного общества в счет оплаты акций (доли), переводе долга и другие, если в результате их заключения возникает возможность отчуждения имущества общества.[54]

В связи с вышесказанным, считаем правильной оценку сделок, создающих возможность отчуждения имущества, С.А. Бурлакова: «….под сделками, создающими возможность отчуждения имущества, необходимо, на наш взгляд, понимать сделки, которые непосредственно не направлены на отчуждение имущества и заключены с другой целью. Возможность отчуждения просматривается тогда, когда ее возникновение зависит от наступления каких-либо обстоятельств, оговоренных в сделке, или отчуждение имущества не является целью крупной сделки, но предполагается в силу ее существа»[55].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

§ 2 Порядок одобрения крупных сделок

Руководство текущей деятельностью как в АО, так и в ООО осуществляет, как правило, единоличный исполнительный орган, другими словами, директор, он же совершает сделки от имени общества. Но в целях защиты интересов юридического лица Закон предусматривает сделки, которые директор не может совершать без одобрения уполномоченных органов, к таким относятся крупные сделки.

Для совершения крупной сделки необходимо одобрение совета директоров или общего собрания.

В акционерных обществах, согласно пункту 2 статьи 79 ФЗ «Об АО», крупную сделку, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества, одобряет совет директоров. При этом решение должно быть принято всеми членами совета директоров единогласно.[56] По общему правилу, согласно пункту 3 статьи 68 ФЗ «Об АО», решение принимается большинством голосов членов совета директоров, принимающих участие в заседании[57]. Одобрение крупной сделки происходит путем одобрения всеми членов совета директоров. Таким образом, если в одобрении крупной сделки не участвовал хотя бы один член совета директоров, такую сделку нельзя считать одобренной.

При этом, в пункте 2 статьи 79 ФЗ «Об АО» указывается, что не учитываются голоса выбывших членов совета директоров. Кто является «выбывшими» разъясняет Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19, в  котором устанавливается, что выбывшими являются умершие и члены совета директоров (наблюдательного совета), полномочия которых прекращены досрочно решением общего собрания акционеров[58]. При этом стоит отметить, что на сегодняшний день общее собрание не может прекратить полномочия отдельного члена совета директоров, так как все члены совета директоров выбираются кумулятивным голосованием, и если полномочия прекращаются, то у всех членов совета директоров. А.А. Маковская акцентирует внимание на том, что перечень выбывших членов совета директоров в данном постановлении не является исчерпывающим, так как на практике встречались случаи, когда члены совета директоров были признаны безвестно отсутствующими, также автор предлагает отнести к выбывшим признанных в законном порядке членов совета директоров недееспособными или ограничено дееспособными. Касаемо открытого списка выбывших членов совета директоров, следует упомянуть о таком виде административной ответственности как дисквалификация. Таким образом, было бы логично, как отмечает И.С. Шиткина, включить в список выбывших и дисквалифицированных членов совета директоров.

В случае, если единогласие членами совета директоров не было достигнуто, Закон предусматривает возможность передачи сделки на одобрение общего собрания. При этом решение о передаче сделки на одобрение вышестоящему органу совет директоров уже принимает по общему правилу, а именно, при наличии кворума и простым большинством голосов, то есть по правилам статьи 68 ФЗ «Об АО».

Общее собрание, при таких обстоятельствах, принимает решение об одобрении крупной сделки большинством голосов акционеров-владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.

Следует помнить, что уставом для акционерных обществ  с числом акционеров-владельцев голосующих акций менее пятидесяти может быть предусмотрена возможность не образовывать совет директоров. В этом случае одобрение крупной сделки, вне зависимости от ее размера, возлагается на общее собрание.

Помимо этого, в Законе указан случай, когда одобрение крупной сделки напрямую относится к компетенции общего собрания, а именно, при одобрении сделки, предметом которой является имущество, стоимость которого составляет более 50 процентов балансовой стоимости активов общества. При этом  решение принимается общим собранием акционеров большинством в три четверти голосов акционеров – владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.[59]

ФЗ «Об АО» содержит указание на содержание решения об одобрении крупной сделки. Следует отметить, что такое же указание Закон предусматривает и в отношении решения об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. А именно,  пункт 4 статьи 79 и пункт 6 статьи 83 ФЗ «Об АО» устанавливают, что в решении об одобрении крупной сделки (сделки, в совершении которой имеется заинтересованность) должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные существенные условия.[60] Необходимо отметить важность правильного оформления решения, так как в противном случае суд может признать сделку недействительной.[61]

Указание на то, что в решении должны быть обозначены лица, являющиеся сторонами сделки, позволяет сделать вывод, что таким образом исключается возможность одобрения публичной оферты, сделанной обществом и приглашение делать оферту, адресованную неопределенному кругу лиц.

Относительно предмета сделки считаем возможным согласиться с точкой зрения С.А. Бурлакова, указывающего, что «если крупной сделкой является договор, поименованный в части II ГК РФ, то его предмет в решении об одобрении крупной сделки следует указывать с учетом положений ГК РФ о соответствующем виде договора. Так, если крупной сделкой является договор купли-продажи, то в решении о его одобрении должны быть указаны характеристики продаваемого (поставляемого) товара (согласно общему правилу, содержащемуся в п. 3 ст. 455 ГК РФ, условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара)»[62].

Цена отчуждаемого или приобретаемого имущества (услуг), согласно пункту 2 статьи 78 ФЗ «Об АО», определяется советом директоров в соответствии со статьей 77 указанного Закона. Императивность данной нормы позволяет нам сделать вывод, что цену определяет совет директоров вне зависимости от того, какой орган должен одобрить крупную сделку.

В решении также должны быть указаны существенные условия сделки. Нужно полагать, что если стороны не обозначили самостоятельно какие-либо существенные условия, то следует исходить из того, что «соответствующее условие договора считается согласованным сторонами, исходя из содержания императивных норм либо путем умолчания, означающего согласие с нормами диспозитивными»[63]. Так, существенным условием договора залога, отмечает А.А. Маковская, является условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество (п. 1 ст. 339 ГК РФ). Но если стороны в договоре не разрешили вопрос о месте нахождения заложенного имущества, применяется правило п. 1 ст. 338 ГК РФ, устанавливающее, что заложенное имущество остается у залогодателя, если иное не предусмотрено договором.[64]

Следует отметить, что такие же  требования предъявляются и к содержанию решения в ООО, однако пункт статьи 46 ФЗ «Об ООО» дополнен тем, что «в решении могут не указываться лица, являющиеся сторонами, выгодоприобретателями в сделке, если сделка подлежит заключению на торгах, а также иных случаях, если стороны, выгодоприобретатели не могут быть определены к моменту одобрения крупной сделки».[65]

Порядок одобрения крупной сделки в ООО отличается от порядка, предусмотренного ФЗ «Об АО».

Так, вне зависимости от стоимости имущества, сделку, по общему правилу, одобряет общее собрание участников общества, как указано в пункте 3 статьи 46 ФЗ «Об ООО».

Однако следует отметить большую по сравнению с ФЗ «Об АО» диспозитивность порядка одобрения крупной сделки в ООО. Так, пункт 4 статьи 46 ФЗ «Об ООО» указывает, что «в случае образования в обществе совета директоров (наблюдательного совета) общества принятие решений об одобрении крупных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет от двадцати пяти до пятидесяти процентов стоимости имущества общества, может быть отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества».[66] Более того, согласно пункту 6 статьи 46 ФЗ «Об ООО», уставом может быть установлено, что для совершения крупных сделок не требуется одобрение ни совета директоров, ни общего собрания. Подобная диспозитивность связана с отсутствием обязанности общества с ограниченной ответственностью выпускать акции, размещать их среди неопределенного круга лиц, таким образом, в отличие от акционерного общества, интересы третьих лиц затрагиваются в значительно меньшей степени.

Как поступать, если акционерное общество состоит из одного акционера, владеющего 100% акций этого общества? Ответ на этот вопрос содержится в пункте 3 статьи 47 ФЗ «Об АО»: «в обществе, все голосующие акции которого принадлежат одному акционеру, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров, принимаются этим акционером единолично и оформляются письменно»[67]. Таким образом, во избежание лишних процедур, достаточно письменного согласия акционера общества. Развивая эту тему, Л.А. Новоселова и М.А. Рожкова отмечают, что «следует учитывать, что в настоящее время в соответствии с п. 7 ст. 79 Закона об АО положения ст. 79, регламентирующие порядок одобрения крупных сделок, не применяются к обществам, состоящим из одного акционера, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа. Фактически в силу данной нормы сделки, совершаемые таким обществом, выведены из-под действия гл. X Закона. Объяснить это исключение можно тем, что, поскольку в данном случае воля акционерного общества, будь это воля, которая выражается общим собранием акционеров, или воля, выражаемая единоличным исполнительным органом, персонифицируется в одном и том же лице, нет необходимости подчинять такие сделки правилам гл. X Закона. Ведь трудно предположить, что в таком обществе единоличный исполнительный орган, заключая крупную сделку, будет действовать в ущерб обществу и своим собственным интересам как единственного акционера этого общества, в этом случае отсутствует конфликт интересов. Поэтому, даже если в таком обществе есть совет директоров, сделки, совершаемые этим обществом, все равно не подпадают под действие гл. X Закона».[68] Считаем обоснованным применять данные разъяснения и к ООО, в подтверждение можно привести Постановление ФАС Центрального округа, в котором указывается, что пункт 11 Информационного письма ВАС РФ от 13.03.2001 № 62 был правомерно применен в подобном случае в отношении ООО.[69]

 

ГЛАВА 3

ПОНЯТИЕ СДЕЛОК, В СОВЕРШЕНИИ КОТОРЫХ ИМЕЕТСЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ, ПОРЯДОК ИХ ОДОБРЕНИЯ

§ 1 Определение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность

Помимо крупных, особый режим одобрения распространяется также на сделки, в совершении которых имеется заинтересованность.  В первой главе раскрывалось понятие конфликта интересов, который непременно присутствует при совершении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Остановимся подробнее на определении таких сделок и особенностях их регулирования.

Понятие сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, а точнее особый порядок ее совершения, устанавливается в пункте 1 статьи 81 ФЗ «Об АО»: «Сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями настоящей главы.

Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица: являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица; в иных случаях, определенных уставом общества».[70]

Если резюмировать приведенное определение, то можно сказать, что Закон называет следующие условия заинтересованности в сделке: определение круга лиц, которые  могут иметь заинтересованность в сделке, а также обстоятельства, при которых Закон признает этих лиц заинтересованными.

Следует отметить, что понятие, закрепленное в Законе, является достаточно формализованным. Действительная заинтересованность лиц значения не имеет, главное, чтобы лицо соответствовало формальным признакам. Как утверждает А.А. Маковская, «Формализм избранного законодателем подхода выражается в том, что, определяя круг лиц, «потенциально» признаваемых заинтересованными в совершении обществом сделки, и устанавливая условия, при которых эти лица, по мнению законодателя, имеют заинтересованность в заключении обществом сделки, Закон, по существу, признает этих лиц «действительно» имеющими такую заинтересованность. Сама конструкция указывает на то, что законодатель рассматривает «заинтересованность» в совершении обществом сделки не как субъективное отношение заинтересованного лица к совершаемой сделке, а как определенный объективный факт, о котором свидетельствует наличие условий, названных в указанной норме. При этом не имеет никакого значения, есть ли действительный (имущественный или иной гражданско-правовой) интерес у конкретного лица в совершении обществом сделки и реальная возможность воздействовать на общество и использует ли оно эту возможность на практике».[71] На подобный недостаток указывает и А.В. Габов: «Законодатель как бы перевернул иерархию интересов, поставив в качестве приоритета их формальное понимание, а не действительные интересы экономических агентов, которые и должны институционализировать нормы закона».[72]

Поддерживая точку зрения авторов относительно такого недочета в законодательстве, считаем возможным предложить устанавливать заинтересованность, основываясь не исключительно на формальных критериях, но с учетом фактических обстоятельств дела.

Перечисляя лиц, которые могут быть заинтересованы в сделке, Закон указывает, в числе прочих, лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа общества. Единственным уточнением здесь является указание на то, что управляющая организация или управляющий также относятся к заинтересованным лицам. Но существуют и другие лица, которые могут осуществлять функции единоличного исполнительного органа. Например, временный единоличный исполнительный орган также относится к лицам, осуществляющим  функции единоличного исполнительного органа. Этот пробел восполняется в пункте 2 статьи 71 ФЗ «Об АО». В указанной статье говорится об ответственности органов управления, где наряду с членами совета директоров, единоличным исполнительным органом перечисляется и временный единоличный исполнительный орган, что позволяет сделать вывод, что при заключении сделки временный единоличный исполнительный орган наделен теми же правами и обязанностями.

Помимо временного единоличного исполнительного органа может существовать исполняющий обязанности единоличного исполнительного органа. Об этом Закон не говорит вовсе. Аналогичная ситуация с заместителем генерального директора. Несмотря на некоторые расхождения судебной практики, считаем обоснованной наметившуюся тенденцию к отнесению как заместителя директора, так и лиц, исполняющих обязанности единоличного исполнительного органа, к лицам, которые могут иметь заинтересованность в сделке.[73]

Еще одним лицом, которое может иметь заинтересованность в сделке, является акционер общества, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества. Этот вопрос также порождает разногласия, а именно вопрос о понятии аффилированности.

В связи с тем, что в рамках корпоративного законодательства нет определения понятия аффилированных лиц, мы вынуждены обращаться к закону РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», где это определение раскрывается: «аффилированные лица – физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность».[74] Следует отметить, что данный Закон утратил силу в связи с принятием Федерального закона «О защите конкуренции», за исключением статьи 4. Законодатель не стал переносить понятие «аффилированные лица» в новый Закон, так как в нем применяется другое понятие «группа лиц», которое определяется в статье 9 ФЗ «О защите конкуренции»: «группой лиц признается совокупность физических и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам», которые перечислены в этой же статье. Это может быть и осуществление функций единоличного исполнительного органа и возможность давать обязательные для исполнения указания, и состояние родства, то есть, так или иначе, возможность влияния или контроля. Это понятие вводится для возможности рассмотрения лиц как единого субъекта рынка для эффективного регулирования для обеспечения конкуренции. Таким образом, данное понятие относится в большей степени к антимонопольной сфере, хотя суды и обращаются к нему при разрешении вопросов, связанных с урегулированием вопросов в хозяйственных обществах. Например, выработалась правовая позиция, что физические лица признаются аффилированными, если они входят в одну группу лиц.

Учитывая, что понятие аффилированных лиц применяется только в рамках корпоративного права, считаем обоснованным выработать собственное определение  для применения его в рамках корпоративного законодательства, чтобы оно наиболее полно соответствовало нуждам и интересам при регулировании отношений, складывающихся в рамках корпоративных отношений. К тому же, как верно отмечает А.А. Маковская, вряд ли можно признать наиболее эффективным применение понятия в сфере корпоративного права, которое раскрывалось в рамках применения иного Закона, а соответственно в целях регулирования других отношений.

Проблема аффилированности возникает также при вопросе применения данного понятия к физическим лицам, не осуществляющим предпринимательскую деятельность. Ведь Закон о конкуренции определяет юридических лиц и физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, то есть индивидуальных предпринимателей.

Несмотря на неоднозначную практику, считаем необходимым придерживаться точки зрения, согласно которой физические лица должны признаваться аффилированными по отношению друг к другу, только если хотя бы одно из них осуществляет предпринимательскую деятельность.

Итак, возвращаясь к понятию заинтересованности, закрепленному в Законе, следует сказать, что перечисленные лица «признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица:

— являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

— владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

— занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;

— в иных случаях, определенных уставом общества».[75]

В указанной статье неоднократно встречается понятие «выгодоприобретатель», при этом в Законе оно не раскрывается. Разъяснение дается в Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40: «При применении указанной нормы необходимо исходить из того, что выгодоприобретателем в сделке признается не являющееся стороной в сделке лицо, которое в результате ее совершения может быть освобождено от обязанностей перед акционерным обществом (в частности, вследствие предоставления должнику согласия на перевод его долга перед обществом на другое лицо), а также лицо, непосредственно получающее права по данной сделке (в частности, выгодоприобретатель по договору страхования, выгодоприобретатель по договору доверительного управления имуществом, бенефициар по банковской гарантии, третье лицо, в пользу которого заключен договор в соответствии со статьей 430 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)).

Кроме того, в качестве выгодоприобретателя может рассматриваться должник по обязательству, в обеспечение исполнения которого акционерное общество предоставляет поручительство либо имущество в залог, за исключением случаев, когда будет установлено, что договор поручительства или договор о залоге совершен акционерным обществом не в интересах должника или без его согласия. Так, заключение акционерным обществом соглашения с должником об условиях предоставления кредитору поручительства или залога в обеспечение исполнения обязательств должника свидетельствует о том, что должник является выгодоприобретателем в соответствующем договоре поручительства или договоре о залоге».[76]

Следует обратить внимание на то, что при существенном сходстве регулирования сделок, в совершении которых имеется заинтересованность в акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, в ФЗ «Об ООО» есть некоторые особенности: вместо перечислений в ФЗ «Об АО» выгодоприобреталя, посредника и представителя, ФЗ «Об ООО»  определяет «лиц, которые выступают в интересах третьих лиц».[77] Понятно, что данная формулировка, представленная в ФЗ «Об ООО», включает в себя такие понятия как «представитель» и «посредник», но относится ли к данным лицам и «выгодоприобретатель»? На этот вопрос отвечает Постановление Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 №40,  в котором устанавливается, что признание лица в качестве выгодоприобретателя также может служить основанием для признания сделки недействительной при несоблюдении требований к порядку совершения сделок с заинтересованностью.[78] Используя в ФЗ «Об ООО» понятие «лиц, которые могут выступать в интересах третьих лиц», как отмечает А.В. Габов, законодатель устанавливает  более широкие основания, включающие и иных лиц, помимо установленных  законом «Об акционерных обществах»[79].

Во избежание сокрытия информации о заинтересованности в совершении сделки, Закон предусматривает, что лица, которые признаются заинтересованными, обязаны довести до сведения совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества и аудитора общества информацию:

о юридических лицах, в которых они владеют самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами) 20 или более процентами голосующих акций (долей, паев);

о юридических лицах, в органах управления которых они занимают должности;

об известных им совершаемых или предполагаемых сделках, в которых они могут быть признаны заинтересованными лицами.

Несмотря на существование данной нормы, реальных механизмов принуждения раскрытия информации, равно как и санкций за ее  неисполнение не существует. Считаем необходимым дополнить данную статью сроком, в течение которого лицо должно предоставить информацию, а также установить санкции за непредставление информации для реального применения этой статьи.

В законодательстве закреплен исчерпывающий перечень случаев, когда специальный порядок одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, не применяется:

к обществам, состоящим из одного акционера, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа;

к сделкам, в совершении которых заинтересованы все акционеры общества;

при осуществлении преимущественного права приобретения размещаемых обществом акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции;

при приобретении и выкупе обществом размещенных акций;

при реорганизации общества в форме слияния (присоединения) обществ;

к сделкам, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти».[80]

Также возможность неприменения специального регулирования предусмотрена в пункте 5 статьи 83 ФЗ «Об АО»: Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, не требует одобрения общего собрания акционеров в случаях, если условия такой сделки существенно не отличаются от условий аналогичных сделок, которые совершались между обществом и заинтересованным лицом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности общества, имевшей место до момента, когда заинтересованное лицо признается таковым. Указанное исключение распространяется только на сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, совершенные в период с момента, когда заинтересованное лицо признается таковым, и до момента проведения следующего годового общего собрания акционеров. Подтверждением данной позиции служит пункт 16 Обзора практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. № 62.

Такие исключения предусматривает как ФЗ «Об АО», так и ФЗ «Об ООО» (пункт 6 статьи 45).

Приведенный список дополняет Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 № 62, указывая, что «заключение сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, не требует решения совета директоров или общего собрания акционеров, если сделка для акционерного общества носит обязательный характер в силу закона и / или иных правовых актов».[81]

Подводя итог, нужно отметить, что существующий закрытый перечень исключений считаем недостаточно широким, так как помимо перечисленных существуют и иные ситуации, когда было бы логичным не применять усложненный порядок регулирования сделок. Например, при заключении сделок на небольшую сумму. Для сделок с заинтересованностью не существует минимального порога, в связи с чем сделки, сами по себе являющимися незначительными, но в которых присутствует заинтересованность, подвергаются одобрению совета директоров. Полагаем, что возможно установить минимальную цену сделки, при которой не будет необходимости привлекать совет директоров для ее одобрения, что сделает работу общества более мобильной и освободит совет директоров от лишних нагрузок. Также следует сделать исключение для сделок, которые заключаются на торгах, по конкурсу или аукциону, так как процедура проведения публичных торгов исключает возможность какого-либо влияния заинтересованных лиц.

Немаловажным вопросом в регулировании сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, является определение момента, на который должна определяться заинтересованность лица в заключении сделки. Законом, к сожалению, это не предусмотрено.

Следует отметить временный характер заинтересованности, в отличие от аффилированности, которая является более постоянной. Представляется необходимым точное сопоставление заинтересованности лица с моментом совершения сделки, чтобы не применять усложненный порядок одобрения сделки, где уже заинтересованности не существует, или наоборот не упустить момент появления такой заинтересованности.

Разъяснения дает Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19: «для признания сделки, подпадающей под признаки, указанные в статье 81 Закона, необходимо, чтобы заинтересованность соответствующего лица имела место на момент совершения сделки».[82]

Определенная точка зрения высказывается в «Практике рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарий Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»: «Поскольку наличие заинтересованности в совершении сделки устанавливается на момент ее совершения, необходимо, чтобы заинтересованное лицо было связано с выгодоприобретателем именно на этот момент.

Если на момент совершения сделки заинтересованное лицо не было связано с выгодоприобретателем, однако впоследствии выгодоприобретатель меняется на другого, с которым заинтересованное лицо связано, то возможны две ситуации. В случае изменения выгодоприобретателя на основании сделки с участием акционерного общества (например, путем заключения дополнительного соглашения об этом к договору) такая сделка будет являться сделкой с заинтересованностью по причине наличия выгодоприобретателя. В случае же такого изменения по сделке без участия акционерного общества (например, путем уступки прав выгодоприобретателя, или замены выгодоприобретателя страхователем в соответствии с абз. 1 ст. 956 ГК РФ, или в соответствии с абз. 1 ст. 960 ГК РФ в силу перехода прав на застрахованное имущество) такой сделки не будет именно потому, что в ней не участвует акционерное общество; сказанное применимо к схожей ситуации, когда изначально заключенный акционерным обществом договор вообще не предусматривал выгодоприобретателя, а затем он появился.

Не будет сделкой с заинтересованностью и договор, выгодоприобретатель по которому на момент его заключения не был связан с заинтересованным лицом, даже если впоследствии такая связь появилась (например, директор акционерного общества приобрел контрольный пакет акций выгодоприобретателя), а также договор, выгодоприобретатель по которому на момент его заключения не известен (например, договор страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, выгодоприобретателем по которому являются лица, которым может быть причинен вред (п. 3 ст. 931 ГК РФ), — если только в таком договоре не будет указано конкретное лицо, риск ответственности за причинение вреда которому застрахован)».[83]

Подтверждением высказанной точки зрения служит и сложившаяся правовая позиция  судебной практики:

Например, ФАС Уральского округа в Постановлении от 18.02.2013 ссылается на упомянутое выше Постановление Пленума ВАС РФ № 19, устанавливая: «при  этом, согласно абз. 2 п. 33 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах, для признания сделки, подпадающей под признаки, указанные в ст. 81 Закона, необходимо, чтобы заинтересованность соответствующего лица имела место на момент совершения сделки».[84]

Аналогичной позиции суды придерживаются и в отношении общества с ограниченной ответственностью:

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.03.2011 по делу № А56-62305/2009

«…Из материалов дела, однако, не следует, что на момент заключения оспариваемого Договора цессии генеральный директор ООО «ТрансЛайн» Гончаренко И.Н., его родные и (или) их аффилированные лица владели долями в ООО «РВД-Сервис» либо занимали должности в органах управления названного юридического лица.

При таких обстоятельствах следует признать, что у генерального директора ООО «ТрансЛайн» отсутствовала заинтересованность в заключении оспариваемого Договора…».

А.В. Габов, проанализировав  судебную практику, также приходит к выводу, что «ни появление обстоятельств заинтересованности после совершения сделки, ни их существование до момента ее совершения не имеют с точки зрения действующего закона правового значения».[85]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

§ 2 Порядок одобрения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность

Исследуя процедуру одобрения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, следует сказать о положении, содержащемся как в ФЗ «Об АО», так и в ФЗ «Об ООО», согласно которому, в случае, если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, то к порядку ее совершения применяются положения, относительно сделок, в совершении которой имеется заинтересованность. За одним исключением в ООО: «в случае, если в совершении крупной сделки заинтересованы все участники общества, то к порядку ее одобрения применяются положения настоящей статьи»[86] (статья 46 Крупные сделки).

В соответствии с пунктом 1 статьи 83 ФЗ «Об АО» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена уполномоченным органом до ее совершения, при этом стоит заметить, что подобного упоминания нет в ФЗ «Об ООО».

Итак, сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена советом директоров или общим собранием акционеров в АО и общим собранием участников в ООО. При этом, касательно акционерных обществ, нужно заметить, что четкую компетенцию в отношении одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, Закон предусматривает только для общего собрания акционеров, таким образом, сделки, которые не подпадают под компетенцию общего собрания акционеров в силу статьи 83 ФЗ «Об АО», одобряет совет директоров.

До одобрения сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, совету директоров предстоит рассмотреть вопрос о ее цене. Как отметил Президиум ВАС РФ в Постановлении от 12.11.2002 № 6288/02 «норма об определении рыночной цены отчуждаемого (приобретаемого) имущества направлена на совершение сделок на условиях, исключающих возможность причинения обществу экономического ущерба».[87]

Спорным является вопрос о применимости правил сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, к односторонним сделкам. По этому поводу в научной литературе существуют противоположные мнения. Например, К. Селезнева утверждает, что «в Законе (ФЗ «Об АО») нет прямого указания на то, что сделка с заинтересованностью может быть только двусторонней. Возьмем, к примеру, индоссамент. Индоссату в правовой конструкции этой односторонней сделки отводится пассивная роль, его воля при совершении индоссамента не требуется, однако он является выгодоприобретателем по сделке. И вполне может быть заинтересованным лицом в понимании стать 81 Закона № 208-ФЗ».[88]

Противоположного мнения придерживается А.В. Габов: «К односторонним сделкам неприменимы какие-либо правила о заинтересованности. Во-первых, буквальное толкование ст. 81 Федерального закона «Об акционерных обществах» предполагает участие второй стороны в сделке; во-вторых, односторонняя сделка, по справедливому замечанию И.Б. Новицкого, всегда безвозмездна. В таких сделках нет необходимости определять какую-либо рыночную стоимость. С одной стороны, если в сделке нет возмездного встречного предоставления, собственно, отсутствует объект оценки. С другой стороны, если, к примеру, одно лицо совершает одностороннюю сделку — учиняет индоссамент, а второе — встречно перечисляет денежные средства, налицо договорные отношения, что, собственно, впрямую признается судебной практикой. В частности, п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей», указывает, что «в тех случаях, когда одна из сторон обязуется передать вексель, а другая сторона обязуется уплатить за него определенную денежную сумму (цену), к отношениям сторон применяются нормы о купле-продаже, если законом не установлены специальные правила…». Однако надо иметь в виду, что в данном случае рассматривается уже не односторонняя сделка, а договор»[89].  Помимо односторонних, А.В. Габов отмечает, что безвозмездные сделки также не требуют определения рыночной стоимости, приводя в подтверждение своей позиции следующие аргументы: теоретически и в безвозмездных договорах можно определить цену  хотя бы потому, что при  дарении и ссуде имеется имущество, которое передается по договору, а при поручении есть факт предоставления услуг. Но по закону, если рыночная стоимость определена, сделка не может быть совершена по цене ниже этой стоимости. Однако в случае дарения имущество отчуждается безвозмездно (т.е. явно ниже рыночной стоимости), что приводит нас к абсурдному выводу о невозможности дарения[90].

В соответствии со статьей 77 ФЗ «Об АО», цена отчуждаемого или приобретаемого имущества или услуг определяется советом директоров общества исходя из их рыночной стоимости.

При этом, как определено пунктом 1 статьи 77 ФЗ «Об АО», если лицо, заинтересованное в совершении одной или нескольких сделок, при которых цена (денежная оценка) имущества определяется советом директоров (наблюдательным советом) общества, является членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, цена (денежная оценка) имущества определяется решением членов совета директоров (наблюдательного совета) общества, не заинтересованных в совершении сделки. В обществе с числом акционеров 1000 и более цена (денежная оценка) имущества определяется независимыми директорами, не заинтересованными в совершении сделки.

В случае, если количество незаинтересованных директоров менее определенного уставом кворума для проведения заседания совета директоров (наблюдательного совета) общества и (или) если все члены совета директоров (наблюдательного совета) общества не являются независимыми директорами, цена (денежная оценка) имущества может быть определена решением общего собрания акционеров, принятым в порядке, предусмотренном пунктом 4 статьи 83 настоящего Федерального закона.

Для определения рыночной стоимости имущества может быть привлечен независимый оценщик.

Следует отметить, что ФЗ «Об ООО» не предусматривает подобной обязательной процедуры определения рыночной стоимости имущества.

Различный порядок одобрения сделок советом предусмотрен в зависимости от количества акционеров – владельцев голосующих акций.

Так, в акционерном обществе с количеством акционеров – владельцев голосующих акций 1000 и менее решение об одобрении сделки принимается советом директоров большинством членов совета, не заинтересованных в ее совершении. Если количество незаинтересованных директоров составляет менее определенного уставом кворума для проведения заседаний совета, решение принимается общим собранием акционерного общества.

При этом кворум, необходимый для проведения заседания совета директоров, не устанавливается. По поводу этого пробела в законодательстве высказывается следующая точка зрения: «исходя из смысла пункта 3 статьи 83 можно сделать вывод, что если в составе совета директоров общества будет только один независимый директор, не заинтересованный в совершении сделки, то именно он и должен принимать соответствующее решение».[91]

Если же в обществе число акционеров – владельцев голосующих акций равно или более 1000, то решение об одобрении сделки, в  совершении которой имеется заинтересованность, принимается советом директоров общества большинством голосов независимых директоров, не заинтересованных в сделке.

При этом под независимым директором в пункте 3 статьи 85 ФЗ «Об АО» признается член совета директоров (наблюдательного совета) общества, не являющийся и не являвшийся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения:

лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе его управляющим, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации;

лицом, супруг, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные которого являются лицами, занимающими должности в указанных органах управления общества, управляющей организации общества либо являющимися управляющим общества;

аффилированным лицом общества, за исключением члена совета директоров (наблюдательного совета) общества.[92]

Следует отметить, что некоторые авторы придерживаются мнения, что понятие независимого директора расширяется на основании положений кодекса корпоративного поведения. Так, К.М Алиева, утверждает, что  «кодекс корпоративного поведения несколько расширил понятие независимого директора, в частности рекомендовал признавать таковыми лиц, не являвшихся в течение последних 3 лет и не являющихся должностными лицами (управляющим) или работниками общества, а также должностными лицами или работниками управляющей организации общества; не являющихся крупным контрагентом общества (таким контрагентом, совокупный объем сделок общества с которым в течение года составляет 10 и более процентов балансовой стоимости активов общества); не являющихся представителями государства. Кроме того, в Кодексе корпоративного поведения рекомендуется, чтобы по крайней мере 1/4 состава совета директоров составляли независимые директора. Минимальное число независимых директоров равно трем».[93]

Подобной точки зрения придерживается и В.В. Долинская: «Кодекс корпоративного поведения расширил понятие независимого директора, в частности, рекомендуется признавать таковыми лиц, не являвшихся в течение последних трех лет и не являющихся должностными лицами (управляющим) или работниками общества, а также должностными лицами или работниками управляющей организации общества; не являющихся крупным контрагентом общества (таким контрагентом, совокупный объем сделок общества с которым в течение года составляет 10 и более процентов балансовой стоимости активов общества); не являющихся представителями государства».[94]

Однако подобную точку зрения справедливо критикует А.В. Габов, указывая, что определение, приводимое в кодексе корпоративного поведения основывается на англо-американской практике корпоративного управления. «Эти затруднения возникают, поскольку «управленческая» концепция «независимого директора» полностью противоречит принципам корпоративной «жизни», заложенным в гражданском праве России. Неясно, от кого такая независимость должна быть. Если вспомнить положения Антимонопольного закона относительно аффилированных лиц и групп лиц, то положения Кодекса корпоративного поведения вообще противоречат требованиям закона, поскольку никакой независимости (ни «действительной», ни «мнимой», которую пытаются обнаружить некоторые авторы) этот закон не признает»[95].

Исследуя вопрос одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, советом директоров применительно к обществам с ограниченной ответственностью, нужно сказать, что если в ООО образован совет директоров, то согласно пункту 7 статьи 45 ФЗ «Об ООО» принятие решения о совершении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, может быть отнесено уставом общества к его компетенции, за исключением случаев, если сумма оплаты по сделке или стоимость имущества, являющегося предметом сделки, превышает два процента стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период.[96] В остальных случаях, согласно пункту 3 статьи 45 этого же Закона, решение принимается общим собранием участников общества большинством голосов от общего числа голосов участников общества, не заинтересованных в ее совершении.

Помимо совета директоров, одобрить сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, может общее собрание.

Пункт 4 статьи 83 ФЗ «Об АО» предусматривает закрытый перечень случаев одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, общим собранием акционеров. Решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров — владельцев голосующих акций в следующих случаях:

если предметом сделки или нескольких взаимосвязанных сделок является имущество, стоимость которого по данным бухгалтерского учета (цена предложения приобретаемого имущества) общества составляет 2 и более процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату, за исключением сделок, предусмотренных абзацами третьим и четвертым настоящего пункта;

если сделка или несколько взаимосвязанных сделок являются размещением посредством подписки или реализацией акций, составляющих более 2 процентов обыкновенных акций, ранее размещенных обществом, и обыкновенных акций, в которые могут быть конвертированы ранее размещенные эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции;

если сделка или несколько взаимосвязанных сделок являются размещением посредством подписки эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, которые могут быть конвертированы в обыкновенные акции, составляющие более 2 процентов обыкновенных акций, ранее размещенных обществом, и обыкновенных акций, в которые могут быть конвертированы ранее размещенные эмиссионные ценные бумаги, конвертируемые в акции.[97]

Формулировка абзаца 1 пункта 4 приведенной статьи приводит к возникновению неясности, а именно фраза «решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров…». Возникает вопрос, кто имеются ввиду: все незаинтересованные акционеры или же только присутствовавшие на собрании?

В абз. 7 п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ № 19 указано, что «решение общего собрания об одобрении сделки, в которой имеется заинтересованность, принимается большинством голосов всех не заинтересованных в ее совершении акционеров (а не только присутствующих на собрании), являющихся владельцами голосующих акций».[98]

В.Ю. Башкинскас высказывает по этому вопросу следующую точку зрения: «решение об одобрении вышеуказанных сделок принимается большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров – владельцев голосующих акций. Данное правило представляет собой существенное исключение из порядка принятия решений собранием акционеров, поскольку для принятия решения в данном случае необходимо большинство голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров, а не большинство голосов акционеров, принимающих участие в собрании».[99]

Рассматривая совершение обществом с ограниченной ответственностью сделок с заинтересованностью и крупных сделок, М.Ю. Тихомиров отмечает, что «в приведенных положениях пункта 3 статьи 45 Закона в императивных нормах установлены исключительные, по сравнению с общим порядком, правила принятия общим собранием участников общества с ограниченной ответственностью решений о совершении любой сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Практически лица, заинтересованные в совершении соответствующей сделки, при принятии таких решений могут участвовать в общем собрании участников общества только с правом совещательного голоса. Согласно рассматриваемой специальной норме, в указанном в ней случае в порядке исключения из правил, установленных в статье 38 Закона, ограничивается право решающего голоса для лиц, заинтересованных в совершении соответствующей сделки».[100]

ГЛАВА 4

 ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ОДОБРЕНИЯ ЭКСТРАОРДИНАРНЫХ СДЕЛОК, ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕСОБЛЮДЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА К ПОРЯДКУ ОДОБРЕНИЯ ЭКСТРАОРДИНАРНЫХ СДЕЛОК

§ 1 Право на выкуп акций как последствие совершения акционерным обществом крупной сделки

В связи с тем, что при одобрении крупной сделки имущественное положение общества может значительно измениться, затронув при этом права акционеров, Законом предусмотрена возможность выкупа акционерами – владельцами голосующих акций всех или части своих акций (пункт 1 статьи 75 ФЗ «Об АО»). При этом установлено, что это право возникает при определенных условиях, а именно: акционер голосовал против или не участвовал в голосовании, решение об одобрении сделки принимает общее собрание акционеров, предметом которой является имущество, стоимость которого превышает 50% балансовой стоимости активов.

Список акционеров, которые имеют право выкупить акции, формируется на основании списка лиц, которые имеют право участвовать в собрании. Цену выкупа акций определяет совет директоров, но при этом эта цена не может быть ниже рыночной стоимости. Требования о выкупе акций акционер должен предъявить не позднее, чем 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров. После чего общество в течение 30 дней обязано выкупить акции. Общая сумма средств, направляемых обществом на выкуп акций, не может превышать 10 процентов стоимости чистых активов общества на дату принятия решения, которое повлекло возникновение у акционера права требовать выкупа обществом принадлежащих им акций (пункт 5 статьи 76 ФЗ «Об АО»).

Нужно отметить, что в формулировках данных положений существует неясность. Например, А. Есекеев отмечает возможность «двойственного понимания момента возникновения у акционеров права требовать выкупа принадлежащих им акций:

— либо в случае реорганизации общества или совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием;

— либо в случае принятия общим собранием акционеров решения о реорганизации общества или совершении крупной сделки.

Это происходит, как отмечает автор, во-первых, из-за не совсем удачной формулировки ФЗ «Об АО», который предусматривает, что акционеры вправе требовать выкупа в случае «реорганизации общества или совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров», а не в случае принятия соответствующего решения; во-вторых, из-за совсем уж буквального толкования судами нормы п. 1 ст. 75 ФЗ «Об АО». При системном толковании норм однозначно следует вывод: ФЗ «Об АО» связывает возникновение права акционеров требовать выкупа акций с принятием решения (и при наличии условий), а не с реализацией намерения, выраженного в решении (совершением крупной сделки, осуществлением реорганизации)».[101]

Во избежание двойственного понимания, Пленум ВАС РФ в Постановлении от 18.11.2003 № 19 разъяснил, что акционеры вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случаях принятия общим собранием акционеров решения о реорганизации общества или совершении крупной сделки[102].

Резюмируя, следует сказать, что определен момент права акционера на выкуп акций: оно возникает в момент принятия решения общим собранием об одобрении сделки, вне зависимости от того, когда это решение будет реализовано и будет ли реализовано вообще.

Аналогичной  точки зрения придерживаются суды:

Постановление Президиума ВАС РФ от 27.01.2009 N№10967/08 по делу N А21-5977/2007

«Согласно пункту 3 статьи 76 Закона требования акционеров о выкупе обществом принадлежащих им акций должны быть предъявлены обществу не позднее 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров.

Право требовать выкупа обществом принадлежащих акционерам акций возникает у акционеров с момента принятия общим собранием решения об одобрении сделки, а не с момента совершения одобренной сделки…»

Постановление ФАС Поволжского округа от 16.03.2010 по делу № А12-14017/2009

«Абзацем вторым пункта 3 статьи 76 Закона об акционерных обществах установлено, что требования акционеров о выкупе обществом принадлежащих им акций должны быть предъявлены обществу не позднее 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров.

Изложенные положения позволяют сделать вывод о том, что право требовать выкупа обществом принадлежащих акционерам акций возникает у акционеров с момента принятия общим собранием соответствующего решения».

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.11.2012 по делу № А32-2905/2012

«Доводы истца о том, что установленные обстоятельства спора создают ситуацию, при которой возникшее у акционера право требовать выкупа акций не может быть реализовано в связи с пропуском срока, не принимаются судом кассационной инстанции. Согласно пункту 3 статьи 76 Закона N 208-ФЗ акционер должен предъявить требования в течение 45 дней с даты принятия общим собранием акционеров решения об одобрении крупной сделки, предметом которой является имущество стоимостью более 50 процентов балансовой стоимости активов общества. В связи с этим право акционера требовать от общества выкупа принадлежащих ему акций возникает с момента принятия общим собранием акционеров решения об одобрении, а не с даты совершения такой сделки».

Л.А. Новоселова также находит неточности в регулировании права акционера на выкуп акций, замечая, что «срок для предъявления требований к обществу о выкупе акций начинает отсчитываться с момента проведения общего собрания акционеров. В соответствии с установками абзаца 2 пункта 3 статьи 76 Закона, требования акционеров о выкупе обществом принадлежащих им акций должны быть предъявлены обществу не позднее 45 дней с даты принятия соответствующего решения общим собранием акционеров.

Период времени, в пределах которого общество должно заключить сделку после проведения собрания (если только сделка уже не была совершена ранее), не установлен — решение продолжает действовать и по истечении срока для предъявления требования о выкупе. Таким образом, если связывать момент возникновения права требовать выкупа с совершением сделки, а не с принятием соответствующего решения, то достаточно отсрочить заключение сделки более чем на 45 дней с момента проведения собрания, чтобы исключить возможность для акционеров требовать выкупа. Нелогичность такого подхода очевидна».[103]

Также представляется важным ответить на вопрос: лишается ли акционер права на выкуп акций при одобрении общим собранием крупной сделки по правилам одобрения сделки, в  совершении которой имеется заинтересованность, которые применяются согласно пункту 5 статьи 79 ФЗ «ОБ АО». Ответ на данный вопрос дает Президиум ВАС РФ, устанавливая что «в случае, если крупная сделка одновременно является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, Закон об акционерных обществах, устанавливая специальные правила о порядке одобрения таких сделок, не исключает наступления последствий, предусмотренных пунктом 1 статьи 75 Закона, если указанные сделки признаются крупными согласно пункту 3 статьи 79 Закона».[104]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

§ 2 Последующее одобрение экстраординарных сделок

В настоящее время ни в Законе об акционерных обществах, ни в Законе об обществах с ограниченной ответственностью нет положения, в котором бы четко определялась возможность последующего одобрения сделки. Но вывод о наличии такой возможности можно сделать, исходя из содержания пункта 6 статьи 79 ФЗ «Об АО», пункта 5 статьи 46 ФЗ «Об ООО» относительно крупных сделок, пункта 1 статьи 84 ФЗ «Об АО», пункта 5 статьи 45 ФЗ «Об ООО» относительно сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. В приведенных статьях говорится об обстоятельствах, при наличии которых суд может отказать в удовлетворении требования о признании сделки недействительной, одним из которых является следующее условие: к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки.

Ввиду отсутствия четких указаний и неясности формулировки приведенного положения, возникают некоторые противоречия в Законе, которые отметил Ю.С. Поваров: «здесь нельзя не затронуть интересный момент, возникший по поводу сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. С одной стороны, Закон об АО (п. 1 ст. 84) в редакции Закона N 205-ФЗ, как и для крупных сделок, исключает признание заинтересованных сделок недействительными при наличии последующего одобрения. С другой стороны, сохранено без изменений положение пункта 1 статьи 83 Закона об АО, в силу которого заинтересованную сделку надлежит одобрить до ее совершения. Последнее положение, не отвечающее интересам устойчивости гражданского оборота (вряд ли последующее одобрение таит в себе угрозу для акционеров и кредиторов), не вполне корреспондирует с введенными правилами, определяющими условия «санации» экстраординарных сделок. Помимо прочего, получается, что заинтересованная сделка, хотя и одобренная после ее совершения, все равно представляет собой правонарушение, тогда как крупная — нет (ибо закон не предусматривает необходимости ее предварительного одобрения); обозначенное различие в квалификации кажется теоретически уязвимым. Вследствие сказанного рациональным видится исключение из пункта 1 статьи 83 Закона об АО слов «до ее совершения»[105].

Помимо возможностей, предусмотренных ФЗ «Об АО» и ФЗ «Об ООО», последующее одобрение сделки предусмотрено пунктом 2 статьи 183 ГК РФ, в котором устанавливается, что сделка, совершенная неуполномоченным лицом, может быть впоследствии одобрена тем лицом, в интересах которого она заключена. На это положение ссылается и В.Ю. Бакшинскас: «последующее одобрение совершенных сделок допускается судебной практикой даже в тех случаях, когда Закон прямо не предусматривает их последующего одобрения. Так, Постановлением Пленума ВАС РФ от 14.05.1998 № 9 «О некоторых вопросах применения ст. 174 ГК РФ при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок» предусматривается, что лицо, в интересах которого установлены ограничения полномочий лица (органа), вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст. 174 ГК РФ. Основания для признания сделки недействительной по ст. 174 ГК РФ в таком случае отсутствуют. При этом ВАС РФ специально указал на то, что, поскольку данная норма (ст. 174 ГК) не содержит положений об одобрении сделок, к таким отношениям следует применять п. 2 ст. 183 ГК РФ, регулирующий сходные отношения в силу ст. 6 ГК РФ (аналогия закона)»[106].

Помимо В.И. Бакшинскас, возможность последующего одобрения поддерживает и А.А. Маковская: «заключенная крупная сделка может быть одобрена в любой момент, в том числе и тогда, когда в суд уже предъявлено требование о признании этой сделки недействительной. Одобренная надлежащим образом до вынесения решения суда крупная сделка не может быть признана недействительной при отсутствии других дефектов».[107]

Аналогичной точки зрения придерживается также Г.С. Шапкина: «Если сделка по своему содержанию соответствует нормам законодательства (не имеет пороков в своей содержательной части), совершена в письменной форме, то появление второго элемента юридического состава (наличие согласия на ее совершение со стороны определенного органа управления общества), необходимого для ее действительности, с некоторым разрывом во времени (от момента совершения сделки) можно расценивать как несоблюдение срока ее одобрения, не влияющее, однако, на юридическую полноценность этой сделки с точки зрения ее содержания и оформления». [108]

Подводя итог, следует отметить, что несмотря на общее правило Закона, согласно которому сделка должна быть одобрена до ее совершения, о чем свидетельствуют также рекомендации Кодекса корпоративного поведения, считаем, что предусмотренная возможность последующего одобрения как крупной сделки, так и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, является необходимой и обусловленной, ведь как верно подметила Г.С. Шапкина: «вряд ли при наличии последующего одобрения экономически и даже юридически оправданно признавать сделку недействительной…Эта процедура может оказаться болезненной для участников гражданского оборота, поскольку признание сделки недействительной влечет за собой двустороннюю реституцию, необходимости в которой нет, если стороны намерены сохранить свои отношения»[109].

 

§ 3 Основания для признания экстраординарных сделок недействительными                                                                                             

Прежде чем перейти к последствиям нарушений требований к совершению экстраординарных сделок, следует указать, что как Закон об акционерных обществах, так и Закон об обществах с ограниченной ответственностью в отношении крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, при незначительных различиях, содержат одинаковый перечень случаев, при которых суд вправе отказать в удовлетворении требований о признании сделки недействительной:

— голосование участника (акционера) общества, обратившегося с иском о признании крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием участников (акционеров) общества, недействительной, хотя бы он и принимал участие в голосовании по этому вопросу, не могло повлиять на результаты голосования;

— не доказано, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или участнику (акционеру) общества, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них;

— к моменту рассмотрения дела в суде представлены доказательства последующего одобрения данной сделки по правилам, предусмотренным настоящим Федеральным законом;

— при рассмотрении дела в суде доказано, что другая сторона по данной сделке не знала и не должна была знать о ее совершении с нарушением предусмотренных настоящей статьей требований к ней.

Следует отметить, что приведенные условия являются альтернативными, то есть для отказа суда достаточно наличия лишь одного из перечисленных обстоятельств. Считаем такую формулировку обоснованной, так как в противном случае акционеры могут злоупотреблять своим правом на иск, мешая тем самым эффективному функционированию общества, его отношениям с контрагентами и нарушая стабильность предпринимательского оборота. Если же рассматривать такую формулировку как возможность ущемления прав миноритарных акционеров, то нужно отметить, что в случае отказа суда о признании сделки недействительной, акционер не теряет права требовать возмещения убытков.

В подтверждение разумности такого подхода можно сослаться на слова И.С. Шиткиной: «справедливости ради надо отметить, что в настоящее время в признании сделок недействительными сущностный подход уже преобладает над формальным. Как показывает обобщенная мной практика применения норм о признании недействительными крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, после внесения изменений в ст. ст. 79, 84 Закона об АО и ст. ст. 45, 46 Закона об ООО Федеральным законом от 19 июля 2009 года № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» суды отказывают в признании сделок недействительными, если заявители не доказали нарушение обжалуемой сделкой их прав, в том числе причинение или возможность причинения убытков или возникновение иных неблагоприятных последствий. Такой подход основан на необходимости защиты стабильности имущественного оборота и интересов кредиторов общества. Основанием для отказа в признании недействительной крупной сделки и сделки с заинтересованностью, совершенных с нарушением требований закона, является каждое из перечисленных в законах о хозяйственных обществах обстоятельств»[110].

При отсутствии перечисленных условий, сделка может быть признана недействительной.

В Законе определен закрытый круг лиц, имеющих право на предъявление иска. Так, оспорить сделку может либо само общество, либо его акционер. При этом иск акционера, с которым он выступает в защиту прав и интересов юридического лица, является косвенным. Следует обратить внимание на то, что для оспаривания сделки необходимо наличие непрерывной связи между истцом и юридическим лицом с момента совершения сделки и до момента вынесения судом решения, в противном случае суд может отказать в иске, аргументируя следующим образом: «Из содержания статей 45 и 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью следует, что крупная сделка или сделка с заинтересованностью, совершенные с нарушением требований, предусмотренных настоящей статьей, могут быть признаны недействительными по иску общества или его участника.

Реализация данного права возможна в том случае, если оспариваемой сделкой нарушены права или охраняемые законом интересы участника общества и восстановление названных прав и интересов является целью иска.

Названные законодательные нормы не предусматривают права на оспаривание сделки лицами, ставшими участниками общества после совершения сделки»[111].

Считаем высказанную позицию суда обоснованной, так как необходимость такого условия как наличие правовой связи выступает в качестве защиты общества от злоупотребления акционеров правом на оспаривание сделки, которые посредством предъявления бесчисленного множества исков могут сделать функционирование общества просто невозможным.

Определяя  возможных истцов, следует обратить внимание  на особое указание, содержащееся в пункте 1 статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса, в котором указывается, что прокурор вправе обратиться в арбитражный суд: «с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными унитарными предприятиями, государственными учреждениями, а также юридическими лицами, в уставном капитале (фонде) которых есть доля участия Российской Федерации, доля участия субъектов Российской Федерации, доля участия муниципальных образований»[112]. Таким образом, при наличии определенных условий, истцом может выступать и прокурор в защиту интересов государства.

Следует уточнить, что в отношении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в ФЗ «Об АО» предусмотрена ответственность заинтересованного лица перед обществом в размере убытков, причиненных им обществу. В случае, если ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом является солидарной (пункт 2 статьи 84 ФЗ «Об АО». Для общества с ограниченной ответственностью подобная ответственность не установлена. Считаем отсутствие подобной нормы в ФЗ «Об ООО» временной недоработкой законодателя, которая в будущем будет устранена, так как представляется очевидным, что ООО, по аналогии с АО, имеет право на аналогичную защиту.

Обращение в суд с требованием признания сделки недействительной, согласно статье 12 ГК РФ, является способом защиты прав. В литературе подобная точка зрения поддерживается многими авторами, в том числе Н.В. Козловой и С.Ю. Филипповой: «аналогичную охранительную природу имеет право акционера оспаривать сделки, совершенные обществом. Природу применяемого в таких ситуациях способа защиты можно определить как признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности (абз. 4 ст. 12 ГК РФ)»[113]. Для того, чтобы суд удовлетворил требования о признании сделок недействительными, акционер, как указано в Постановлении Пленума ВАС РФ № 19, должен предоставить доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов[114].

Ситуация осложняется тем, что помимо доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов истца, также, согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40, необходимо «наличие неблагоприятных последствий, возникающих у акционерного общества или акционеров в результате ее совершения»[115]. Поскольку законодательством не определено понятие «неблагоприятные последствия», в литературе высказываются свои предположения о возможном определении. Так, Ю. Еременко высказывает следующую точку зрения: «предложить однозначное толкование понятия «неблагоприятные последствия» пока сложно в связи с новизной данного термина для российской деловой и правоприменительной практики. Однако надлежащая интерпретация, несомненно, будет дана со временем. В частности, неблагоприятные последствия могут определяться тем или иным отклонением от существующих рыночных цен, ставок, сроков и т. д. (например, выдача займа на условиях о размере процента, незначительно отличающихся от рыночной ставки по банковским депозитам)»[116].

Возникает вопрос о соотношении понятий «нарушение прав и законных интересов акционеров» и «неблагоприятные последствия». Считаем разумным согласиться с позицией А.А. Маковской, высказывающей следующую точку зрения: «представляется, что в Постановлении № 40 Пленум ВАС РФ исходил из того, что нарушение прав и законных интересов истца (акционера или акционерного общества) оспариваемой сделкой с заинтересованностью не всегда проявляется в том, что эта сделка повлекла неблагоприятные последствия. То есть понятие «нарушение прав и законных интересов акционеров» более широкое, чем понятие «неблагоприятные последствия». Именно поэтому истец во всех иных случаях, кроме тех, когда он ссылается на то, что сделка имела для него неблагоприятные последствия, должен доказать, что она нарушает его права и законные интересы. Если же истец ссылается на неблагоприятные последствия (в том числе и на убыточность сделки), возникающие в результате совершения сделки с заинтересованностью, то бремя доказывания отсутствия этих последствий возлагается на ответчика (ответчиков). Следовательно, при недоказанности факта отсутствия этих последствий следует считать, что сделка повлекла эти последствия для общества или его акционеров»[117].

В виду отсутствия единообразия по данному вопросу судебной практики, можно сделать вывод, что истец в подтверждение своей позиции, может ссылаться как на нарушение прав и интересов, так и на наличие неблагоприятных последствий. Для истца более выгодным, с нашей точки зрения, было бы ссылаться на нарушение прав и интересов, поскольку если понятие неблагоприятных последствий уже понятия нарушения прав и интересов, то и вероятность их наступления ниже.

Срок исковой давности, как в отношении крупных сделок так и сделок, в  совершении которых имеется заинтересованность, составляет один год со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. При этом, существует особенность относительно сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Конституционный суд РФ в Постановлении от 10 апреля 2003 года № 5-П указывает, что «исходя из предназначения и принципов института исковой давности, обусловленных указанными положениями Конституции Российской Федерации, течение этого срока должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении»[118].

В заключении хотелось бы отметить, что законодатель уходит от формального подхода в отношении условий, необходимых для оспаривания крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Считаем такую тенденцию обоснованной, так как при многочисленных злоупотреблениях акционерами (участниками) своим правом на иск это служит в качестве защиты общества, добросовестных контрагентов, что позволяет обеспечить стабильность предпринимательского оборота.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящей диссертации были исследованы вопросы, касающиеся регулирования отношений, возникающих при заключении  крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, именуемых на доктринальном уровне экстраординарными сделками.

В ходе работы были проанализированы нормы действующего законодательства, судебная практика, правовая доктрина. В процессе проведенного анализа были высказаны критические замечания касательно определений, процедуры одобрения сделок, установленных в Законе, проанализированы последствия одобрения экстраординарных сделок, а  также последствия несоблюдения норм законодательства в отношении порядка одобрения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Проведенное исследование позволило выявить отсутствие законодательного регулирования в отношении ряда вопросов, имеющих существенное значение для надлежащего функционирования института экстраординарных сделок. По итогам исследования были сделаны следующие выводы. Некоторые из сделанных выводов, по нашему мнению, могут быть использованы для дальнейшего совершенствования законодательства.

Анализ существующей судебной практики и правовой доктрины, позволяет сделать вывод о том, что обычной хозяйственной деятельностью является та деятельность, которую общество совершает систематически, в процессе текущей хозяйственной деятельности. При этом такие критерии применяются как к хозяйственным обществам, так и к финансовым организациям. Определение указанных критериев имеет существенное практическое значение, поскольку установление факта совершения экстраординарной сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности в ряде случаев приводит к исключению необходимости применения процедуры одобрения таких сделок.

В настоящей работе были исследованы используемые в судебной практике критерии установления взаимосвязанности сделок. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на использование судами в ряде случаев  совокупности различных критериев (единая хозяйственная цель, достижение единых правовых последствий, совершение сделок в отношении однородного предмета, в течение непродолжительного времени), именно  условие «единая хозяйственная цель»  является основополагающим. При этом остальные условия являются дополнительными, второстепенными. Проведенный анализ судебной практики позволяет говорить о существенном практическом значении института взаимосвязанности сделок, проявляющемуся, в том числе, в необходимости применения режима экстраординарной сделки в ординарной сделке в случае установления соответствующей взаимосвязанности.

Определяя конфликт интересов, был сделан вывод о его имманентном присутствии в обществе. Таким образом, наличие конфликта интересов  нужно рассматривать как нормальное явление, присущее корпоративным отношениям.

В работе был проведен сравнительно-правовой анализ регулирования института экстраординарных сделок в хозяйственных обществах и других организационно-правовых формах юридических лиц. При этом отмечено, что как в Законодательстве, так и в рассмотренных научных работах наибольшее внимание уделяется рассмотрению экстраординарных сделок, совершаемых акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью. В настоящей работе рассматриваются такие формы юридических лиц как автономные учреждения, государственные и муниципальные унитарные предприятия, народные предприятия.

В работе был проанализированы определения,  порядок одобрения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Вследствие чего был сделан вывод, что при установлении факта отчуждения имущества недостаточно использовать исключительно формальное определение. По нашему мнению, более важным аспектом является установление цены передаваемого имущества, могло ли это, в силу своей значимости, послужить основанием невозможности осуществления основной деятельности. В отношении понятия сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, также установлен формальных подход законодателя. Заинтересованность рассматривается как объективный факт, несмотря на то, что правильнее было бы рассматривать заинтересованность как субъективное отношение заинтересованного лица. Считаем возможным предложить устанавливать заинтересованность в судебном порядке, принимая во внимание помимо формальных критериев и фактические обстоятельства дела.

Проведенное исследование доказывает недостаточную разработанность вопроса правового регулирования института экстраординарных сделок, а также необходимость дальнейшего исследования данного вопроса в целях обеспечения прав участников корпоративных правоотношений.

 

 

 

 

 

 

 

БИБЛИОГРАФИЯ

Использованная литература

  1. Алиева К.М. Сделки акционерного общества, в совершении которых имеется заинтересованность // Право и экономика. 2006. N 1.
  2. Бакшинскас В.Ю. О некоторых вопросах одобрения сделок с заинтересованностью // Закон.  2007.  № 3.
  3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 2-е, испр. М., 1999.
  4. Бурлаков С.А. Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование. М., 2013.
  5. Габов А. В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005.
  6. Габов А.В. Общества  с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М., 2010.
  7. Габов А.В.  Проблемы и перспективы правового регулирования сделок акционерного общества, требующих особого порядка их совершения // Цивилист. 2007. № 1.
  8. Дедов Д.И.  Конфликт интересов, М., 2004.
  9. Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006.
  10.  Еременко Ю. Сделки с заинтересованностью: новеллы правоприменения // Корпоративный юрист. 2007. № 10.
  11.  Есекеев А. Выкуп акций обществом по требованию акционеров // ЭЖ-Юрист.  2005. № 47.
  12.  Козлова Н.В., Филиппова С.Ю. Гражданско-правовые способы защиты прав акционеров в свете реформирования корпоративного законодательства // Хозяйство и право. 2013. № 2.
  13.  Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» (постатейный) 3-е издание, под ред. Г.С. Шапкиной. М.,  2002.
  14.  Корпоративное право: учебный курс: учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011.
  15.  Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Российская академия юридических наук. Науч. труды. N 1 (том 1), 2001. М., 2001.
  16.  Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008.
  17.  Маковская А.А. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 20.06.2007. № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью // Хозяйство и право. 2008. № 3.
  18.  Маковская А.А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом // Хозяйство и право. 2003. № 5.
  19.  Маковская А.А. Взаимосвязные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. № 36.
  20.  Новоселова Л. Право требовать выкупа обществом акций в случае совершения крупной сделки // Корпоративный юрист. 2006. № 7.
  21.  Осипенко О.В. Конфликты в деятельности органов управления акционерных компаний. М., 2007.
  22.  Поваров Ю.С. Признание крупных сделок недействительными: новеллы акционерного законодательства // Юрист. 2009. № 8.
  23.  Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: избранные постановления за 2009 год с комментариями (под ред. А.А. Иванова). М. 2012.
  24.  Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии Постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» (выпуск 9) (под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой). 2009.
  25.  Селезнева  К. Цена сделки с заинтересованностью // Эж-Юрист. 2012. № 39.
  26.  Современный толковый словарь русского языка в 3 т. Т.Ф. Ефремова. М., 2006.
  27.  Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ).  М., 1996.
  28.  Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000.
  29.  Телюкина М.В. Одобрение заинтересованных сделок // Арбитражная практика. 2005. № 3.
  30.  Тихомиров М.Ю. Совершение обществом с ограниченной ответственностью сделок с заинтересованностью и крупных сделок // Законодательство и экономика. 2010. № 9.
  31. Филиппова С.Ю. К вопросу о понятии корпоративного конфликта // Российская юстиция. 2009. № 12.
  32. Шапкина Г.С. Некоторые вопросы применения корпоративного законодательства // Вестник ВАС РФ. 1999. N 5.
  33. Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве. Изменения и дополнения Федерального закона «Об акционерных обществах». М., 2002.
  34. Шиткина И.С. Вопросы корпоративного права в проекте федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяйство и право. 2012. № 6.
  35. Шиткина И.С. Правовое регулирование корпоративным и антимонопольным законодательством экономической зависимости хозяйствующих субъектов // Хозяйство и право.  2006,. N 11.

Нормативные акты

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (с изм. и доп. от 01.03.2013) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ  «Об акционерных обществах» (с изм. и доп. от 05.04.2013) // СЗ РФ.  1996. № 1. Ст. 1.
  3. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (с изм. и доп. от 29.12.2012) // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.
  4. Федеральный закон от 02.12.1990 N 395-1  «О банках и банковской деятельности» (с изм. и доп. от 14.03.2013) // СЗ РФ. 1996.  №6. Ст. 492.
  5. Федеральный закон от 19.07.1998 № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» // СЗ РФ. 1998. №30. Ст. 3611.
  6. Федеральный закон от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» // СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746.
  7.  Федеральный закон от 26.07.2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (с изм. и доп. от 30.12.2012) // СЗ РФ. 2006. № 31. Ст. 3434.
  8. Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (с изм. и доп.  от 11.02.2013) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145.
  9. Федеральный закон от 14.11.2002 N 161-ФЗ (с изм. и доп. от 03.12.2012) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» // СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746.

10.Федеральный закон от 08.12.1995 N 193-ФЗ (с изм. и доп. от 03.12.2011) «О сельскохозяйственной кооперации» // СЗ РФ 1995. №50. Ст. 4870.

11.Федеральный закон от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» // СЗ РФ. 2006. № 45. Ст. 4626.

12.Закон РСФСР от 22.03.91 N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (с изм. и доп. от 26.07.2006) // Ведомости СНД и ВС РСФСР  1991. № 16. Ст. 499.

13. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

14. Кодекс корпоративного поведения, прил. к Распоряжению ФКЦБ России от 4.04.2002 № 421/р «О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения» // Вестник ФКЦБ России. 2002. № 4.

15. Приказ ФАС РФ от 20 ноября 2006 года № 293 (с изм. и доп. от 09.03.2010) «Об утверждении формы представления перечня лиц, входящих в одну группу лиц».

16. Приказ ФСФР РФ от 15 декабря 2004 г. № 04-1245/ пз-н «Об утверждении Положения о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг» // БНА. 2005. № 3.

17. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 № 62 «обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» // Вестник ВАС РФ. № 7. 2001.

18. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»// Вестник ВАС РФ, № 3, 2002.

Материалы судебной практики

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.04.2003 № 5-П // СЗ РФ. 2003. № 17. Ст. 1656.
  2. Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ. № 1. 2004.
  3. Постановление Президиума ВАС РФ от 22.09.2009 № 6172/09 по делу № А54-836/2008-С15.
  4. Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ. № 1. 2004.
  5. Постановление Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» // Вестник ВАС РФ. № 8. 2007.
  6. Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5438/10 по делу № А41-6297/08.
    1. Постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.2002 № 6288/02 по делу № А40-39402/01 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 3.
    2. Определение ВАС РФ от 15.09.2011 № ВАС-12005/11 по делу № А40-101061/10-63-892.
    3. Определение ВАС РФ от 16.03.2010 № ВАС-2440/10 по делу № А74-3491/2008.
    4.  Определение ВАС РФ от 23.04.2008 N 5318/08 по делу № А65-19051/2007-СГ1-10.
    5.  Определение ВАС РФ от 30.07.2007 N 9134/07 по делу № А76-37106/2005-7-1056.
    6.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.12.2012 по делу № А43-4733/2010.
    7.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2011 по делу № А79-10930/2010.
    8.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.04.2009 по делу № А11-1118/2008-К1-1/75.
    9.  Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.09.2011 по делу № А58-2386/09.
    10. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.06.2011 по делу № А58-2386/09.
    11.  Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.08.2007 г. по делу № Ф03-А51/07-1/2875.
    12.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.07.2012 по делу № А27-12824/2011
    13.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.2010 по делу № А27-24499/2009.
    14.  Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.05.2006 по делу № Ф04-3129/2006(22937-А27-13).
    15.  Постановление ФАС Московского округа от 20.11.2012 по делу № А40-124209/2011-134-423.
    16.  Постановление ФАС Московского округа от 03.08.2012 по делу № А40-103571/11-137-236.
    17.  Постановление ФАС Московского округа от 22.08.2012 по делу № А40-107095/11-158-654-654
    18.  Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2007 № КГ А40/4278-07 по делу № А41-К1-14582/06;
    19.  Постановление ФАС Поволжского округа от 15.05.2012 по делу № А65-17350/2011;
    20.  Постановление ФАС Поволжского округа от 26.09.2011 по делу № А55-15544/2010;
    21. Постановление ФАС Поволжского округа от 04.07.2011 по делу № А65-3441/2009
    22.  Постановление ФАС Поволжского округа от 18.01.2010 по делу N А55-1337/2009;
    23.  Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2009 по делу № А57-5059/2007;
    24.  Постановление ФАС Поволжского округа от 17.12.2008 по делу №А55-8960/2008.
    25.  Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.05.2010 по делу № А56-10740/2008.
    26.  Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.12.2008 по делу № А56-2909/2008.
    27.  Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.01.2004 по делу № А42-7504/02-С1.
    28.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.08.2012 по делу № А32-38452/2011.
    29.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.2012 по делу № А32-35261/2010.
    30.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.05.2011 по делу № А63-6026/2010.
    31.  Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.03.2006 № Ф08-664/2006 по делу № А32-59493/2005-46/1008.
    32.  Постановление ФАС Уральского округа от 18.02.2013 № Ф09-14504/12 по делу № А50-6200/2012.
    33.  Постановление ФАС Уральского округа от 09.10.2012 № Ф09-8995/12 по делу № А60-55760/2011.
    34.  Постановление ФАС Уральского округа от 01.03.2011 № Ф09-9884/10-С3 по делу N А76-278/2010-16-225.
    35.  Постановление ФАС Уральского округа от 01.10.2010 № Ф09-7851/10-С6 по делу № А07-27363/2009.
    36.  Постановление ФАС Уральского округа от 23.03.2010 № Ф09-1782/10-С4 по делу № А76-8909/2009-64-223.
    37.  Постановление ФАС Уральского округа от 14.05.2007 № Ф09-3437/07-С4 по делу № А50-13550/2006-Г26.
    38.  Постановление ФАС Центрального округа от 25.11.2008 № Ф10-5378/08 по делу № А64-551/08-23.
    39.  Постановление ФАС Центрального округа от 18.11.2008 № Ф10-5091/08 по делу № А64-642/08-23.

 


[1] Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006.

[2] Габов А.В.  Проблемы и перспективы правового регулирования сделок юридических лиц, требующих особого (специального) порядка их совершения // Журнал российского права. 2008. №1.

[3] Филиппова С.Ю. Исключение участника как правовое средство разрешения корпоративного конфликта: комментарий к Информационному письму ВАС № 151 // Предпринимательское право. 2012. № 4.

[4] Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006. С. 126.

[5] Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ», N 1, 2004.

[6] Определение ВАС РФ от 30.07.2007 N 9134/07 по делу N А76-37106/2005-7-1056; Определение ВАС РФ от 23.04.2008 N 5318/08 по делу № А65-19051/2007-СГ1-10; Постановление ФАС Московского округа от 03.08.2012 по делу N А40-103571/11-137-236; Постановление ФАС Уральского округа от 09.10.2012 по делу N Ф09-8995/12; Постановление ФАС Уральского округа от 01.03.2011 N Ф09-9884/10-С3 по делу N А76-278/2010-16-225; Постановление ФАС Поволжского округа от 18.01.2010 по делу N А55-1337/2009; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.05.2011 по делу N А63-6026/2010.

[7] Постановление ФАС Уральского округа от 09.10.2012 № Ф09-8995/12 по делу № А60-55760/2011; Постановление ФАС Центрального округа от 18.11.2008 № Ф10-5091/08 по делу № А64-642/08-23.

[8] Постановление ФАС Уральского округа от 14.05.2007 № Ф09-3437/07-С4 по делу № А50-13550/2006-Г26.

[9] Определение ВАС РФ от 15.09.2011 N ВАС-12005/11 по делу N А40-101061/10-63-892; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.05.2006 по делу N Ф04-3129/2006(22937-А27-13).

[10] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.05.2011 по делу № А63-6026/2010; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.12.2008 по делу № А56-2909/2008.

[11] Корпоративное право: учебный курс: учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011. С. 841-842.

[12] Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Российская академия юридических наук. Науч. труды. N 1 (том 1), 2001. М., 2001 С. 529.

[13] Там же.

[14] Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.07.2012 по делу № А27-12824/2011; Постановление ФАС Уральского округа от 23.03.2010 № Ф09-1782/10-С4 по делу № А76-8909/2009-64-223; Постановление ФАС Поволжского округа от 17.12.2008 по делу №А55-8960/2008.

[15][15] Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах». Изд. 2-е. М., 2000. С. 218.

 

[16] Маковская А.А. Взаимосвязные сделки // ЭЖ-Юрист. 2004. № 36.

[17] Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Российская академия юридических наук. Науч. труды. № 1 (том 1), 2001. М., 2001 С. 529.

[18] Постановление Президиума ВАС РФ от 22.09.2009 № 6172/09 по делу № А54-836/2008-С15; Определение ВАС РФ от 16.03.2010 № ВАС-2440/10 по делу № А74-3491/2008; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 28.08.2012 по делу № А32-38452/2011; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21.12.2012 по делу № А43-4733/2010.

[19] Постановление ФАС Уральского округа от 01.10.2010 № Ф09-7851/10-С6 по делу № А07-27363/2009.

[20] Постановление ФАС Московского округа от 20.11.2012 по делу № А40-124209/2011-134-423.

[21] Постановление ФАС Поволжского округа от 15.05.2012 по делу № А65-17350/2011; Постановление ФАС Московского округа от 17.05.2007 № КГ А40/4278-07 по делу № А41-К1-14582/06; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.05.2010 по делу № А56-10740/2008.

[22] Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18.07.2012 по делу № А32-35261/2010.

[23] Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 143.

[24] Дедов Д.И.  Конфликт интересов, М., 2004. С. 1.

[25] Сыродоева О.Н. Акционерное право США и России (сравнительный анализ).  М., 1996. С 63.

[26] Шиткина И.С. Правовое регулирование корпоративным и антимонопольным законодательством экономической зависимости хозяйствующих субъектов // Хозяйство и право.  2006,. N 11.

[27] Дедов Д.И. Конфликт интересов. М., 2004. С. 1.

[28] Филиппова С.Ю. К вопросу о понятии корпоративного конфликта // Российская юстиция. 2009. № 12.

[29] Осипенко О.В. Конфликты в деятельности органов управления акционерных компаний. М., 2007. С. 2.

[30] Габов А.В.  Проблемы и перспективы правового регулирования сделок акционерного общества, требующих особого порядка их совершения // Цивилист. 2007. № . С 4.

[31] Бурлаков С.А. Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование. М., 2013. С. 2-3.

[32] Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 487.

[33] Бурлаков С.А. Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование. М., 2013. С. 4.

[34] Постановление Всероссийского Центрального исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР от 13 августа 1928 года. «Об утверждении положения о промышленных объединениях (промкомбинатах) низового подчинения, действующих на началах коммерческого расчета».

[35] Габов А.В. Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М., 2010. С. 218.

[36] Приказ ФСФР РФ от 15 декабря 2004 г. № 04-1245/ пз-н «Об утверждении Положения о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг» // БНА. 2005. № 3.

[37] Современный толковый словарь русского языка в 3 т. Т.Ф. Ефремова. М., 2006. С. 923.

[38] Габов А.В. Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М., 2010. С. 221-222.

[39] Федеральный закон от 19.07.1998 № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» // СЗ РФ. 1998, №30, ст. 3611.

[40]  Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996, № 3, ст. 145.

[41] Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (ред. от 29.12.2012 № 282-ФЗ) // СЗ РФ. 2002. № 43. Ст.4190.

[42] Там же.

[43] Федеральный закон от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» // СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4746.

[44] Бурлаков С.А. Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование. М., 2013. С. 32-33.

[45] Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[46] Там же.

[47] Постановление ФАС Московского округа от 20.11.2012 по делу № А40-124209/2011-134-423; Постановление ФАС Московского округа от 22.08.2012 по делу № А40-107095/11-158-654-654; Постановление ФАС Поволжского округа от 26.09.2011 по делу № А55-15544/2010; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.2010 по делу № А27-24499/2009.

[48] Бурлаков С.А. Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование. М., 2013. С. 37-38.

[49] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»// Вестник ВАС РФ, № 3, 2002.

[50] Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: избранные постановления за 2009 год с комментариями (под ред. А.А. Иванова). М. 2012.

[51]Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 14.03.2006 N Ф08-664/2006 по делу N А32-59493/2005-46/1008.

[52] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 03.08.2007 г. по делу № Ф03-А51/07-1/2875.

[53] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 N 62 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» // Вестник ВАС РФ, N 7, 2001.

[54] Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ», N 1, 2004.

[55] Бурлаков С.А. Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование. М., 2013. С. 46.

[56] Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[57] Там же.

[58] Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ», N 1, 2004.

[59] Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст.1.

[60] Там же

[61] Постановление ФАС Поволжского округа от 19.03.2009 по делу № А57-5059/2007; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.01.2004 по делу № А42-7504/02-С1.

[62] Бурлаков С.А. «Крупные сделки юридических лиц: правовое регулирование». М. С 130.

[63] Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. Изд. 2-е, испр. М., 1999, С. 305.

[64]  Маковская А.А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом // Хозяйство и право. 2003. № 5. С 62.

[65] Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ  «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. Ст.785.

[66] Там же.

[67] Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[68] Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (выпуск 9) (под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой). М., 2009.

[69] Постановление ФАС Центрального округа от 25.11.2008 № Ф10-5378/08 по делу № А64-551/08-23.

[70] Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ  «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[71] Маковская А.А. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 20.06.2007. № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью // Хозяство и право. 2008. № 3. С 31.

[72] Габов А. В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005. С. 68.

[73] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 20.04.2009 по делу № А11-1118/2008-К1-1/75; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.06.2011 по делу № А58-2386/09: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.09.2011 по делу № А58-2386/09; Постановление ФАС Поволжского округа от 04.07.2011 по делу № А65-3441/2009

[74] Закон РСФСР от 22.03.1991 №948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 499.

[75] Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ  «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[76] Постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью»// Вестник ВАС РФ. № 8. 2007;

[77] Федеральный закон от 08.02.1998 «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.

[78] Постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью»// Вестник ВАС РФ. № 8. 2007;

[79] Габов А.В. Общества  с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М., 2010. С 227.

[80] Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ  «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[81] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 № 62 «обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» // Вестник ВАС РФ. № 7. 2001.

[82] Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ. № 8. 2007.

[83] Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии Постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» (выпуск 9) (под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой). 2009.

[84] Постановление ФАС Уральского округа от 18.02.2013 № Ф09-14504/12 по делу № А50-6200/2012.

[85] Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. 2005., С. 34.

[86] Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.

[87] Постановление Президиума ВАС РФ от 12.11.2002 № 6288/02 по делу № А40-39402/01 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 3.

[88] Селезнева  К. Цена сделки с заинтересованностью // Эж-Юрист. 2012. № 39. С 1-4.

[89] Габов  Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2004. С 153.

[90] Там же.

[91] Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» (постатейный) 3-е издание, под ред. Г.С. Шапкиной. М.,  2002.

[92] Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[93]  Алиева К.М. Сделки акционерного общества, в совершении которых имеется заинтересованность // Право и экономика. 2006. № 1.

[94]  Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., 2006.

[95] Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М., 2005.

[96] Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.

[97] Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

[98] Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ. № 1. 2004.

[99]Корпоративное право: учебный курс / Отв. ред. И.С. Шиткина. М., 2011. С 864.

[100] Тихомиров М.Ю. Совершение обществом с ограниченной ответственностью сделок с заинтересованностью и крупных сделок // Законодательство и экономика. 2010. № 9. С 36.

[101] Есекеев А. Выкуп акций обществом по требованию акционеров // ЭЖ-Юрист.  2005. № 47.

[102] Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ. № 1. 2004.

[103] Новоселова Л. Право требовать выкупа обществом акций в случае совершения крупной сделки // Корпоративный юрист. 2006. № 7.

[104] Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 5438/10 по делу № А41-6297/08.

[105]Поваров Ю.С. Признание крупных сделок недействительными: новеллы акционерного законодательства // Юрист. 2009. № 8.

[106] Бакшинскас В.Ю. О некоторых вопросах одобрения сделок с заинтересованностью // Закон.  2007.  № 3.

[107] Маковская А.А. Крупные сделки и порядок их одобрения акционерным обществом. М., 2004. С. 64.

[108] Шапкина Г.С. Некоторые вопросы применения корпоративного законодательства // Вестник ВАС РФ. 1999. N 5. С. 91.

[109] Шапкина Г.С. Новое в российском акционерном законодательстве. Изменения и дополнения Федерального закона «Об акционерных обществах». М., 2002 С. 100.

[110] Шиткина И.С. Вопросы корпоративного права в проекте федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ // Хозяйство и право. 2012. № 6.

[111] Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.07.2011 по делу № А79-10930/2010.

[112] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.

[113] Козлова Н.В. Филиппова С.Ю. Гражданско-правовые способы защиты прав акционеров в свете реформирования корпоративного законодательства // Хозяйство и право. 2013. № 2.

[114] Постановление Пленума ВАС РФ от 18. 11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» //Вестник ВАС РФ. № 1. 2004.

[115] Постановление Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах применения практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» // Вестник ВАС РФ № 8. 2007.

[116] Еременко Ю. Сделки с заинтересованностью: новеллы правоприменения // Корпоративный юрист. 2007. № 10. С. 52.

[117] Маковская А.А. Комментарий к Постановлению Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 20.06.2007 № 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью» // Хозяйство и право. 2008. № 3.

[118] Постановление Конституционного Суда РФ от 10.04.2003 N 5-П // СЗ РФ. 2003. № 17. Ст. 1656.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если информация с сайта помогла вам, то лучшая благодарность сайту-это отзыв на Яндексе

Рубрики