+7 (905) 700-0886 

Развитие корпоративных отношений, связанное, в частности, с увеличением в российской экономике доли бизнеса, организованного в форме сложных объединений хозяйственных обществ, объясняет рост количества сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Необходимость достижения баланса интересов различных групп субъектов, пересекающихся в хозяйственном обществе, и предотвращения возможности совершения сделок на  невыгодных для общества условиях является причиной введения в законодательство института сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Отсутствие эффективного правового регулирования определения заинтересованности, порядка совершения и ответственности за нарушение требований законодательства к заключению  сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, создает возможность их оспаривания, приводит к возникновению корпоративных конфликтов и выводу активов хозяйственных обществ. Названные негативные явления являются одной из причин нестабильности гражданского оборота, приводят к нарушению прав и обязанностей его участников, дестабилизируют экономическую ситуацию в стране, создают напряженность в обществе, снижая инвестиционную привлекательность хозяйственных обществ для бизнеса.

Внесенные в федеральный закон «О защите конкуренции» изменения, вступившие в силу с 6 января 2012 года, затронувшие определение группы лиц, а также активно обсуждаемые в последнее время новые правила определения аффилированности влияют на установление круга лиц, которые могут признаваться заинтересованными, и на установление их заинтересованности в совершаемой сделке. Законодательное расширение круга лиц и оснований заинтересованности свидетельствуют об увеличении числа существующих способов оказания влияния,  которые могут применяться в целях принуждения общества к заключению определенной сделки. В то же время, дальнейшее усложнение механизма определения заинтересованности с использованием дополнительных критериев в некоторых случаях может привести как к необоснованному расширению круга признаваемых заинтересованными лиц, так и к правовой неопределенности  в отношении наличия заинтересованности в тех либо иных случаях.

Комплексный анализ норм действующего отечественного и зарубежного законодательства, судебной практики и доктрины по различным вопросам регламентации сделок с заинтересованностью, рассмотрение вопросов, связанных с порядком совершения сделок с заинтересованностью, анализ используемых для этих целей понятий и терминов, позволяют сделать ряд выводов.

По нашему мнению вполне возможно говорить о том, что современное законодательство, регулирующее совершение обществом сделок с заинтересованностью, построено на базе дореволюционного законодательства. Также в нем используются заимствованные принципы, получившие развитие в зарубежных правопорядках в период с 1920 по 1990 годы восполняющие отсутствие развития отечественных норм в указанном периоде. Наличие дореволюционной основы  подтверждается такими положениями современного законодательства, как  возможность отнесения акционера к лицам, которые могут признаваться заинтересованными, а также влиянием информированности контрагента о наличии заинтересованности на возможность признания недействительной сделки, заключенной с нарушением процедуры одобрения. Влияние законодательства Англии проявляется в имеющим многочисленные совпадения перечне лиц, признаваемых связанными с директором. Также, значительное влияние на отечественное право оказывает теория корпоративного конфликта интересов, подробно регламентированная в английском законодательстве. С германской системой российское законодательство объединяет возможность признания заинтересованными членов совета директоров (наблюдательного совета). Значение установления факта влияния других правопорядков обусловливается возможностью использования  опыта других стран.

В то же время, развитие гражданского законодательства в целом  и  корпоративных норм, в частности, приводит к появлению новых способов, позволяющих оказывать влияние на общество. Разнообразие способов влияния, в свою очередь, создает необходимость применения сложной системы определения заинтересованности. Одновременно происходит  увеличение количества существующих хозяйственных обществ. Развитие возможностей одного общества владеть акциями (долями) другого приводит к повышению важности  роли холдинговых объединений в экономическом аспекте и способствует сосредоточению в холдинговых структурах значительных активов. Таким образом, участие хозяйственных обществ в холдингах одновременно приводит как к повышенным рискам потери активов, так и к необходимости одобрения большого количества внутрихолдинговых сделок, не являющихся рискованными для общества. Очевидно то, что как наличие, так и отсутствие потребности хозяйственных обществ в дополнительном механизме контроля за сделками внутри холдинга зависит от степени развития потенциального конфликта интересов внутри холдинга. Учитывая данное обстоятельство,  более предпочтительным видится установление в законе большей диспозитивности регулирования порядка одобрения внутрихолдинговых сделок.

Диспозитивность современного российского законодательства о сделках с заинтересованностью проявляется как в возможности дополнительного расширения круга потенциально признаваемых заинтересованными лиц, так и в возможности включения в устав положений, регламентирующих дополнительные случаи признания указанных лиц заинтересованными. При этом расширение круга потенциально признаваемых заинтересованными лиц реализуется как включением в условия договора, так и закреплением в уставе дочернего общества  права основного общества давать указание дочернему. Расширение круга признаваемых заинтересованными лиц осуществляется также при помощи установления факта владения акциями совместно с аффилированными лицами, круг которых имеет законодательную тенденцию к увеличению. Несмотря на отсутствие в действующем законодательстве возможности установления заинтересованности судом исходя из фактических обстоятельств дела, существующая в настоящее время судебная практика позволяет говорить о более широком толковании судами перечня случаев признания перечисленных в законе лиц заинтересованными, в том числе при помощи расширения определения выгодоприобретателя.

Более широкое судебное толкование заинтересованности подтверждает, что существующее определение наличия заинтересованности не включает все возможные способы оказания влияния. В то же время, совершенно очевидно, что дальнейшее усложнение приведенного в законе механизма определения заинтересованности с использованием дополнительных критериев приведет не только к практической сложности его использования, но и к риску появления двусмысленности в отношении установления заинтересованности тех или иных лиц. Представляется, что возможный вред последствий правовой неопределенности значительно  больше, чем риск негативных последствий от предоставления возможности установления наличия заинтересованности в судебном порядке исходя из фактических обстоятельств дела, учитывая наличие наработанного опыта судебного рассмотрения споров, возникающих в связи с совершением сделок с заинтересованностью.

Особого внимания заслуживают некоторые неурегулированные действующим законодательством ситуации. К их числу следует отнести возможность реализации без соответствующего одобрения имущества  дочернего общества, 100% акций (долей) которого принадлежат основному обществу, обусловленную отсутствием установленной законодательно необходимости одобрения сделки с директором или членом совета директоров его основного общества, а также все еще существующую возможность совершения без одобрения крупной сделки при наличии в ней признаков заинтересованности всех акционеров.  Для устранения указанных пробелов представляется возможным включение в существующий механизм определения заинтересованности норму, создающую возможность  определять в судебном порядке наличие фактической аффилированности при отсутствии формальных признаков и наличии фактической возможности оказания влияния, позволяющую устанавливать заинтересованность в каждом конкретном случае. Отсутствуют сомнения, что судебная практика является значительно более гибким инструментом определения дополнительных критериев заинтересованности. В то же время, совершенно очевидно, что для принятия подобного решения крайне желателен анализ отсутствующей в настоящее время  практики  установления аффилированности в судебном порядке. Учитывая последнее, представляется более предпочтительным установление в уставе соответствующего принципа, исключающего совершение без одобрения крупной сделки при наличии в ней признаков заинтересованности всех акционеров.

Как отмечалось выше, в результате развития холдинговых структур построения бизнеса обычной оказывается ситуация, при которой активы хозяйственного общества принадлежат не непосредственно данному обществу, а его дочернему обществу. Формально в данной ситуации основное общество защищается процедурой одобрения соответствующих сделок, применяемой в дочернем обществе. В то же время вполне вероятно, что дочерним обществом может оказаться общество с ограниченной ответственностью, право принятия решения о совершении крупных сделок в котором может быть передано лицу, осуществляющему функции единоличного исполнительного органа. Аналогичная ситуация возникает также при совершении сделки дочерним обществом с директором основного общества, которому принадлежит 100% акций дочернего, поскольку необходимость одобрения такой сделки исчезает по причине заинтересованности в ней всех акционеров. К сожалению, подобные ситуации приводят к бездействию механизма одобрения совершаемой дочерним обществом сделки, что делает возможным несанкционированное отчуждение имущества при стечении определенных обстоятельств. Учитывая изложенное, представляется целесообразным распространить режим совершения сделок с заинтересованностью на сделки, совершаемые не только обществом, но и его дочерним обществом с помощью введения соответствующего положения в устав основного общества.

В то же время отмечается очевидная нерациональность существующего механизма, наблюдаемая при осуществлении обществом малозначительных сделок с заинтересованностью. Отсутствуют сомнения, что малозначительные по стоимости передаваемого имущества сделки не способны причинить вред ни обществу, ни его акционерам. Отсутствие механизма исключения таких сделок из числа требующих одобрения делает возможной ситуацию, при которой одобрение таких сделок осуществляется после их совершения. Последующее одобрение допускается законом. В то же время, последующее одобрение сделок со значительными активами создает угрозу причинения убытков обществу и делает процедуру одобрения менее эффективной, поскольку разрешительный порядок заменяется на последующий контроль. Описанная ситуация приводит к необходимости определения значительности сделки также и при последующем ее одобрении. Таким образом, снова возникает необходимость в определении стоимостного критерия незначительности сделки. В отличии от рассмотренного зарубежного законодательства, определяющего фиксированные стоимостные критерии определение незначительных сделок,  представляется наиболее целесообразным установление возможности определения таких критериев в уставе обществ,  поскольку различие значительности для отдельных обществ может быть весьма существенным. Законодательное определение незначительности в жестком процентном отношении от стоимости активов   является менее предпочтительным по причине существования обществ, являющихся крупнейшими налогоплательщиками. Даже минимальный процент от стоимости активов таких обществ образует значительную сумму для признаваемого заинтересованным физического лица. Очевидно, что изменение действующего законодательства в части предоставления  возможности акционерным обществам расширять круг сделок,  не подлежащих одобрению по причине их малозначительности, потребует большего внимания к регулированию вопросов определения связанности сделок, поскольку установление такого ценового порога неизбежно приведет к попыткам дробления осуществляемых обществами сделок с целью выведения их из под режима одобрения.

Завершая изложенное, хотелось бы подчеркнуть важность регулирования совершения сделок с заинтересованностью в обеспечении прав и гарантий соблюдения интересов участников корпоративных правоотношений, а также необходимость дальнейшего развития  этого института.

  1. Алиева К.М. Роль совета директоров акционерного общества при совершении сделок, выходящих за пределы его Обычной хозяйственной деятельности, дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук., Московская государственная юридическая академия, М. 2005- 267 с.
  2.  Бергман Вильфрид, Торговое уложение Германии, Закон об акционерных обществах, Закон об обществах с ограниченной ответственностью, Закон о производственных и хозяйственных кооперативах//пер. с нем.: Е.А. Дубовицкая М.: Волтерс Клувер, 2009 — 606 с.
  3.  Габов А.В. Сделки с заинтересованностью в практике акционерных обществ: проблемы правового регулирования. М.: Статут, 2005- 412 с.
  4. Габов А.В. Общества с ограниченной и дополнительной ответственностью в российском законодательстве. М.: Статут, 2010- 253 с.
  5. Дедов Д.И.  Конфликт интересов, М.: Волтерс Клувер, 2004- 288 с.
  6.  Долинская В.В.Экстраординарные сделки акционерных обществ с ценными бумагами//Законы России: опыт, анализ, практика, 2006, N 7.
  7.  Кибенко Е.Р. Корпоративное право Великобритании. Законодательство. Прецеденты. Комментарии. Киев: Юстиниан, 2003- 386 с.
  8. Корпоративное право: учебный курс / Отв.ред. И.С. Шиткина, М.: КНОРУС, 2011- 1120 с.  
  9. Ломакин Д.В. Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М.: Статут, 2008- 511 с.
  10. Ломакин Д.В. Крупные сделки в гражданском обороте // Российская академия юридических наук. Науч. труды. N 1 (том 1),2001. М.: Издательская группа Юрист, 2001 – 529 с.
  11.  Макеева Е.В. Сделки с усложненной процедурой заключения: форма vs. содержание//Корпоративный юрист. 2007. N 1.
  12.  Право и бизнес в условиях экономического кризиса: опыт России и Германии / отв. ред. Е.П. Губин, Е.Б. Лаутс М.: Юрист, 2010- 264 с.
  13. Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выпуск 9, под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой, Статут, 2009- 206 с.
  14.  Степанов Д. Ответственность акционера перед акционером: возможна ли постановка такой проблемы? // Корпоративный юрист, 2008, N 11.
  15.  Федосова О.В. Проблемы институтов крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в обществах с ограниченной ответственностью, дис. на соиск. уч. степ. канд. юрид. наук., М., 2008- 186 с.
  16.  Филиппова С.Ю. К вопросу о понятии корпоративного конфликта // Российская юстиция, 2009. N 12.
  17. Филиппова С.Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М.: Статут. 2011.- 320 с.
    18. Шиткина  И.С. Правовое регулирование экономической зависимости// Хозяйство и право, 2010. N 8 .
    19.  Шиткина И.С. Холдинги: правовое регулирование и корпоративное управление: Научно-практическое издание. М.: Волтерс Клувер, 2006. 648 с.
    20. Mayson, French & Ryan on Company Law, 27th Edition,Oxford university press, 2010-2011, 749-p.
    21.  Explanatory Notes to the Companies Act 2006// URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2006/46/ notes/contents.
 
судебная практика.
  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 10.04.2003 N 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское» // СПС «Консультант плюс»;
  2.  Постановления Пленума ВАС РФ от 20.06.2007 N 40 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью»// Вестник ВАС РФ, N 8, август, 2007;
  3. Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Вестник ВАС РФ», N 1, 2004;
  4. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.03.2001 N 62 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» // Вестник ВАС РФ, N 7, 2001;
  5. Постановление  Президиума ВАС РФ N 5438/10 от 05.10.2010 по делу N А41-6297/08 // Вестник ВАС РФ, 2010, N 12;
  6. Определение ВАС РФ от 27.10.2011 N ВАС-13691/11 по делу N А55-2178/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  7. Постановление Президиума ВАС РФ от 06.03.2012 № 12505/11 // URL: http://www.arbitr.ru;
  8. Постановление ФАС Центрального округа от 19.05.2011 по делу N А09-7447/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  9. Постановление ФАС Московского округа от 05.08.2011 по делу N А40-146025/10-147-977 // СПС «Консультант плюс»;
  10. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.08.2011 по делу N А74-4025/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  11. Постановление ФАС Московского округа от 03.02.2011 по делу N А41-20271/10 // СПС «Консультант плюс»;
  12. Постановление ФАС Уральского округа от 14 февраля2011 г. по делу № Ф09-380/11-С4 // СПС «Консультант плюс»;
  13. Постановление Семнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 2 сентября2009 г. N 17АП-7299/2009-ГК // СПС «Консультант плюс»;
  14. Постановление ФАС Уральского округа от 2 декабря2009 г. по делу N Ф09-9303/09-С4 // СПС «Консультант плюс»;
  15. Постановление ФАС СЗО от 14.04.2008 г. по делу  N А66-168/2007 // СПС «Консультант плюс»;
  16. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.10.2003 г. по делу N Ф04/5420-945/А75-2003  // СПС «Консультант плюс»;
  17. Постановление ФАС Центрального округа от 23.05.2011 по делу N А09-8256/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  18. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2011 по делу N А41-4009/11 // СПС «Консультант плюс»;
  19. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.08.2011 по делу N А10-4495/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  20. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2011 по делу N А70-10338/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  21. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18.07.2011 N 09АП-15933/2011 по делу N N А40-55178/10-159-459 // СПС «Консультант плюс»;
  22. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2011 по делу N А46-13216/2010  // СПС «Консультант плюс»;
  23. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2011 по делу N А46-3735/2011 // СПС «Консультант плюс»;
  24. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.10.2011 по делу N А53-23253/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  25. Постановление ФАС Уральского округа от 19.10.2011 N Ф09-6392/11 по делу N А76-16740/2010 // СПС «Консультант плюс»;
  26. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2011 по делу N А46-1741/2011 // СПС «Консультант плюс»;
  27. Постановление ФАС Центрального округа от 21.01.2011 по делу N А68-4368/10 // СПС «Консультант плюс»;
  28. Постановление ФАС Уральского округа от 12.05.2011 N Ф09-2519/11-С4 по делу N А50-36572/2009 // СПС «Консультант плюс»;
  29. Постановление ФАС Центрального округа от 12.07.2011 по делу N А09-10231/2009  // СПС «Консультант плюс»;
  30. Решение Арбитражного суда Московской области  от 29.08.2008 по делу N А41-6631/08 // СПС «Консультант плюс»;
  31. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2009 по делу N А41-6631/08 // СПС «Консультант плюс»;

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если информация с сайта помогла вам, то лучшая благодарность сайту-это отзыв на Яндексе

Рубрики