+7 (905) 700-0886 

В большинстве прецедентов суд определяет характер состояния (статуса) компании и правоотношений со ссылкой на лиц, связанных с компанией.  Кто-либо, выбирающий узкую точку зрения на эффект отдельной правосубъектности, не стал бы рассматривать эти прецеденты как поднимающие корпоративный покров, но кто-либо с более широкой точкой зрения стал бы.

Пока суды в этой ситуации безусловно рассматривают действия или намерения лиц иначе чем компания, считается, что это не  отрицание  корпоративной правосубъектности, а ее признание. Суды пытаются установить истинное выражение корпоративной правосубъектности и, сознавая необходимые ограничения, прилагающиеся к искусственному лицу, наблюдают за тем, как контролирующие компанию лица определяют как компания выражает свою независимую правосубъектность.

На сегодняшний день наиболее важным примером использования информации о лицах, связанных с компанией и определяющих действия компании, является пример отождествления человека с компанией, и принятие человеческих знаний, действий, преступных наклонностей (criminal intent) или других физических или умственных признаков за признаки компании (см. 19.8.)

Основным принципом  правильного отправление правосудия является то, что индивид, являющийся стороной судебного разбирательства, не может быть одним из присяжных заседателей, имеющим дело с этим судебным разбирательством. Естественно, это распространяется на то, чтобы предотвратить осуществление процесса судебного разбирательства лицом, которое хотя и не является стороной, имеет интерес в этом процессе. Для того, чтобы дисквалифицировать лицо из-за наличия заинтересованности нет необходимости доказывать фактическую предвзятость, поскольку дисквалификация требует устранить внешние признаки пристрастия и тот вред, который  мог бы быть причинен  доверию общества правовой системе. Как установлено Апелляционным судом в деле Taylor v Lawrence (2003), проверка на предвзятость заключается в следующем:

Суд должен сначала установить (ascertain) все обстоятельства, которые указывают на (to bear) предположение (suggestion) что присяжный заседатель предвзят. Он должен тогда задаться вопросом, может ли при таких обстоятельствах справедливый и информированный наблюдатель делать выводы  о том, что существовала действительная возможность того, что присяжный заседатель предвзят.

Поскольку главной причиной для того, чтобы держать акции компании является получение финансовой прибыли от активов компании, это правило означает, что акционер компании не может быть судьей в деле, в котором компания является стороной. Таким образом, это было правонарушением Лорда Коттенхема рассматривать в апелляционной инстанции дело в отношении Гранд Джанкшион Чэнел Кампани в то время, когда он владел акциями данной компании (Даймс против Гранд Джанкшион Чэнел Кампани 1852). Исключение может быть сделано для тех случаев, в кторох владение акциями судьей настолько незначительно, что не способно оказать влияние на его или на ее решение тем или иным способом (Локабэйл лимитед против Байфилд пропитис лимитед 2000). Так в деле Витхерльда против публичной компании Ллойд ТСБ Банк  (2000) не было необходимости для судьи в самоотводе в случае, когда им было установлено, что он владеет 570 акциями из 5,5 миллиардов! акций ответчика (которые он немедленно продал). Видимый интерес, который приводит к отводу, является, как правило, финансовым интересом, но в Р против Боу Стрит Метрополитан Степендиари Магистрэйт (2000) Палата Лордов установила, что правило об отводе применимо к любому лицу  группы, способной оказывать давление, являющемуся стороной в процессе (в данном случае связь существовала между директором и председателем (chairperson)  компании, который управлял благотворительными активами группы), обеспечивая достаточно доказательств предвзятости для гарантированной дисквалификации.

Следующие три прецедента являются дальнейшими примерами того, что информация о лицах связанных с компанией используется для определения статуса компании или ее правоотношения.

В деле Ньюила против Хемингвея (1888) и Требаног Вокинг Мэнс Клуб и Институт лимитэд против Макдональда (1940) тот факт, что участники компании при помощи членства основали их клуб определив, что когда когда участники платят за свои напитки в клубе, это не является розничной торговлей,  осуществляемой компанией, в то время как действующий на тот момент закон устанавливал обязанность для розничных продавцов алкоголя приобретать лицензию на торговлю подакцизными товарами.

В деле Эбби Малвин Уэлс Лимитэд против Министерства (1951) тот факт, что посредством положений их статей,единственными лицами, которые могли быть директорами компании, являлись доверительные собственники (trustee), дела по которому они должны управлять компанией для благотворительных целей и устанавливающего, что принадлежащая (to hold) компании земля принадлежала ей исключительно для целей благотворительности и по-этому была освобождена от отмененного в настоящее время земельного налога.

Информация о дочерней компании холдинговой компании и способы финансирования дочерней компании могут быть взяты в расчет при определении того, является ли дочерняя компания «ответственным» лицом за передачу права аренды ( Грейтэ Ландон Пропити Лимитэд Лиз(1959). В деле Ар против Технической Инспекции (2001) компания приобрела  бизнес по тестированию оборудования, осуществляемый перед этим товариществом. Техническая инспекция отозвала разрешение компании на проведение испытаний в связи с несчастными случаями происходившими на всем протяжении времени как до, так и после передачи бизнеса, проводившимися одними и теми же лицами. Было установлено, что не было ничего предосудительного в принимаемом Технической инспекцией решении. Но в деле Ар против Суда Короны Уоррингтон (1954) было установлено ошибочность заключения Суда Короны о том, что физическое лицо является негодным и ненадлежащим лицом для владения лицензией на продажу алкоголя просто на том основании, что отсутствовала информация о том, кто являлся бенифициарным владельцем акций компании, которая наняла данное лицо на работу.

Существуют другие примеры, например Ар против Суда Короны Уорингтона, когда не верно рассматривать участников компании при определении ее правового статуса. В Канаде сумма взимаемого местного налога на занимаемую землю зависит от того, используется ли этот земельный участок в целях бизнеса. Ключевая характеристика бизнеса для целей данного налога заключается в определении того, является ли его главной целью получение прибыли. Существовали сложности в определении точного размера налога в том случае, когда земельный участок используется некоммерческой организацией, предоставляющей своим участникам средства для целей их собственного бизнеса, например, когда рыночные помещения принадлежат некоммерческой организации, участники которой являются фирмами, торгующими в этих помещениях. Это было установлено Апелляционным Судом Онтарио, не согласившимся с предшествующей точкой зрения низшего суда Онтарио, что если преобладающей целью деятельности компании, владеющей земельным участком, не является получение прибыли для себя самой, но если при этом компания  разрешает своим участникам получать прибыль, то эта компания не осуществляет бизнес на земельном участке и уплачиваемый налог не должен оцениваться по коммерческой ставке (Биржа Торонто против Региональной оценочной комиссии (1996)).

(1) Раздел  5.3.9. Mayson, French & Ryan on Company Law, 27th Edition, Oxford university press, 2010-2011, перевод мой Д.Г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики