+7 (905) 700-0886 

Одобрение нескольких сделок одним вопросом повестки дня допустимо. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2011 N 09АП-34623/2010-ГК по делу N А40-30136/10-81-258

«Так, Федеральный закон «Об акционерных обществах» не содержит запрета на голосование общим собранием акционеров, одновременно по нескольким сделкам, а из содержания вопросов, поставленных на голосование, следует, что одобряя соответствующие сделки, акционеры не возражали против того, что ОСАО «Ингосстрах» может выступать любой из сторон, каждой из указанных в решении сделок.»

Постановление приводится в рамках Обзора судебной практики по вопросам процедуры одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 февраля 2011 г. N 09АП-34623/2010-ГК

 

Дело N А40-30136/10-81-258

Резолютивная часть постановления объявлена 01 февраля 2011 года

Мотивированное постановление изготовлено 07 февраля 2011 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Смирнова О.В.

судей: Мартыновой Е.Е., Гарипова В.С.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Гладилиной А.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью «Вега», Общества с ограниченной ответственностью «Новый капитал», Обществу с ограниченной ответственностью «Инвестиционная инициатива» нарешение Арбитражного суда г. Москвы от 30 ноября 2010 года по делу N А40-30136/10-81-258, принятое судьей Демьяновой О.И., арбитражными заседателями Жуковым О.А., Горшковым Г.С. по иску Общества с ограниченной ответственностью «Вега», Общества с ограниченной ответственностью «Новый капитал», Общества с ограниченной ответственностью «Инвестиционная инициатива» к Открытому страховому акционерному обществу «Ингосстрах» о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров Открытого страхового акционерного общества «Ингосстрах» от 18.12.2009.

при участии в судебном заседании:

от истцов: от ООО «Вега» — Тай Ю.В. по доверенности от 28.09.2010 б/н; от ООО «Новый капитал» — Тай Ю.В. по доверенности от 28.09.2010 б/н; от ООО «Инвестиционная инициатива» — Тай Ю.В. по доверенности от 11.05.2010 б/н;

от ответчика — Клюева Л.Ю. по доверенности от 26.04.2010 N 396748-20/10, Федоров Е.П. по доверенности от 25.03.2010 N 384972-20/10.

установил:

ООО «Вега», ООО «Новый капитал» и ООО «Инвестиционная инициатива» обратились в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Открытому страховому акционерному обществу «Ингосстрах» (далее общество) о признании недействительными решений внеочередного общего собрания акционеров ОСАО «Ингосстрах», состоявшегося 18.12.2009, по 2 вопросу повестки дня об одобрении сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

При этом, истцы указали что они являются акционерами ОСАО «Ингосстрах», владеющими в совокупности 38,459% акций общества, и на спорном внеочередном общем собрании акционеров они голосовали против всех решений об одобрении сделок с заинтересованностью. Решения по указанному вопросу повестки дня приняты с нарушением требований ФЗ «Об акционерных обществах» (далее Закон), поскольку положения абзаца 2 части 6 статьи 83Федерального закона «Об акционерных обществах», предусмотрена возможность принятия решения общим собранием акционеров об одобрении сделок, которые могут быть совершены в будущем в процессе осуществления обществом обычной хозяйственной деятельности, а одобренные на указанном собрании сделки купли-продажи акций, долей в уставных капиталах юридических лиц, депозитарных сертификатов кредитных организаций, сделки по выдаче векселей, займов, поручительства, предоставления аваля в обеспечение исполнения обязательств, возмездного оказания консалтинговых услуг, не могут быть отнесены к сделкам, заключаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности страховой организации. В свою очередь, советом директоров общества не было принято решение об определении предельной цены отчуждаемых/приобретаемых по сделкам с заинтересованностью имущества/услуг, что является нарушением части 7 статьи 83 и части 1 статьи 77 ФЗ «Об акционерных обществах». Истцы полагают, что стоимость отчуждаемого имущества в данном случае подлежала определению Советом директоров общества в соответствии с положениями статьи 77Федерального закона «Об акционерных обществах» и не может быть ниже рыночной стоимости цены этого имущества, а нарушение требования Закона об обязательном предварительном определении цены сделки является основанием для признания решения об одобрении сделки недействительным. Кроме того, одобренные собранием акционеров предельные суммы сделок не позволяют отнести данные сделки к сделкам, осуществляемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, поскольку обозначенные в решениях по второму вопросу повестки дня суммы сделок не позволяют рассматривать их как совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности. С учетом изложенного, истцы указали, что спорные решения являются недействительными согласно положениям части 10 статьи 49 Закона, поскольку к компетенции общего собрания акционеров не относится одобрение сделок на предельные суммы, если такие сделки не являются для общества обычной хозяйственной деятельностью. Также истцы указали, что принятые на внеочередном общем собрании акционеров общества решения не соответствует требованиям части 6 статьи 83 Закона, поскольку в них не указаны лица, являющиеся выгодоприобретателями по каждой из одобренных сделок. Из предложенного для принятия решения вопроса повестки дня невозможно установить, какой из сторон в договоре является ОСАО «Ингосстрах», а какой стороной является указанный в бюллетене контрагент. Также, из содержания принятого решения собрания невозможно определить существенные условия сделок, вынесенных на одобрение, что также является нарушением части 6 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах». В бюллетене для голосования по 2 вопросу существенные условия договоров купли-продажи не были указаны, по договорам страхования не определены объекты страхования и (или) застрахованное лицо (лица), не идентифицированы страховые случаи. Кроме того, при подсчете голосов был неправильно определен кворум. В данном случае, истцы указали на положения части 4 статьи 83Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которым решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров. В частности, истцы указали, что аффилированными лицами юридического лица являются, в том числе лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо. Так, на интернет-сайте ОСАО «Ингосстрах» имеется информация о списке аффилированных лиц эмитента по состоянию на 30.09.2009, в который не включены основные акционеры, владеющие самыми крупными пакетами акций, входящие в одну группу лиц и являющиеся аффилированными: ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат», Дерипаска О.В. Таким образом, голоса данных акционеров не должны были учитываться при определении кворума и подсчете голосов при голосовании по тем сделкам, по которым они являются аффилированными с лицами, являющимися контрагентами/выгодоприобретателями по сделке. Истцы также указали, что по многим сделкам, одобренным решением собрания, не ясно, по какому основанию они отнесены к числу сделок с заинтересованностью, поскольку контрагенты/выгодоприобретатели не указаны в списке аффилированных лиц ответчика, а неизвестность данной информации не позволяет правильно определять заинтересованных лиц, с целью исключения учета их голосов при определении кворума и подсчете голосов, что влечет нарушение части 4 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах». В свою очередь, общедоступная информация, содержащаяся в сети Интернет на официальных сайтах организаций контрагентов, указанных в оспариваемом решении, позволяет проследить и сделать вывод об их аффилированности ввиду принадлежности к одной группе лиц — Компания «Базовый элемент». По мнению истцов, при определении кворума при голосовании по тем сделкам, по которым контрагентами выступают организации, входящие в группу лиц Компании «Базовый элемент», не должны были учитываться голоса тех акционеров, которые также входят в эту же группу лиц, а именно голоса, принадлежащие ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаске О.В. Таким образом, истцы указали, что принятыми по 2 вопросу повестки дня решениями собрания нарушаются их права и законные интересы, а нарушение установленного статьей 83 Федерального закона «Об акционерных обществах» порядка одобрения сделок с заинтересованностью может повлечь признание их недействительными. Также, нарушено право акционеров голосовать по вопросам компетенции общего собрания акционеров, предусмотренное частью 2 статьи 31 Закона, так как истцы были лишены возможности выразить свое одобрение или неодобрение в отношении конкретной (конкретных) одной или нескольких сделок, в зависимости от того, какую сторону в том или ином договоре занимает ОСАО «Ингосстрах». Таким образом, эмитентом было нарушено право акционеров на участие в управлении делами общества, которое реализуется посредством участия в голосовании на общем собрании акционеров. В свою очередь, заключение обществом заведомо оспоримых сделок может повлечь создание ситуации, при которой финансовое положение общества станет нестабильным, последствием чего может явиться выплата обществом штрафных санкций, а также применение к обществу иных мер гражданско-правовой ответственности со стороны контрагентов по указанным сделкам. При этом, неустойчивое финансовое состояние эмитента влечет риск неполучения акционерами дивидендов, право на получение которых они имеют в соответствии с частью 2 статьи 31 Закона, в том размере, на который они могли бы рассчитывать в условиях нормального хозяйственного оборота.

Решением от 30.11.2009 Арбитражный суд города Москвы в удовлетворении иска отказал, признав указанные доводы искового заявления документально не подтвержденными и указав на отсутствие в материалах дела доказательств нарушения спорной сделкой прав и законных интересов истцов, причинения им неблагоприятных последствий.

Не согласившись с принятым решением, истцы обратились в апелляционный суд с апелляционной жалобой, подписанной их представителем Таем Ю.В., в которой просили отменить указанный судебный акт и удовлетворить иск в полном объеме, ссылаясь на ранее изложенные в исковом заявлении доводы и их неправильную оценку судом первой инстанции, а также на проведение голосования по спорному вопросу повестки дня с нарушениями требований Федерального закона «Об акционерных обществах».

В судебном заседании, подписавший указанную апелляционную жалобу представитель истцов Тай Ю.В. поддержал изложенные в ней доводы, а представители ответчика возражали против удовлетворения требований указанной жалобы по мотивам, изложенным в представленном отзыве на нее. Согласно содержанию данного отзыва, доводы заявителей жалобы являются несостоятельными и не подтверждены материалами дела.

Через канцелярию апелляционного суда 31.01.2011 поступили заявление ООО «Вега», подписанное генеральным директором Д.В. Маргун, заявление ООО Инвестиционная инициатива», подписанное генеральным директором общества Ветровым Д.А., об отзыве 27 и 28.01.2011 у Тая Ю.В. доверенностей на представление интересов данных организаций. Также в тот же день, поступили заявление об отказе от апелляционной жалобы, подписанное представителем ООО «Вега» Крикухой Ю.С., и заявление об отложении судебного заседания в связи с подачей через суд первой инстанции дополнений к указанной апелляционной жалобе, подписанное представителем ООО «Инвестиционная инициатива» Кузнецовым А.А.

Данные заявления не могут быть приняты во внимание, поскольку какие-либо документы (решения собраний и приказы указанных обществ о назначении указанных руководителей, доверенности представителей), подтверждающие полномочия указанных генеральных директоров и представителей заявителей в материалы дела не представлены.

В свою очередь, представитель заявителей жалобы Тай Ю.Л. указал на возможность технической ошибки, повлекшей поступление указанных заявлений об отзыве у него доверенностей на представление интересов ООО «Вега» и ООО «Инвестиционная инициатива», какие-либо документы, подтверждающие полномочия указанных руководителей заявителей также суду не представил.

Принимая во внимание, изложенные обстоятельства, факт подписания Таем Ю.Л. указанной совместной апелляционной жалобы истцов, отсутствие в судебном заседании иных представителей ООО «Вега» и ООО «Инвестиционная инициатива», а также наличие у Тая Ю.Л. доверенности на представление ООО «Новый капитал», апелляционный суд полагает возможным допустить к участию в данном судебном разбирательстве указанного представителя заявителей жалобы, поскольку безусловные основания для обратного вывода по указанным заявлениям об отзыве доверенностей апелляционным судом не установлены.

При этом, заявления об отказе от апелляционной жалобы и об отложении судебного разбирательства подлежат отклонению как подписанные неуполномоченными лицами, чьи доверенности на представление интересов соответствующих организаций в материалы дела не представлены, а совокупность указанных действий заявителей свидетельствует об их направленности на злоупотребление своими процессуальными правами с целью препятствования надлежащему рассмотрению указанной апелляционной жалобы и затягивания судебного разбирательства по спору.

Рассмотрев материалы апелляционной жалобы, исследовав и оценив совокупность имеющихся в материалах дела доказательств по правилам, предусмотренным статьей 71Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, заслушав представителей лиц, участвующих в деле, суд апелляционной инстанции не находит правовых оснований для отмены или изменения оспариваемого решения суда первой инстанции.

Согласно материалам дела, истцы являются акционерами ОСАО «Ингосстрах», владеющими в совокупности 38,459% акций общества.

При этом, 18.12.2009 состоялось внеочередное общее собрание акционеров ОСАО «Ингосстрах», на котором по 2 вопросу повестки дня были приняты решения об одобрении сделок, в которых имелась заинтересованность.

Согласно протоколу указанного общего собрания акционеров N 37 от 11.01.2010, в данном собрании приняли участие акционеры, обладающие в совокупности 98,6228% от общего числа голосов лиц, имеющих право на участие в собрании.

За принятие оспариваемых решений по второму вопросу повестки дня проголосовало более 60% голосов лиц, принявших участие в данном собрании, а истцы голосовали против принятия указанных решений.

Пунктом 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» установлено, что акционер вправе обжаловать в суд решение, принятое общим собранием акционеров с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава общества, в случае, если он не принимал участие в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и таким решением нарушены его права и (или) законные интересы. Суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру.

Порядок применения указанной нормы разъяснен в пункте 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которому при рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акционеров следует учитывать, что к нарушениям закона, которые могут служить основанием для удовлетворения таких исков, относятся: несвоевременное извещение (не извещение) акционера о дате проведения общего собрания (пункт 1 статьи 52 Закона); непредставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (пункт 3 статьи 52 Закона); несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (пункт 2 статья 60 Закона) и другие. Иск о признании решения общего собрания недействительным, подлежит удовлетворению, если допущенные нарушения требований закона, иных правовых актов или устава общества ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против этого решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров. Вместе с тем, разрешая такие споры, суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинение убытков акционеру (пункт 7 статьи 49 Закона). Для отказа в иске для признания решения общего собрания недействительным по указанным основаниям необходима совокупность перечисленных обстоятельств.

Следовательно, при рассмотрении требований о признании решений общего собрания акционеров недействительным суду следует установить, является ли истец лицом, имеющим право на обжалование решений общего собрания, то есть акционером общества; имели ли место нарушение закона; являются ли нарушения существенными и повлекли ли такие нарушения причинение убытков акционеру; факт участия акционера в общем собрании и голосовании, а также возможность повлиять на результаты голосования.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Пунктом 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Пунктом 2 статьи 9Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В силу статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предметом защиты в суде являются нарушенные или оспариваемые права и законные интересы лица, обратившегося заинтересованного лица.

Доводы истцов о том, что часть из одобренных общим собранием акционеров сделок купли-продажи акций, долей в уставных капиталах юридических лиц, депозитарных сертификатов кредитных организаций, выдачи векселей, займов, поручительств, предоставление аваля в обеспечение исполнения обязательств, возмездное оказание консалтинговых услуг, не являются для ОСАО «Ингосстрах» сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности, правомерно отклонен судом первой инстанции в связи со следующим.

Так, согласно пункту 2 статьи 6 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации», страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия.

Пунктом 4 статьи 26 Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» установлено, что страховщики вправе инвестировать и иным образом размещать средства страховых резервов в порядке, установленном нормативным правовым актом органа страхового регулирования.

Пунктами 7 и 11 Требований, предъявляемых к составу и структуре активов, принимаемых для покрытия собственных средств страховщика, утвержденных Приказом Минфина России от 16.12.2005 N 149н, страховые организации вправе размещать собственные денежные средства в акциях и долях в уставных капиталах юридических лиц, иметь вклады (депозиты) в банках, в том числе удостоверенные депозитными сертификатами, а также предоставлять и привлекать займы, выступать залогодателем и поручителем.

При этом, ответчик представил в материалы дела годовой отчет о деятельности ОСАО «Ингосстрах» в 2009 году, а также ежеквартальные отчеты за 3 квартал 2009 года и 1 квартал 2010 года, содержание которых позволяет прийти к выводу о том, что сделки купли-продажи акций, долей в уставных капиталах юридических лиц, депозитарных сертификатов кредитных организаций, выдача векселей, займов, поручительств, предоставление аваля в обеспечение исполнения обязательств, возмездное оказание консалтинговых услуг неоднократно заключались обществом в процессе своей хозяйственной деятельности.

В соответствии с годовым отчетом ОСАО «Ингосстрах» за 2009 год, одобренным годовым общим собранием акционеров ОСАО «Ингосстрах» 28.05.2010, объем инвестиционного портфеля ОСАО «Ингосстрах» составил около 33,4 млрд. руб., а основную долю портфеля краткосрочных финансовых вложений ОСАО «Ингосстрах» составляют размещения в банковские инструменты. Доля акций составила на конец 2009 года в совокупном портфеле краткосрочных финансовых вложений 1,9%, или 658,9 млн. руб. По итогам 2009 года доходность по инструментам фондового рынка составила 21%, или 2,1 млрд. руб. в абсолютном выражении. Из содержания пункта 2.3.3. ежеквартального отчета ОСАО «Ингосстрах» за 3 квартал 2009 года следует, что общая сумма обязательств эмитента из представленного им обеспечения составляет 859374121 руб., в том числе обеспечение было предоставлено третьим лицам в форме залога и поручительства. Истцом представлены, не оспоренные заявителями жалобы по существу, сведения об аналогичных обязательствах эмитента из обеспечения, предоставленного третьим лицам, за 2005 — 2009 года.

Таким образом, довод истцов о том, что указанные сделки не являются обычными для ответчика как страховой организации не нашел своего бесспорного подтверждения в материалах дела.

Ссылка истцов на то, что указанные в решениях по второму вопросу повестки дня суммы сделок заведомо не позволяют рассматривать их как совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, также правомерно отклонена судом первой инстанции как несостоятельная, поскольку для определения круга сделок, которые заключаются в процессе обычной хозяйственной деятельности, имеет значение вид таких сделок и факт их неоднократного заключения обществом в процессе своей обычной хозяйственной деятельности. В свою очередь, сумма заключаемых сделок не имеет такого существенного и безусловно определяющего значения для решения вопроса отнесения соответствующей сделки к числу совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Согласно бюллетеням для голосования на общем собрании 29.06.2007, выписке из протокола N 32 годового общего собрания акционеров от 18.11.2008, акционеры ОСАО Ингосстрах» с 2007 по 2009 год одобряли аналогичные сделки ОСАО «Ингосстрах» в которых имеется заинтересованность.

В соответствии с частью первой статьи 81 Федерального закона от «Об акционерных обществах» сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями настоящей главы (глава XI «Заинтересованность в совершении обществом сделки» Закона N 208-ФЗ).

Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица: являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке; занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица; в иных случаях, определенных уставом общества.

В соответствии с пунктом 4 статьи 83 Федерального закона от «Об акционерных обществах» сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, должна быть одобрена общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров — владельцев голосующих акций, если предметом сделки является имущество, стоимость которого по данным бухгалтерского учета (цена предложения приобретаемого имущества) общества составляет 2 и более процента балансовой стоимости активов общества по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату.

Приведенная норма права регулирует порядок одобрения сделки с заинтересованностью непосредственно перед ее заключением, когда все существенные условия такой сделки известны акционерам.

С учетом положений пункта 38 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», следует отметить, что неимущественное право истца на соблюдение порядка одобрения и заключения сделок, само по себе не может являться основанием для удовлетворения иска при отсутствии доказательств подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера.

Обосновывая свои требования истцы указали на нарушение при принятии оспариваемых решений положений части 7 статьи 83 и части 1 статьи 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», поскольку советом директоров ответчика не принималось решение об определении предельной суммы сделок, вынесенных на одобрение собранием акционеров, а стоимость отчуждаемого имущества в этом случае должна определяться советом директоров общества и не может быть ниже рыночной стоимости цены этого имущества.

Частью 7 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах» установлено, что принятия общим собранием акционеров решения об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, цена отчуждаемых либо приобретаемых имущества или услуг определяется советом директоров общества в соответствии со статьей 77 настоящего Федерального Закона.

Согласно части 1 статьи 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», в случаях, когда в соответствии с данным Федеральным законом цена (денежная оценка) имущества определяются решением совета директоров (наблюдательного совета) общества, она должна определяться исходя из ее рыночной стоимости.

При этом, суд первой инстанции правомерно указал, что предметом одобрения спорного общего собрания акционеров являлись сделки между обществом и заинтересованными лицами, которые могут быть совершены в будущем в процессе осуществления обществом обычной хозяйственной деятельности.

Вопрос об одобрении таких сделок регулируются абзацем 2 пункта 6 статьи 83Федерального закона «Об акционерных обществах», согласно которому общее собрание может принять решение об одобрении сделки (сделок) между обществом и заинтересованным лицом, которая может быть совершена в будущем в процессе осуществления обществом его обычной хозяйственной деятельности. При этом в решении общего собрания акционеров должна быть также указана предельная сумма, на которую может быть совершена такая сделка (сделки). Такое решение имеет силу до следующего годового общего собрания акционеров.

Из приведенной нормы права также следует, что существенным условием для одобрения сделки с заинтересованностью, которая может быть совершена в будущем в процессе осуществления обществом обычной хозяйственной деятельности, является предельная сумма, на которую может быть совершена такая сделка.

С учетом изложенного, суд первой инстанции правомерно указал, что данная норма права является специальной по отношению к остальным положениям Закона о порядке одобрения сделок с заинтересованностью и не предполагает применения положений пункта 7 статьи 83Федерального закона «Об акционерных обществах», поскольку на момент одобрения указанных сделок с заинтересованностью еще не известно, когда и какая именно из них будет совершена.

Из содержания протокола N 37 внеочередного общего собрания акционеров, проведенного 18.12.2009, следует, что предельная сумма по каждой сделке была определена. В бюллетенях для голосования на внеочередном общем собрании акционеров, форму и текст которых определяет в соответствии с пунктом 1 статьи 54 Федерального закона «Об акционерных обществах» совет директоров (наблюдательный совет), также указана предельная стоимость совершаемых сделок.

Изложенное позволяет прийти к выводу о том, что существенное условие для одобрения сделки с заинтересованностью, которая может быть совершена в будущем, в процессе осуществления обществом его обычной хозяйственной деятельности, соблюдено, а возражений совета директоров по предельной цене указанных сделок при одобрении вопросов повестки дня, не поступило.

Согласно абзацу 1 пункта 6 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах», в решении об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, должны быть указаны лицо (лица), являющееся ее стороной (сторонами), выгодоприобретателем (выгодоприобретателями), цена, предмет сделки и иные ее существенные условия.

Ссылки истцов на несоответствие принятого на общем собрании акционеров ответчика решения требованиям данной нормы права, поскольку из оспариваемого решения не возможно установить лицо (лица), являющееся стороной (сторонами) и выгодоприобретателем (выгодоприобретателями) по каждой из вынесенных на одобрение сделок, а также невозможно определить существенные условия сделок, вынесенных на одобрение, также обоснованно отклонены судом первой инстанции в связи со следующим.

Так, Федеральный закон «Об акционерных обществах» не содержит запрета на голосование общим собранием акционеров, одновременно по нескольким сделкам, а из содержания вопросов, поставленных на голосование, следует, что одобряя соответствующие сделки, акционеры не возражали против того, что ОСАО «Ингосстрах» может выступать любой из сторон, каждой из указанных в решении сделок.

В данном случае необходимо отметить, что само по себе принятие решения об одобрении указанных сделок не могло повлечь причинение истцам убытков или возникновение для них каких-либо неблагоприятных последствий, способных служить основанием для защиты своих нарушенных прав в судебном порядке, поскольку возможность заключения одобренных на спорном собрании сделок лишь предполагалось в течение 2010 года. В свою очередь, доказательства заключения каких-либо сделок, существенно нарушающих права и законные интересы истцов, а также оспоренных по данной причине в судебном порядке, при рассмотрении спора в судах первой и апелляционной инстанции, заявителем жалобы не представлено. В свою очередь, факт одобрения спорных сделок на указанных в бюллетенях для голосования условиях, не исключает возможность оспаривания истцами по настоящему делу заключенных ответчиком сделок, содержащих иные существенные условия, которые не были предметом одобрения акционеров на спорном собрании и привели к возникновению у соответствующего акционера каких-либо неблагоприятных последствий.

Доводы заявителя жалобы о том, что оспариваемые решения были приняты аффилированными с выгодоприобретателями по спорным сделкам лицами, также не нашли своего безусловного подтверждения в материалах дела.

Так, частью 1 статьи 93 Федерального закона «Об акционерных обществах и статьей 4Федерального закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», аффилированными лицами юридического лица являются, в том числе лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное юридическое лицо.

Согласно части 4 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах», решение об одобрении сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, принимается общим собранием акционеров большинством голосов всех не заинтересованных в сделке акционеров.

Обосновывая свои требования, истец указал, что голоса акционеров ОСАО «Ингосстрах»: ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаска О.В. не должны были учитываться при определении кворума для голосования по оспариваемому решению общего собрания акционеров ответчика, поскольку они входят в одну группу лиц и являются аффилированными по отношению к ООО «Элемент Финанс», ООО «Корпорация Главстрой», ОАО «ГАЗ», ООО «Авиакор-авиационный завод», ООО «Проектно-строительная компания «Трансстрой» и ряду других лиц, договоры с которыми были одобрены указанным решением общего собрания акционеров.

При этом, суд первой инстанции обоснованно указал на отсутствие в материалах дела безусловно допустимых доказательств того, что ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаска О.В. входят в одну группу лиц, а также являются аффилированными по отношению к лицам, договоры с которыми одобрены оспариваемым решением.

Так, в соответствии с требованиями действующего корпоративного законодательства, ответчиком была раскрыта информация об аффилированных лицах, списки которых по состоянию на 30.09.2009 и на 31.12.2009 были представлены в материалы дела.

Кроме того, по ходатайству истцов судом был направлен запрос в Федеральную антимонопольную службу Российской Федерации, в которых суд просил предоставить информацию о группе лиц, в которую входит ОСАО «Ингосстрах», о группе лиц, в которую входят ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат», Дерипаска О.В. и о группе лиц, в которую входит ООО Компания «Базовый элемент» по состоянию на 4 квартал 2009 года.

В ответ на указанный запрос, ФАС России, с Письмом от 28.10.2010 N 09/37245, представил перечень лиц, входящих в одну группу с ОСАО «Ингосстрах» по состоянию на 01.11.2009, в котором сведения об ООО «Бекар — Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаске О.В. отсутствуют, а также сообщил об отсутствии иных сведений.

В ранее представленном истцами в материалы дела Письме ФАС России от 03.03.2010 N АК/5659 также не содержится информации о том, что ОСАО «Ингосстрах»: ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаска О.В. входят в одну группу лиц и являются аффилированными по отношению к ООО «Элемент Финанс», ООО «Корпорация Главстрой», ОАО «ГАЗ», ООО «Авиакор-авиационный завод», ООО «Проектно-строительная компания «Трансстрой» и ряду других лиц, договоры с которыми, были одобрены указанным решением общего собрания акционеров.

Каких-либо оснований полагать, что ФАС России обладает иной информацией о группе лиц, в которую входит ОСАО «Ингосстрах», а также о группе лиц, в которую входят ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат», Дерипаска О.В. и о группе лиц, в которую входит ООО Компания «Базовый элемент» по состоянию на 4 квартал 2009 года, апелляционным судом не установлено, в связи с тем, что, как было отмечено выше, ФАС России фактически сообщил об отсутствии данной информации.

Кроме того, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы от 06.09.2010 по делу N А40-30136/10-81-258, принятым по заявлению ООО «Новый капитал», ООО «Инвестиционная инициатива», ООО «Вега» о признании незаконным и отмене определения ФСФР России от 09.07.2010 N 10-54/оп-отк об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении ОСАО «Ингосстрах», по факту ненадлежащего раскрытия обществом информации относительно аффилированных лиц по состоянию на 30.09.2009 и 31.12.2009, в удовлетворении требований истцов отказано в связи с их необоснованностью.

При этом, постановлением апелляционной инстанции по данному делу установлены следующие обстоятельства: «…В обоснование заявленной по делу позиции заявители ссылаются на информационные сообщения прессы и пресс-релизы сторонних организаций, которые ОСАО «Ингосстрах» должно было истолковать как достаточное основание для включения в список аффилированных лиц. В частности заявители указывают на информационное сообщение ООО «Компания «Базовый Элемент» от 23.05.2007 «Ингосстрах» не продается», в котором содержится информация о том, что Дерипаска О.В., совместно с рядом компаний назывались владельцами ОСАО «Ингосстрах», совместно владеющими более 51% акций. В 2007 году данное сообщение было размещено ОСАО «Ингосстрах» на своем информационном сайте www.ingos.ru в разделе «новости», содержащем публикации из всех открытых информационных источников в отношении общества. Однако ОСАО «Ингосстрах» не несет ответственности за достоверность опубликованных в СМИ сведений. Какие-либо официальные документальные подтверждения фактам, упоминаемым в прессе, ответчику и суду заявителями и третьим лицом не представлено. ОСАО «Ингосстрах» при размещении сведений об аффилированных лицах в разделе «Раскрытие информации об эмитенте» и при составлении списка аффилированных лиц, руководствуется правилами ст. 4 Закона «О конкуренции», достоверными сведениями реестра акционеров ОСАО «Ингосстрах» об акционерах общества, сведениями бухгалтерского учета о долгосрочных вложениях общества и документами о составе органов управления общества. Содержащиеся в прессе информационные сообщения не могут являться официально подтвержденными фактами и не содержат юридических оснований для включения кого-либо в список аффилированных лиц. Действующее законодательство разграничивает понятия аффилированных лиц общества и лиц, которые могут быть признаны заинтересованными в совершении сделки. Согласно ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах», основанием отнесения контрагентов ОСАО «Ингосстрах» к категории лиц, с которыми возможно заключение сделок с заинтересованностью, является информация о вхождении членов Совета директоров и членов Правления ОСАО «Ингосстрах» в состав органов управления иных организаций. В то время как список аффилированных лиц раскрывает структуру собственности общества, как совокупность данных о его владельцах (акционерах) общества, дочерних и зависимых компаниях общества. В соответствии с Положением сведения об аффилированных лицах не являются постоянными и неизменными, подлежат ежеквартальному обновлению, равно как и сведения о заинтересованных лицах, в соответствии с документами об изменении состава органов управления общества. Это никак не позволяет соотнести информацию прессы, опубликованную в мае 2007 года с необходимостью включения. Таким образом, ФСФР России не имело оснований для возбуждения дела об административном правонарушении и вынесло определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении от 09.07.2010 N 10-54/оп-отк на основании имеющихся в его распоряжении доказательств и действующего законодательства…».

Также, вступившим в законную силу решением Арбитражного суда г. Москвы от 23.09.2010 по делу N А40-89096/10-2-340 отказано в удовлетворении заявления ООО «Новый капитал», ООО «Инвестиционная инициатива», ООО «Вега» о признании незаконным и отмене определения ФСФР России об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении от 09.07.2010 N 10-53/оп-отк. Обосновывая требования по данному заявлению, истцы также указали, что ОСАО «Ингосстрах» не в полном объеме раскрывает информацию о своих аффилированных лицах, что повлекло неправильное подведение итогов голосования 18.12.2009 на внеочередном общем собрании акционеров общества, так как ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаска О.В., являясь, по их мнению, аффилированными лицами и не должны были осуществлять голосование по вопросам об одобрении сделок с заинтересованностью с контрагентами, которые входят в одну группу лиц с ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и Дерипаской О.В.

При этом, вступившими в законную силу судебными актами по данному делу установлено, что ФСФР России, при рассмотрении соответствующего обращения заявителей, провел надзорные мероприятия, в ходе которых истребовал у третьего лица и ООО «Компания «Базовый Элемент» необходимые для рассмотрения жалобы сведения, собрал иные необходимые сведения, проанализировал их применительно к положениям норм материального права, регулирующих спорные правоотношения и 09.07.2010 вынес определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении.

Поскольку заявителями по указанным делам N А40-89093/10-84-404 и N А40-89096/10-2-340 являлись истцы по настоящему делу, а ОСАО «Ингосстрах» было привлечено к участию в них в качестве третьего лица, принятые по указанным спорам судебные акты и отраженные в них обстоятельства, имеют преюдициальное, в силу положений статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, значение для данного спора по вопросу отсутствия факта нарушения ответчиком требований закона о ненадлежащем раскрытии обществом информации о своих аффилированных лицах. В свою очередь, соответствующие доводы истцов направлены не неправомерную переоценку установленных указанными судебными актами обстоятельств.

Ссылки истцов на содержащуюся в сети Интернет информацию, в том числе на сайте Компании Штрабаг, распечатка с которого представлена заявителем жалобы в апелляционный суд, об аффилированных с ответчиком и его акционерами лицах, которая противоречит официально размещенной ОСАО «Ингосстрах» информации по данному вопросу, являвшейся предметом неоднократной проверки ФАС России (ранее указанные ответы на адвокатский запрос и запрос суда, а также Письмо от 04.08.2010 N АК/24936), ФСФР России (указанные судебные акты и Письмо от 30.07.2010 N 10-АС-04/17519), Минфина России (Письмо от 19.09.2010 N 01-02-01/05-1752), Федеральной службы страхового надзора (Письмо от 05.08.2010 N 5155/03-04/09), в том числе на основании заявления истцов на имя Председателя Правительства Российской Федерации от 22.06.2010, не могут быть приняты во внимание как противоречащие содержанию указанных документов официальных органов, в то время как позиция истца по данному вопросу построена лишь на размещенной в сети Интернет, документально не подтвержденной информации ряда электронных изданий и должностных лиц различных организаций, не позволяющих установить конкретную степень контроля указанных аффилированных лиц друг над другом, а также период его существования на дату созыва и проведения спорного собрания, который имел бы значение для надлежащего рассмотрения данного спора.

С учетом изложенного, судом первой инстанции правомерно отмечено, что информация, размещенная на сайте ОСАО «Ингосстрах» в разделе «СМИ о нас», также не может являться допустимым доказательством по данному делу, поскольку в данном разделе, как следует из его названия, размещаются статьи, в которых имеется упоминание об ОСАО «Ингосстрах», а изложенная в них информация не может считаться в полном объеме официальной позицией ОСАО «Ингосстрах», и по вопросу перечня аффилированных лиц общества в частности, что не позволяет прийти к безусловному выводу о том, что ответчик, ООО «Бекар — Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» входят в одну группу лиц с Компанией «Базовый элемент».

При этом, 09.06.2009 ОСАО «Ингосстрах» направило в ООО «Бекар — Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» письма с просьбой представить информацию о лицах (группах лиц), которые прямо или косвенно (через третьи лица) оказывают существенное влияние на решения, принимаемые органами указанных лиц, а также документы, подтверждающие отнесение к лицам (группам лиц), которые прямо или косвенно оказывают влияние на решения принимаемые указанными юридическими лицами.

Из содержания соответствующих ответов ООО «Бекар — Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и представленных ими документов не представляется возможным установить какую-либо взаимосвязь этих организаций.

Принимая во внимание совокупность указанных обстоятельств, суд первой инстанции правомерно указал, что у ОСАО «Ингосстрах» не было каких-либо предусмотренных законом оснований не учитывать голоса ООО «Бекар-Сервис», ООО «Гранит», ООО «Софт-Карат» и гр. Дерипаски О.В. при определении кворума по спорному вопросу повестки дня внеочередного общего собрания акционеров.

Представленное истцом в апелляционном суде ходатайство о направлении повторного запроса в ФАС России было оставлено без удовлетворение, поскольку официальная позиция антимонопольного органа по спорному вопросу неоднократно была изложена в указанных сообщениях, а существенные основания полагать, что она измениться на диаметрально противоположную в результате направления очередного судебного запроса, апелляционным судом не установлены.

С учетом положений пункта 7 статьи 49 Федерального закона «Об акционерных обществах» и всех обстоятельств дела, суд первой инстанции обоснованно указал, что голосование истцов не могло повлиять на результаты принятия спорного решения собрания акционеров, наличие существенных нарушений при созыве и проведении данного собрания не установлено, а само оспариваемое решение по спорному вопросу повестки дня не повлекло за собой причинение убытков заявителям жалобы.

Довод истцов о том, что эмитентом было нарушено право акционеров на участие в управлении делами общества также противоречит материалам дела, поскольку, как правомерно отмечено судом первой инстанции, истцы участвовали в собрании, их право на волеизъявление по каждой конкретной сделке не было нарушено, реализовывая свои права акционеров, истцы проголосовали против принятия оспариваемых решений. Ссылки истцов на то, что оспариваемые решения могут привести к созданию ситуации, при которой финансовое положение общества станет нестабильным и возникнет риск неполучения акционерами дивидендов, а также риск нарушения имущественных прав акционеров в будущем, являются предположительными, не подтверждены бесспорным доказательствами, а с учетом совокупности изложенных обстоятельств не могут служить самостоятельным основанием для удовлетворения данного иска.

Кроме того, суд первой инстанции правомерно отметил, что при проведении спорного собрания ответчиком были учтены ранее существовавшие недостатки, которые имели место на годовом общем собрании акционеров ОСАО «Ингосстрах», состоявшемся 29.05.2009, оформленном протоколом N 35 от 10.06.2009, отраженные Арбитражным судом г. Москвы в решении от 20.01.2010 по делу N А40-146466/09-48-1143. В частности, данным судебным актом было установлено, что проведение голосования одновременно по всему списку сделок и контрагентов по сделкам сделало невозможным соблюдение требований части 1 статьи 83Федерального закона «Об акционерных обществах», нарушило права истцов, поскольку они лишились права голосовать по сделкам, в которых их заинтересованность отсутствует, а также не позволило определить, был ли кворум по каждой сделке, включенной в перечень.

При проведении 18.12.2009 спорного собрания, ответчиком были указаны контрагенты по каждой конкретной сделке и предельная сумма каждой сделки, в соответствии с требованиями положений пункта 6 статьи 83 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Принимая во внимание совокупность изложенных обстоятельств, апелляционный суд не находит бесспорных предусмотренных законом оснований для удовлетворения требований апелляционной жалобы и соответствующего иска, поскольку изложенные в них доводы о неправомерности оспариваемого решения собрания акционеров не нашли своего надлежащего подтверждения в материалах дела.

Руководствуясь статьями 176, 266 — 268, пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

Ходатайство представителя ООО «Вега» Крикуха Ю.С. об отказе от апелляционной жалобы оставить без удовлетворения.

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 30 ноября 2010 года по делу N А40-30136/10-81-258 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме в Федеральном арбитражном суде Московского округа.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики