+7 (905) 700-0886 

В связи с направлением Ответчиком  (ИФНС России по г. ***) и 3-м лицом (ОАО «О») отзывов  № 15-11/***** от **.04.2014 г. и № *** от **.04.2014 г. Заявитель  считает необходимым представить Суду следующие доводы и объяснения.

В качестве обоснования заявленных возражений Ответчик указывает на то, что

  • для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы, 3-м лицом были представлены в полном объеме и в надлежащем виде все требуемые документы;
  • у Ответчика не имелось оснований для отказа в регистрации;
  • нарушений при принятии решения Ответчиком не допущено;
  • Заявителем пропущены установленный ч.4 ст. 198 АПК РФ срок на оспаривание ненормативного правового акта органа, осуществляющего публичные полномочия и установленный п. 7 ст. 49 Закона «Об акционерных обществах» №208-ФЗ от 26.12.1995 г. (далее- «Закон Об АО») срок на обжалование решения общего собрания акционеров.

В качестве обоснования заявленных возражений 3-е лицо указывает, что

  • им в полном объеме выполнено требование ФСФР России по раскрытию информации о проведении общего собрания акционеров от **.06.2011 г.;
  • поданные 3-м лицом Ответчику документы соответствовали требованиям закона № 129-ФЗ, что при отсутствии иных оснований исключало возможность отказа в государственной регистрации;
  • Заявитель мог узнать о принятом решении общего собрания из размещенной в сети Интернет информации **.06.2011 г., что означает истечение срока исковой давности на оспаривание этого решения **.12.2011 г.;
  • срок давности на оспаривание решения Ответчика истек **.01.2012 г.;
  • у Заявителя отсутствует право на оспаривание решения общего собрания акционеров, поскольку согласно ответа ОАО «Регистратор Р.О.С.Т.» № 1815-************ от **.01.2014 г. (копия ответа Заявителю не представлена) с **.01.2011 г. по **.01.2014 г. Заявитель не являлся лицом, зарегистрированным в системе ведения реестра акционеров.

Заявитель считает доводы, приведенные Ответчиком и 3-м лицом в своих отзывах, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, не основанными на  законе, а также не имеющими отношения к рассматриваемому делу в по следующим основаниям.

  1. Не соответствуют положениям закона доводы Ответчика и 3-го лица о том, что для государственной регистрации измененных учредительных документов 3-го лица были представлены все необходимые документы, основания для отказа в государственной регистрации отсутствовали, каких либо нарушений в процессе регистрации допущено не было. Сложившаяся арбитражная практика[1] придерживается позиции, в соответствии с которой принятие решения о внесении изменений в ЕГРЮЛ на основании решение собрания акционеров, не имеющего юридической силы, означает принятие решения без представления необходимых для регистрации  документов, установленных ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Данное обстоятельство в соответствии с п. 1 ст. 23 вышеназванного закона является основанием для отказа в государственной регистрации. Таким образом, оспариваемое решение Инспекции и внесенная в ЕГРЮЛ запись нарушают положения ст. ст. 17, 23 закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».
  1. Решение общего собрания акционеров ОАО «О» от 22.06.2011 в части вопроса № 10 «Утверждения устава общества в новой редакции» не имеет юридической силы, поскольку было принято без требуемого для проведения общего собрания акционеров кворума и в отсутствии необходимого для принятия вопроса большинства голосов акционеров. Данное решение в соответствии с п. 10 ст.49 Закона об АО не имеет силы независимо от обжалования в судебном порядке.  Аналогичной позиции придерживается ВАС РФ, отмечая в п. 26 Постановления Пленума от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах», что «В случаях, когда стороны, участвующие в рассматриваемом судом споре, ссылаются в обоснование своих требований или возражений по иску на решение общего собрания акционеров, при этом судом установлено, что данное решение принято с нарушением компетенции общего собрания (пункт 3 статьи 48 Закона), в отсутствие кворума для проведения общего собрания или принятия решения (пункты 2, 4 статьи 49 и пункты 1 — 3 статьи 58 Закона) либо по вопросам, не включенным в повестку дня собрания (пункт 6 статьи 49 Закона), суд должен, независимо от того, было оно оспорено кем-либо из акционеров или нет, оценить такое решение как не имеющее юридической силы и разрешить спор, руководствуясь нормами закона». Соответственно, оценка судом  ничтожности решения собрания, являющегося основанием для внесения записи в ЕГРЮЛ, не является выходом за пределы заявленных требований  о признании недействительным решения ИФНС[2].
  1. Отсутствие необходимого для принятия решения общего собрания акционеров ОАО «О»  от **.06.2011 в части вопроса № 10 кворума и числа голосов акционеров, необходимого для принятия вопроса, следует из ограничения данным решением прав акционеров – владельцев привилегированных акций. Такое ограничение в силу  п.4 ст. 32 Закона об АО  приводит к появлению у них права голоса. В данном случае для принятия решения требуется не менее чем три четверти голосов всех акционеров — владельцев привилегированных акций каждого типа, права по которым ограничиваются. Поскольку владельцы привилегированных акций не привлекались к участию в голосовании по одобрению указанного вопроса (что подтверждается протоколом  счетной комиссии от **.06.2011 г. и не оспаривается ответчиком и 3-м лицом), вопрос об утверждении новой редакции устава был принят как при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров, так и без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, установленных п.4 ст. 32 Закона об АО.
  1. Не имеет отношения к рассматриваемому делу довод 3-го лица о пропуске Заявителем срока исковой давности для оспаривания решения общего собрания акционеров ОАО «О». Заявитель не оспаривает решение общего собрания акционеров по основанию п. 7 ст. 49 Закона об АО и не предъявляет данное требования к 3-му лицу. Требования Заявителя по данному делу основаны на ничтожности решения общего собрания акционеров ОАО «О» (в части вопроса № 10), не имеющего юридической силы независимо от его оспаривания в судебном порядке по основанию п. 10 ст. 49 Закона об АО. Соответственно, к заявленному требованию не могут применяться сроки исковой давности, установленные для признания решения недействительным.

Поскольку заявление о ничтожности решения собрания может быть сделано только в рамках другого дела, какого-либо специального срока в данном случае вообще не существует. Соответственно, ничтожность решения собрания может быть установлена в пределах срока исковой давности, предусмотренного для требования, в подтверждение доводов по которому сторона ссылается на   отсутствие юридической силы у решения собрания. Данный вывод в полной мере подтверждается существующей арбитражной практикой[3].

  1. Заявитель также не может согласиться с доводами о пропуске срока на оспаривание решения Ответчика. Предположение об истечении срока давности не основано на законе, поскольку началом течения установленного ч. 4 ст. 198 АПК  РФ срока является не момент принятия оспариваемого решения, а момент, когда лицу стало известно, что данный ненормативный правовой акт нарушает его права и законные интересы.

Факт нарушения прав акционера не мог быть установлен в течение 3-з месяцев после раскрытия информации 3-м лицом по следующим причинам:

  • текст опубликованного 3-м лицом в сети Интернет решения от **.06.2011 года не содержит ни описания, ни характера изменений, вносимых в устав, что не позволяет установить их влияние на права акционеров-владельцев привилегированных акций;
  • в размещенном в сети Интернет тексте решения от **.06.2011 года отсутствует информация о числе голосов, которыми обладали лица, включенные в список лиц, имевших право на участие в собрании по вопросу утверждения новой редакции устава;
  • указанная в тексте решения информация о том, что по вопросу одобрения новой редакции Устава проголосовало 2318325 голосов, что составляющих 100 % голосов принявших участие в общем собрании акционеров, не позволяет установить, акции какого типа голосовали по данному вопросу;
  • информация о числе голосов, которыми обладали лица, включенные в список лиц, имевших право на участие в собрании по вопросу утверждения новой редакции устава, содержится только в тексте протокола №21, не размещенному 3-м лицом в сети Интернет и полученному Заявителем только в январе 2014 года;
  • текст опубликованного 3-м лицом в сети Интернет решения от **.06.2011 года при отсутствии дополнительной информации не позволяет определить,  что акционеры-владельцы привилегированных акций не были включены в список лиц имеющих право голоса по вопросу одобрения новой редакции Устава редакции 2011 года;
  • 3-е лицо не размещает  в сети Интернет предыдущую редакцию устава 2006 года, что не позволяет сопоставить редакции устава и определить существо внесенных в устав изменений.

Таким образом, ознакомление с  размещенной 3-м лицом в сети Интернет информацией не позволяет установить факт нарушения прав и законных интересов Заявителя. Об их нарушении заявителю стало известно только после получения в январе 2014 г. устава в редакциях 2006 и 2011 года и протокола собрания № 21 от **.06.2011 г. (факт получения перечисленных документов в январе 2014 г. подтверждается отметкой на конверте — приложение №1). Правильность исчисление срока давности начиная со дня получения документов от общества в ответ на обращение подтверждается арбитражной практикой[4].

Сопоставив старую и новую редакции устава я установил, что изменение пункта 6.5, принятое в 2011 году, ущемляет интересы акционеров- владельцев привилегированных акций. Следовательно, акционеры-владельцы привилегированных акций должны были иметь право голоса на общем собрании акционеров 22.06.2011 г. по вопросу одобрения новой редакции устава.

Только обладая полученной из анализа редакций устава информацией и проанализировав Протокол № 21 от **.06.2011 г. (а не текст размещенного в сети Интернет решения) я смог установить, что акционерам — владельцам привилегированных акций не было предоставлено право голоса по вопросу одобрения новой редакции устава. Только обладая всей перечисленной информацией стало возможным установить, что решение общего собрания акционеров от **.06.2011 г. ничтожно по основаниям п. 10 ст. 49 Закона об АО, а принятое на его основании решение Ответчика о регистрации новой редакции устава нарушает мои права и законные интересы.

Таким образом, о том, что акт ИФНС № 33** от **.07.2011 г. нарушает мои права и законные интересы, мне стало известно только в середине января 2014 года. Следовательно, на момент подачи заявления предусмотренный ч. 4 ст. 198 АПК РФ строк исковой давности еще не истек.

  1. Рассматривая раскрытую 3-м лицом информацию, касающуюся проведения общего собрания акционеров **.06.2011 года, с учетом выявленных нарушений процедуры проведения данного собрания, можно сделать вывод о наличии фактов ущемления 3-м лицом прав акционеров-владельцев голосующих акций еще на этапе подготовки к проведению собрания.

В соответствии с п.1 ст. 75 Закона об АО одним из оснований возникновения права требовать выкупа принадлежащих акционерам акций является внесение изменений в устав, ограничивающих права акционеров. Поскольку в указанной ситуации у владельцев привилегированных акций в силу  п.4 ст. 32 Закона об АО  появляется право голоса, 3-е лицо должно было включить данных акционеров в число лиц, имеющих право на участие в голосовании. Соответственно, в силу  п.1 ст. 76 Закона об АО 3-е лицо при подготовке проведения общего собрания акционеров должно было уведомить владельцев привилегированных акций о возникновении у них права требовать у общества выкупить принадлежащие им акции в случае принятия решения об ограничении прав по данным акциям (если акционер голосовал против принятого решения или не принимал участия в голосовании).

Копия решения о проведения ежегодного общего собрания акционеров в 2011 г., размещенная 3-м лицом в сети Интернет (приложение №3), не содержит информации как о включении владельцев привилегированных акций в список лиц, имеющих право на участие в собрании по вопросу принятия изменений в устав, так и о возникновении у них права на предъявление требования о выкупе принадлежащих им акций в указанном случае. Указанное обстоятельство свидетельствует о нарушении 3-м лицом обязанности, предусмотренной ст. 76 Закона об АО и свидетельствует об ущемлении прав акционеров- владельцев привилегированных акций еще на этапе подготовке общего собрания акционеров 22.06.2011 года.

  1. Не соответствует фактическим обстоятельствам дела довод 3-го лица о том, что Заявитель не является акционером ОАО «О».

Статьей 28 ФЗ от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»  установлено, что «права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются записями на лицевых счетах у держателя реестра или в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии — записями по счетам депо в депозитариях». Заявителем представлены Суду:

  • выписка № А-0041241 от **.01.2014 г., подтверждающая хранение в депозитарии ЗАО «Инвестиционная компания «ОЭМК-Инвест» принадлежащих заявителю 5** привилегированных акций ОАО «О» по состоянию на **.01.2014 г.;
  • выписка НКО ЗАО НРД № 1200**** от **.01.2014 г., подтверждающая, что депозитарий ЗАО «Инвестиционная компания «ОЭМК-Инвест» хранит принадлежащие мне акции на счете депо номинального держателя центрального депозитария НКО ЗАО НРД;
  • справка о наличии ценных бумаг ОАО «Регистратор Р.О.С.Т.» № 1815***************** от **.01.2014 г., которая подтверждает, что НКО ЗАО НРД в качестве номинального держателя хранит принадлежащие мне акции ОАО «Обьнефтегазгеология» непосредственно в реестре акционеров.

Перечисленные документы показывают, что учет прав на ценные бумаги Заявителя осуществляется не у регистратора в реестре акционеров, а в депозитарии, который, в свою очередь, числится в реестре акционеров как номинальный владелец принадлежащих акционеру акций.

Поскольку права на акции 3-го лица учитываются не непосредственно у регистратора в реестре акционеров, а в депозитарии номинального держателя, то ответ  ОАО «Регистратор Р.О.С.Т» № 14********* от **.01.2014 г. не может опровергать информацию о владении Заявителем акциями в период с  01.01.2011 г. по **.01.2014 г. ввиду отсутствия у ОАО «Регистратор Р.О.С.Т» информации о том,  в пользу каких лиц хранят ценные бумаги номинальные владельцы. Данный вывод подтверждается и тем фактом, что в ответе ОАО «Регистратор Р.О.С.Т» отсутствует информация о владении акциями Заявителем, в том числе и по состоянию на **.01.2014  г. (момент фиксации прав Заявителя согласно представленным выпискам и справке). Соответственно, ответ ОАО «Регистратор Р.О.С.Т»  не является надлежащим доказательством отсутствия статуса акционера у заявителя.

Завершая изложенное, представляется целесообразным обратить внимание Суда на основные выводы, следующие из перечисленных доводов:

  1. Поскольку владельцы привилегированных акций не привлекались к участию в голосовании по одобрению вопроса об утверждении новой редакции устава, затрагивающей их права, данный вопрос был принят как при отсутствии кворума для проведения общего собрания акционеров, так и без необходимого для принятия решения большинства голосов акционеров, установленного п.4 ст. 32 Закона об АО.
  2. Отсутствие требуемого для проведения общего собрания акционеров кворума и необходимого для принятия вопроса большинства голосов акционеров означает, что решение общего собрания акционеров ОАО «О»  от **.06.2011 г. в части вопроса № 10 «Утверждения устава общества в новой редакции» не имеет силы независимо от обжалования в судебном порядке в соответствии с п. 10 ст.49 Закона об АО.
  3. Принятие решения ИФНС о внесении изменений в ЕГРЮЛ на основании решение собрания акционеров, не имеющего юридической силы, означает, что решение ИФНС было принято без представления необходимых для регистрации  документов в нарушение требований ст. 17, 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ.
  4. К заявленному требованию не могут применяться сроки исковой давности о признании решения общего собрания акционеров недействительным ни в части установления ничтожности решения общего собрания акционеров ОАО «О» (вопроса № 10), ни в части признания недействительным решения  ИФНС.
  5. Заявление об оспаривании акта ИФНС подано в пределах установленного ч. 4 ст. 198 АПК  РФ срока давности ввиду того, что началом течения данного срока следует считать дату получения информации от общества по запросу акционера, поскольку раскрытая ОАО «О» в сети Интернет информация не позволяет установить факт нарушения прав и законных интересов Заявителя.
  6. 3-е лицо всячески скрывало от акционеров-владельцев привилегированных акций факт возникновения у них права на участие в общем собрании акционеров 06.2011 г. и права требовать выкупа принадлежащих им акций. Данное сокрытие привело к нарушению их права на своевременное получение достоверной информации и явилось причиной невозможности оспаривания Заявителем актов 3-го лица и Ответчика в более ранние сроки. При этом сокрытие информации осуществлялось 3-м лицом как на этапе подготовке к проведению общего собрания, так и при раскрытии информации о принятом решении.
  7. Представленный 3-м лицом ответ ОАО «Регистратор Р.О.С.Т» об отсутствии сведений о наличии у Заявителя акций в системе ведения реестра не свидетельствует о том, что Заявитель не является акционером ОАО «О», поскольку учет прав на ценные бумаги Заявителя осуществляется не у регистратора в реестре акционеров, а в депозитарии, который, в свою очередь, числится в реестре акционеров как номинальный владелец принадлежащих акционеру акций.

Учитывая  изложенное, на основании ч. 1 ст. 41, части 1 статьи 66 АПК РФ

ПРОШУ СУД:

  1. Приобщить к  материалам дела № А*********** в качестве доказательств копии документов согласно приложению.
  2. Заявленные требования удовлетворить в полном объеме.

    Приложение:

  1. Заверенная копия почтового конверта *********************
  2. Копия текста решения ежегодного общего собрания акционеров в 2011 г., размещенного ОАО «О» **.06.2011 г. в сети Интернет по адресу *********************
  3. Копия решения о проведения ежегодного общего собрания акционеров в 2011 г., размещенного ОАО «О» в сети Интернет по адресу *********************
  4. Почтовые квитанции, подтверждающие отправку настоящего возражения 3-му лицу и ответчику.

Возражение на отзывы ИФНС и общества, представленные на заявление о признании недействительным решения налогового органа о регистрации, подготовлена специалистами проекта Корпорациям.РФ в рамках оказания услуги

адвокат по корпоративным делам

Пример возражения на отзыв включен в раздел документов по корпоративным вопросам рубрикатора образцов документов.

[1] См., напр.: определение ВАС РФ от 16.07.2010 г. N 9453/10 по делу N А32-17877/2009-11/335, определение ВАС РФ от 24.05.2010 г. N ВАС-6165/10 по делу N А56-3791/2007, определение ВАС РФ от 23.12.2009 г. N ВАС-16889/09 по делу N А57-5229/07-4-20-116, определение ВАС РФ от 17.12.2009 г. N ВАС-16415/09 по делу N А40-24498/08-83-213, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.02.2012 по делу N А75-2548/2011, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2013 по делу N А75-3326/2012, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.07.2013 по делу N А45-26443/2012, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2010 по делу № А23-4063/2009.

[2] Данный вывод сделан ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 10.07.2013 по делу N А45-26443/2012, отметившим, что

«исходя из отсутствия доказательств участия Ефременко В.М. в указанных собраниях акционеров Общества, его надлежащего извещения о времени и месте проведения собраний, принимая во внимание письменные объяснения акционеров Лазеева П.И., Половинкиной Е.В., Бажанова А.В. о неучастии в собраниях и не проведении данных собраний, учитывая, что участия Непеина А.Ф. и Руднева В.И., владеющих в совокупности 39,979% голосующих акций Общества, было недостаточно для принятия решений о ликвидации Общества, назначении ликвидационной комиссии, утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов, апелляционный суд пришел к обоснованному выводу, что решения общих собраний акционеров Общества от 02.03.2012, от 25.06.2012, от 28.06.2012 не имеют юридической силы, так как они приняты в отсутствие необходимого кворума, и не могли быть основанием для внесения записей в ЕГРЮЛ, удовлетворил заявленные требования (статьи 48, 49, 58 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», пункт 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»). С учетом изложенного, доводы жалобы о том, что суд вышел за пределы заявленных требований, указав на недействительность общих собраний акционеров Общества, поскольку кворум имелся, подлежат отклонению как необоснованные (статьи 9, 41, 65 — 68 АПК РФ)».

[3] В частности, судами отмечается, что иск о недействительности редакции устава может быть заявлен в пределах общих сроков исковой давности в случае, если такая недействительность основана на факте отсутствия проведения собрания об утверждении оспариваемой редакции устава. См., напр. решение Арбитражного суда Новосибирской области от 12 января 2012 года Дело N А45-10055/2011, в котором отмечается, что: «Поскольку недействительность нового Устава подтверждается фактом отсутствия самого юридического факта проведения собрания об утверждении оспариваемой редакции Устава, т.е. правомерности цели признания его ничтожности и аннулирования, с учетом того, что требование М… А.Г. направлено на восстановление существующего до принятия Устава положения к предъявленному иску применяются общие сроки исковой давности».

Иск о недействительности положений пунктов устава по основанию их противоречия нормам Закона об АО может быть заявлен вне сроков исковой давности, установленных п. 7 ст. 49 Закона об АО. См., напр. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.03.2009 N Ф04-1720/2009(3046-А70-16) по делу N А70-4288/2008, в котором отмечается, что: «Суд пришел к правильному выводу, что положения пункта 8.5 устава ЗАО «Тюменский домостроительный завод» о том, что безвозмездное отчуждение, в том числе дарение акций акционерами третьим лицам запрещено, за исключением передачи акций в порядке наследования, противоречат нормам пункта 2 статьи 97 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 3 статьи 7 ФЗ «Об акционерных обществах». Довод ответчика о том, что в данном случае подлежит применению срок исковой давности, установленный пунктом 7 статьи 49 ФЗ «Об акционерных обществах», подлежит отклонению, как основанный на неправильном толковании ФЗ Об акционерных обществах».

[4] Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2010 по делу N А70-7881/2010

«Таким образом, суд апелляционной инстанции полагает обоснованным вывод суда первой инстанции о начале течения срока давности для заявленного в настоящем деле требования с 13.07.2010 (получение документов от Общества в ответ на обращение от 29.06.2010)»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Задайте вопрос

Ваш вопрос и контакты:

Рубрики