+7 (905) 700-0886 

Ожидание определения Экономической коллегии Верховного Суда РФ по делу А40-21062/17 обусловлено распространенностью дел о взыскании неустоек с застройщиков, рассмотрение которых приостановлено в ожидании разъяснений. Поскольку их число превышает 75 % и, учитывая общее количество аналогичных дел, результат рассмотрения дела затронет очень многих дольщиков.

Предполагается, что в судебном определении 17.05.2018 г. разъяснятся такие вопросы как уступка потребительского штрафа и регистрация соглашения.

  • О регистрации уступки

Ранее 05.04.2018 г. определением Экономической коллегии Верховного Суда РФ по делу А41-59308/2016 отменен акт Арбитражного суда Московского округа от 16.08.2017 г., из которого следовало, что уступка права на неустойку не должна регистрироваться. Поскольку полного текста определения еще нет, можно предположить применение ранее действующего порядка, согласно которому регистрация цессии необходима при совершении уступки до подписания акта.

Данное предположение следует из того, что рассматриваемый спор основан на уступке, совершенной до передачи квартиры[1], а применяемый ранее порядок допускал уступку после передачи без регистрации цессии.

Ранее в судебной практике преобладала позиция о том, что регистрация соглашения требуется при совершении уступки до передачи. Регистрация же после передачи объекта не требовалась[2].

Собственная практика указывает на отсутствие препятствий для регистрации цессии при уступке до передачи квартиры. Первый отказ в регистрации последовал только в марте 2018 г.

Поскольку после передачи объекта регистрация уступки неустойки невозможна, недействительность незарегистрированного соглашения означала бы практическую невозможность уступки. соответственно, отказ в иске о взыскании. В обоснование данной позиции застройщики ссылаются на разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, изложенные в п.2 Постановления N 54 от 21.12.2017 г.[3], согласно которым «договор, на основании которого производится уступка по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки».

На наш взгляд, подобное толкование недопустимо в силу того, что несоблюдение формы договора долевого участия и требований о его государственной регистрации никогда не являлось препятствием для применения к правоотношениям положений ФЗ-214[4]. Соответственно, регистрация уступки по договору, регистрация которого фактически не обязательна, была бы неисполнима.

Кроме того, поскольку согласно абз. 2 п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 54 от 21.12.2017 г. несоблюдение требования о государственной регистрации не влечет негативных последствий для должника, исполнившего цессионарию, невозможно говорить об абсолютной недопустимости уступки.

Передача объекта по договору долевого участия означает исполнение обязательства. Но прекращение основного обязательства не влечет прекращения неустоек и иных санкций, образовавшихся за период до прекращения[5].

Таким образом, положения ч.2 ст. 11 ФЗ-214 о возможности уступки прав по договору до момента подписания передаточного акта не должны рассматриваться как законодательный запрет уступки, поскольку целями законодательного регулирования согласно ст. 1 ФЗ-214 является установление гарантий защиты прав, законных интересов и имущества участников долевого строительства. Установление же требования о регистрации уступки имеет целью защиту должника и цессионария.

  •  Обеспечение состязательности

В последние годы практика по арбитражным делам о взыскании неустойки с застройщика активно развивается. В 2015 году появилась определенность в вопросе регистрации. В 2016 году суды взыскивали неустойку с застройщика полностью в 99 из 100 дел, а единственным основанием для отказа во взыскании штрафа являлось несоблюдение досудебного порядка дольщиком[6].

Ситуация изменилась в 2017 г. Прежде всего, неустойка стала снижаться. Из анализа практики по одному из застройщиков видно, что неустойка была снижена в 11 из 29 дел (38%). Неустойка снижалась в среднем на 51,5 %[7].

В качестве оснований для снижения неустойки судами указывалось на:

  • отсутствие негативных последствий (доказательств причинения убытков);
  • компенсационный характер неустойки;
  • сложившаяся практика СОЮ как по аналогичным делам, так и по делам с участием дольщика;
  • результаты сравнения со средневзвешенными ставками по кредитам.

Из перечисленных выше оснований наиболее универсальным является способ сравнения неустойки со средневзвешенными ставками по кредитам.

Явная несоразмерность неустойки подразумевает как недопустимость извлечения должником выгоды из неправомерного использования денег, так и невозможность получения необоснованной выгоды кредитором[8].

Необходимо учитывать, что ставки за пользование кредитами для физических и юридических лиц отличаются весьма существенно. Это означает, что, при взыскании неустойки за предшествующие три года, предъявляемая застройщику неустойка вообще не могла оказаться существенно выше, чем плата за кредит физического лица.

В качестве второго действенного механизма снижения взыскиваемых сумм использовался механизм доказывания уклонения дольщика от приемки.

На наш взгляд, данных механизмов вполне достаточно для обеспечения баланса интересов сторон, а дополнительные ограничения в форме запрета уступки любых неустоек вообще и уступки права на получение потребительского штрафа в частности являются излишними.

  •  Об уступке потребительского штрафа

Из всех вопросов взыскания неустойки с застройщика, наиболее актуальным является вопрос о возможности уступки юридическому лицу штрафа, взыскиваемого с застройщика в пользу потребителя за отказ от добровольной выплаты неустойки в соответствии с п.6 ст. 13 ЗоЗПП.[9]

Актуальность вопроса уступки штрафа вызвана экономическими причинами. Основной причиной уступки дольщиком права на неустойку и штраф хозяйственному обществу являются большая прозрачность практики и прогнозируемость судебного решения, позволяющие цессионарию получить прибыль, а цеденту не получить меньше, чем он получил бы при обращении в СОЮ. Если предположить, что при обращении в арбитражный суд утрачивается право на штраф, то в большинстве случаев это означало бы отсутствие коммерческого смысла в такой уступке.

В последнее время в арбитражной практике наблюдается устойчивая тенденция, указывающая на невозможность перехода права на потребительский штраф к хозяйственному обществу.

В обоснование принятых актов суды указывают следующие доводы о невозможности возникновения у истца права на штраф:

  • Поскольку он не является потребителем.
  • Право потребителя на штраф является правом на безусловную компенсацию убытков от нарушения имущественных и личных неимущественных прав, составляющих единый комплекс прав потребителя, неразрывно связанных с его личностью, что означает невозможность уступки в соответствии со ст. 383 ГК РФ.
  • Процессуальные права потребителя не могут передаваться по цессии[10].
  • Право на штраф у цессионария не возникло, поскольку дольщик (потребитель) свое неудовлетворенное право в судебном порядке не заявлял, а, уступив право, лишился возможности его предъявления в суд.
  • Продажа потребителем прав профессиональным участникам для реализации в ином процессуальном порядке может создавать необоснованные статусом преимущества и ограничить конкуренцию.

С указанными доводами сложно согласиться ввиду нижеследующего.

  • О возникновении права на штраф у истца

В соответствии с ч.9 ст.4 ФЗ-214 к отношениям застройщика и дольщика-гражданина применяется законодательство о защите прав потребителей в части, не урегулированной ФЗ-214.

Устанавливая неустойку за нарушение срока передачи квартиры, ФЗ-214 не определяет порядок и срок выплаты неустойки. Соответственно, обязанность выплаты неустойки в добровольном порядке следует из п. 5 ст. 13 ЗоЗПП, который также не устанавливает срока на добровольное удовлетворение требования.

Таким образом, неустойка должна выплачиваться застройщиком в течение 7-ми дней со дня предъявления требования дольщиком[11].

Поскольку застройщик не выплачивает цеденту неустойку добровольно, то на 8-й день после получения  требования у цедента возникает право на потребительский штраф.

Уступка цедентом права на получение неустойки и штрафа хозяйственному обществу не изменяет сторону дольщика в договоре долевого участия, которой остается цедент.

Соответственно, и неустойка, и штраф начисляются за период, когда стороной основного обязательства был потребитель.

Взыскание неустойки в пользу истца означает удовлетворение неудовлетворенного добровольно требования потребителя (цедента), остающегося стороной основного обязательства. Уступка права на получение неустойки хозяйственному обществу не делает требование истца самостоятельным, оно, в любом случае, производно от основного обязательства.

При этом право на штраф возникает не силу вынесения судом решения в пользу цедента, а в силу отказа должника от удовлетворения его требований[12].

Буквальный смысл положений п.6 ст. 13 ЗоЗПП не означает, что условием взыскания штрафа является личное обращение потребителя в суд. Условием присуждения штрафа является то, что удовлетворяемое судом требование основано на законе, устанавливающим дополнительные гарантии для потребителя (потребительский характер спора).

Таким образом, право на штраф возникает у цедента вследствие неудовлетворения его требования о выплате неустойки застройщиком. При этом и требование неустойки, и требование штрафа уступаются хозяйственному обществу.

В случае удовлетворения иска цессионария в части неустойки происходит удовлетворение требования потребителя, вследствие чего в пользу потребителя должен взыскиваться штраф. Но, поскольку право на получение штрафа также уступлено, штраф взыскивается в пользу цессионария[13].

Действующее законодательство не запрещает уступку требования, которое возникнет в будущем (ст. 388.1 ГК РФ). Даже если предположить, что требование штрафа окончательно формируется в момент присуждения судом, это не является препятствием для его перехода к цессионарию с момента присуждения.

Таким образом, основанием (причиной) возникновения штрафа является неудовлетворение требования потребителя о выплате неустойки застройщиком. А присуждение неустойки является условием для взыскания штрафа. Поскольку при уступке права на неустойку стороной обязательства остается потребитель, удовлетворение требования цессионария судом означает  удовлетворения требования цедента.

При этом право на штраф не должно возникать у истца как такового, не являющегося потребителем, вследствие удовлетворения судом его требования.

  • О неразрывности штрафа с личностью потребителя

Доводы о связанности с личностью потребителя потребительского штрафа базируются на разъяснениях Пленума Верховного суда РФ по делам об обязательном страховании гражданской ответственности. Но после 01.09.2014 г. к отношениям по ОСАГО потребительский штраф не применяется, а специальное регулирование обусловлено специальным статусом потерпевшего.

Право потребителя на штраф не может быть неразрывно связано с его личностью.

Если бы штраф зависел от личности потребителя, то размер штрафа также зависел бы от личности и от степени нарушений, страданий и неудобств, причиненных конкретному потребителю.

Поскольку закон не обусловливает размер штрафа фактическими обстоятельствами, неразрывность отсутствует и ст. 383 ГК РФ применяться не может.

  • Об использовании разъяснений по делам об обязательном страховании гражданской ответственности

По нашему мнению, к спорным правоотношениям не должны применяться разъяснения Пленума Верховного суда РФ по делам об обязательном страховании гражданской ответственности.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, изложенным в п. 60 Постановления от 29.01.2015 N 2 «О применении судами законодательства об ОСАГО», потребительский штраф применялся к отношениям по ОСАГО только до 01.09.2014 г. Исходя из данных особенностей, разъяснения Пленума Верховного Суда РФ регулируют уступку достаточно специфических правоотношений. Таким образом, распространение толкований на иные правоотношения представляется несколько необоснованным ввиду следующих особенностей.

Правоотношения из деликта по своей сути отличаются от правоотношений из договора, что следует как из их самостоятельного законодательного регулирования, так и из различной судебной практики.

Потребительский штраф применяется при приобретении (намерении приобретения) потребителем товаров, работ или услуг. В случае же ОСАГО основным правоотношением является деликт, что обусловливает применения к правоотношениям специального штрафа, установленного ст. 21 ФЗ-40[14].

На специальность регулирования правоотношений указывает особенность определения начала периода нарушения. Обязанность причинителя вреда уплатить проценты возникает со дня вступления в законную силу решения, а не с момента нарушения права, что следует из п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств»[15]. Соответственно, на момент присуждения водителю убытков, денежное требование процентов за пользование по ст. 395 ГК РФ еще не возникает, что в принципе исключает возможный потребительский штраф.

Таким образом, возможные ограничения на уступку потребительского штрафа, установленные для правоотношений в связи с гражданской ответственностью водителей, не могут применяться при регулировании правоотношений из договора долевого участия.

  • Арбитражная практика

Несмотря на приведенные выше доводы, для всех очевидно, что определение 17.05.2018 г. может с большой степенью вероятности изменить будущую практику. При этом возможные негативные последствия таких изменений для значительного количества потребителей совершенно очевидны. В то же время, появление таких разъяснений должно объективно оцениваться положительно в части формирования единообразия судебной практики.

Показательным примером отсутствия единых судебных подходов является ряд дел по искам ООО ЮК «ВАШ ПРАВОВЕД» к ГУП «Дирекция гаражного строительства», основанным на требованиях одного лица в части 16 смежных машино-мест в одном гаражном комплексе.

По двум делам заявленные требования удовлетворены полностью, по одному из которых решение вступило в законную силу[16]. По двум другим делам требования удовлетворены частично, неустойка снижена до 108 т.р. и 35 т.р., во взыскании штрафа отказано[17]. Остальные дела находятся в процессе рассмотрения. Текущие дела рассматриваются как в упрощенном производстве, так и с вызовом сторон.

В части споров с другими застройщиками, результаты рассмотрения дел распределяются аналогичным образом. Соответственно, примерно в 75 % судебные акты не приняты.

16.04.2018 г. и 9-й, и 10-й Арбитражные апелляционные суды отложили рассмотрение апелляционных жалоб как под предлогом ожидания итогового акта по делу А40-21062/17, так и с указанием на возможность рассмотреть дело в случае принятия текста решения по делу о необходимости регистрации договора.

Анализ аргументации данных судебных актов заслуживает отдельного рассмотрения.

  • Последствия запрета уступки штрафа

Несмотря на актуальность вопросов, большинство практикующих юристов воздерживаются от публичного обсуждения проблемы, занимая выжидательную позицию.

Из активных обсуждений мы обнаружили только обсуждение «исчезновения» потребительского штрафа при уступке права на zakon.ru[18].

О судьбе потребительского штрафа возможно говорить только в случае, если право на штраф возникает после истечения срока на добровольную выплату неустойки.

Если при этом предположить, что присуждение штрафа невозможно в силу того, что потребитель не обращается в суд лично, то встанет проблема взыскания потребительского штрафа отдельно от основного требования.

Если цессионарий не может реализовать право на приобретенный им штраф, было бы логично уступить его обратно дольщику. При этом факт присуждения неустойки означал бы, что требование потребителя не удовлетворены добровольно.

В то же время, преобладающая в настоящее время судебная практика[19] указывает на невозможность рассмотрения требования штрафа в отдельном производстве. Балластом же для такого запрета является право суда на присуждение штрафа независимо от того, заявлялось ли такое требование потребителем[20].

Поскольку обязательность присуждения штрафа в суде общей юрисдикции реализуется через механизм выхода за пределы исковых требований, не предусмотренный в арбитражном производстве, утрата права на штраф означало бы необоснованное ущемление права слабой стороны.

Для обеспечения баланса интереса сторон и компенсации права на штраф в этом случае придется допустить возможность взыскания штрафа в отдельном производстве.

Будем надеяться, что ожидаемое определение разъяснит основные вопросы и положительно воздействует на единообразие судебной практики.

_________________________

[1] Решением суда первой инстанции по делу А41-59308/2016 установлено, что по договору уступки от 06.07.2016 г. уступалось требование за период «с 16.04.2016 до даты подписания акта приема­ передачи квартиры», то есть как существующее требование, так и будущее. Соответственно, на момент перехода права квартира еще не была передана.

[2] Данный вывод следует из определения Верховного Суда РФ от 01 сентября 2015 г. N 308-КГ15-11584, а также из Постановления Десятого ААС от 30 января 2017 г. по делу № А41-49983/16.

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки».

[4] Данное толкование дано Президиумом Верховного Суда РФ в п.1 «Обзора судебной практики разрешения дел по спорам, возникающим в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.07.2017), ранее преамбула «Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013).

[5] Согласно п.66 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 24 марта 2016 года  об ответственности за нарушение обязательств «если при расторжении договора основное обязательство прекращается, неустойка начисляется до момента прекращения этого обязательства (пункт 4 статьи 329 ГК РФ). Например, отказ продавца от договора купли-продажи транспортного средства, проданного в рассрочку, прекращает обязательство покупателя по оплате товара и, соответственно, освобождает его от дальнейшего начисления неустойки за просрочку оплаты товара (пункт 2 статьи 489 ГК РФ). В Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.05.2006 N 15550/05 по делу N А32-3604/2005-50/60 указано, что действовавший в соответствии с договором запрет на уступку прекращается с прекращением договора.

[6] Подробнее в обзоре url: http://corprf.ru/obzor-arbitrazhnoy-praktiki-po-vzyiskaniyu-neustoyki-s-zastroyshhika/

[7] Подробнее: «Обзор практики взыскания неустойки с ООО Олета за 2017 г.», url: http://corprf.ru/obzor-praktiki-vzyiskaniya-neustoyki-s-ooo-oleta-za-2017-g/

[8] Недопустимость извлечения должником выгоды из неправомерного пользования означает, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования (п.2 Пленума № 81, п. 75 Пленума № 7).

Выгода ответчика предполагается, если присуждаемая неустойка меньше, чем его возможная плата за пользование кредитом (п.2 Пленума № 81).

Выгода истца предполагается, если присуждаемая неустойка выше, чем возможная плата за пользование кредитом дольщиком (абз. 2 п. 75 Пленума № 7).

При этом для снижения неустойки, применяемой к коммерсанту, обязательно получение необоснованной выгоды кредитором, что следует из п.2 ст. 333 ГК РФ с учетом разъяснений п. 78 Пленума 7 о применимости нормы к законной неустойке.

[9] Часть 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» № 2300-1 от 07.02.1992 г.

[10] Пункт 19 Постановления Пленума ВС РФ от 29.01.2015 №2.

[11] Пункт 2 ст. 314 ГК РФ.

[12] Этот довод подтверждается постановлениями Арбитражного суда Московского округа по делам № А41-2072/2015, № А41-39619/2015.

[13] Аналогичным образом урегулирован порядок уступки права на получение судебных расходов. Согласно разъяснениям п .9 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 о возмещении издержек: «Уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом (статьи 382, 383, 388.1 ГК РФ). Заключение указанного соглашения до присуждения судебных издержек не влечет процессуальную замену лица, участвующего в деле и уступившего право на возмещение судебных издержек, его правопреемником, поскольку такое право возникает и переходит к правопреемнику лишь в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника (пункт 2 статьи 388.1 ГК РФ)».

[14] Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

[15] Несмотря на противоречивость данной позиции, именно такой вывод следует из п. 57 Постановления.

[16] Дела А40-29477/18, А40-197814/17.

[17] Дела А40-246101/17, А40-197837/17.

[18] «Исчезновение» потребительского штрафа при уступке права» А. Братченко, url:_https://zakon.ru/discussion/2018/2/16/ischeznovenie_potrebitelskogo_shtrafa_pri_ustupke_prava#comment_461406

[19] Например, Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2014 г. N 570-О, Определение Конституционного Суда РФ от 23.12.2014 N 2977-О.

[20] Пункт 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

Взыскать с застройщика неустойку и штраф полностью, без снижения, через арбитраж

Практические вопросы взыскания неустойки по ДДУ:


Основные понятия, используемые для регулирования отношений при долевом участии в строительстве

Основные термины, используемые при долевом участии в строительстве

Кто и при каких условиях может требовать взыскания неустойки с застройщика

Что препятствует и что не препятствует взысканию неустойки с застройщика

Взыскание неустойки по нежилым помещениям

Расчет суммы неустойки

Как рассчитывается неустойка по ДДУ

Как и почему суд уменьшает неустойку по ДДУ

Причины необоснованного уменьшения неустойки в суде общей юрисдикции

Противодействие снижению неустойки по ДДУ

Опровержение несоразмерности

Доказывание соразмерности

Сравнение процедур взыскания неустойки в суде общей юрисдикции и в арбитражном суде

Правильная приемка квартиры (иного объекта)

Оспаривание доплаты за увеличение площади

Опровержение уклонения от приемки

Основания для правомерного отказа от приемки квартиры

Примеры регламентированных нарушений качества, встречающихся при приемке квартиры

Взыскание неустойки по ДДУ и штрафа в арбитражном суде

Оформление уступки, порядок оплаты, состав работ

Запрет уступки неустойки в ДДУ

Подсудность потребительского спора арбитражу

Опровержение притворности

Оспаривание третейской оговорки в ДДУ

Обзор арбитражной практики АСМО об уменьшении неустойки по договорам долевого участия в строительстве (август 2018 г.)

Обзор 19 разных арбитражных дел с одинаковыми обстоятельствами о взыскании неустойки с ГУП Дирекция объектов гаражного назначения (сентябрь 2018 г.)

Обзор практики АСМО взыскания неустойки и штрафа по ДДУ (август 2018 г.)

Обзор практики взыскания неустойки по ДДУ в арбитражном суде за 2017 г.

Обзор практики взыскания неустойки за нарушение сроков по ДДУ в арбитражном суде

Течение сроков на досудебное урегулирование спора с застройщиком в арбитражном суде

Дополнительная ответственность застройщика

Взыскание штрафа, возмещение морального вреда

Возмещение убытков

Рубрики