+7 (905) 700-0886 

Два юридических лица заключили договор процентного займа без права досрочного погашения. До получения заемных средств заемщик уступил права требования по договору третьему лицу, не уведомив об этом займодавца. Не зная о состоявшейся уступке, займодавец произвел исполнение по договору заемщику, который отказался принять деньги и вернул их займодавцу по истечении одного месяца со дня их получения, мотивируя свой отказ уступкой. После этого третье лицо предъявило займодавцу требование об исполнении перед ним договора займа. Займодавец отказался перечислять деньги третьему лицу и, в свою очередь, предъявил заемщику требование о выплате процентов по договору займа не только за месяц, в течение которого заемщик распоряжался деньгами, но и за весь период, предусмотренный договором.

Соответствуют  ли закону действия заемщика и третьего лица? Правомерны ли требования займодавца о выплате процентов в полном объеме, а, если данные требования незаконны, каким способом возможно оформить эти отношения?

Поскольку сторонами рассматриваемого договора являются юридические лица, условие о запрете его досрочного погашения не противоречит требованиям законодательства. Учитывая положение п. 2 ст. 810 ГК РФ, устанавливающего, что сумма процентного займа может быть возвращена досрочно при наличии согласия займодавца, данное условие договора следует рассматривать как отсутствие согласия займодавца. В то же время, наличие в договоре данного условия не может являться препятствием для согласования условий досрочного возврата суммы займа в будущем.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей[1]. Соответственно, уступка права (требования) по договору заемщиком до получения заемных денежных средств  является уступкой права, не возникшего на момент заключения соглашения об уступке. Тем не менее, соглашение об уступке такого права (требования), само по себе не противоречит действующему законодательству[2]. В то же время, отсутствие письменного уведомления должника влечет для нового кредитора риск вызванных этим неблагоприятных последствий. В частности, этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору будет признаваться исполнением надлежащему кредитору[3]. Соответственно, перечисление суммы займа заемщику в рассматриваемом случае является надлежащим исполнением обязательства.

По нашему мнению, возврат суммы займа Займодавцу по истечении одного месяца со дня  получения вряд ли может рассматриваться как отказ от получения денег. Действующее законодательство предусматривает возможность отказа от получения заемных средств применительно к договору кредита и до наступления срока его предоставления[4].  При наличии заключенного соглашения об уступке права (требования) и уверенности заемщика в его действительности получение суммы денежных средств по договору займа должно было быть квалифицировано заемщиком как неосновательное обогащение. Соответственно, у заемщика возникла обязанность вернуть полученную сумму в разумный срок[5]. При этом ситуация, в которой для принятия решения о возврате неосновательно полученной суммы требуется месяц, представляется весьма сомнительной. Кроме того, получив сумму займа по нецелевому займу, заемщик получил возможность передать полученные денежные средства цессионарию (третьему лицу) по иным основаниям, скорректировав соответствующим образом договор уступки права (требования). Учитывая совокупность перечисленных обстоятельств, можно сделать предположение о наличии в действиях заемщика признаков недобросовестного осуществления гражданских прав[6].

Что же касается требования третьего лица об исполнении перед ним договора займа, предъявленное после возврата суммы займа заемщиком, то данное требование не влечет для займодавца обязанности по его исполнению, поскольку, как было указано выше, его обязанность по заключенному договору займа была надлежащим образом исполнена перечислением суммы займа первоначальному заемщику. При указанных обстоятельствах надлежащим способом защиты прав цессионария является предъявление иска об истребовании незаконно полученного  цеденту[7].

К наиболее спорному из перечисленных вопросов следует отнести вопрос о правомерности требования займодавца о выплате процентов по договору займа за весь период, предусмотренный договором. Очевидно, что предложенная формулировка данного требования противоречит требованиям закона. По своей сути обязательство по уплате процентов за пользование займом является акцессорным по отношению к обязательству займа. Соответственно, основанием обязанности заемщика платить проценты за пользование займом является фактическое наличие у него капитала в форме заемных средств. Таким образом, после возвращения займа в полном объеме, основание для уплаты процентов за весь первоначально согласованный период отсутствует. В то же время, указанное обстоятельство не является безусловным основанием для невозможности получения займодавцем денежных средств, компенсирующих убытки от досрочного возврата займа, по другим основаниям.

Досрочное исполнение обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается только в случаях, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства, либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства[8].  Применительно к договору процентного займа, выданного не на личные нужды, для досрочного исполнения помимо воли заемщика требуется получение согласия займодавца[9]. При этом  займодавец имеет право на получение процентов, начисленных включительно до дня возврата суммы займа[10].

Законом не установлены специальные последствия возврата суммы процентного займа без согласия займодавца. Очевидно, что такой возврат не прекращает обязательство и, соответственно, на сумму займа продолжают начисляться заемные проценты. «После наступления срока займа интерес заимодавца в начислении процентов удовлетворяется и обязательство прекращается, так как фактический состав надлежащего исполнения считается выполненным»[11].

В то же время, правовую природу суммы, полученной займодавцем в качестве отказа от займа, следует охарактеризовать как неосновательное обогащение, что влечет для займодавца обязанность по ее возврату, а, в случае уклонения от такого возврата, на нее подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами[12]. Возможно предположить ситуацию, когда ставка процента за пользование займом окажется ниже ставки рефинансирования, применяемой к начислению процентов за пользование чужими денежными средствами. В этом случае буквальное толкование  рассматриваемых норм приведет к возникновению обязанности займодавца выплачивать заемщику проценты в размере разницы между ставкой займа и ставкой рефинансирования до наступления срока займа, что, конечно же, противоречит здравому смыслу.

Полагаем, что взимание платы за досрочный возврат займа также невозможно рассматривать как санкцию  за досрочный возврат, поскольку нормы, регулирующие досрочный возврат займа, не предусматривают каких-либо санкций. Как положения о неустойке, так и положения об убытках ставят возможность наложения имущественного обязательства на должника в зависимость от неисполнения или ненадлежащего исполнения им обязанности перед кредитором[13]. Следовательно, действия заемщика по досрочному возврату займа с согласия займодавца не могут свидетельствовать о неисполнении или ненадлежащем исполнении соответствующего обязательства и не могут повлечь возникновение права кредитора на предъявление дополнительных имущественных требований к должнику и обязательства должника по их удовлетворению.

По нашему мнению, наиболее допустимым основанием для получения денежных средств за досрочный возврат займа является взимание платы за предоставление согласия. К числу оснований, подтверждающих данную возможность, следует отнести:

  1. Отсутствие в ГК РФ запрета на установления платы за досрочный возврат займа[14].
  2. Обоснованность установления платы за досрочный возврат займа получением заемщиком положительного экономического эффекта и наличием у него возможности отказаться от досрочного погашения.[15]
  3. Компенсационный характер платы за досрочное погашение займа, направленной на возмещение недополученного дохода, необходимого для расчета займодавца со своими кредиторами.[16]
  4. Отсутствие законодательного запрета установления платы за досрочный возврат займа[17].

Не менее распространенными являются случаи отказов в судебной защите прав займодавцев. В то же время, наиболее распространенные основания для таких отказов обосновываются судами невозможностью взимания платы за досрочное погашение кредитов профессиональными кредиторами. Недопустимость взимания платы за предоставление согласия на досрочное погашение займа обосновывается, в частности, тем, что:

  1. Кредитор не вправе брать плату за досрочный возврат кредита, поскольку досрочный возврат кредита не является самостоятельной услугой, такая услуга отсутствует в перечне услуг, предоставляемых кредитными организациями и по своей сути является не платой за услугу, а мерой ответственности[18].
  2. Право заемщика на досрочный возврат обусловлено только согласием займодавца. Закон не связывает данное право с уплатой какой-либо комиссии, штрафа, платежа[19].
  3. Для правомерности комиссии необходимо, чтобы она взималась за совершение действия, являющегося самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект. Взимание комиссии за стандартные действия, необходимые для заключения и исполнения кредитного договора, неправомерно[20].
  4. Взимание комиссии за досрочное погашение кредита неправомерно, поскольку оно не создает для заемщика имущественного блага или полезного эффекта, данная комиссия не относится к плате за пользование кредитом[21].

Завершая изложенное, представляется целесообразным в краткой форме изложить основные положения, относящиеся к рассматриваемым вопросам.

  1. Действующее законодательство допускает заключение юридическими лицами договора процентного  займа на условиях невозможности его досрочного погашения.
  2. Уступка права (требования) заемщика по договору до момента получения заемных средств также не противоречит действующему законодательству.
  3. Перечисление суммы займа заемщику при отсутствии надлежащего уведомления об уступленном праве (требовании) является надлежащим исполнением обязательства и основанием для отказа в удовлетворении требования цессионария о перечислении ему заемной суммы. Для защиты своего права цессионарий может предъявить иск цеденту о взыскании неосновательно полученного.
  4. Удержание денежных средств заемщиком в течение месяца является их использованием и не должно рассматриваться как отказ от займа.
  5. Досрочный возврат суммы займа означает невозможность единовременного начисления процентов за весь период, поскольку обязательство по уплате процентов является акцессорным по отношению к обязательству по основному долгу.
  6. Досрочное исполнение договора процентного займа, заключенного юридическими лицами, обусловливается получением согласия займодавца и влечет для заемщика обязанность выплатить проценты, начисленные включительно до дня возврата суммы займа.
  7. Досрочный возврат юридическим лицом суммы процентного займа без согласия займодавца не прекращает ни основное обязательство, ни  начисление процентов на сумму займа.
  8. До наступления срока возврата займа возвращенная займодавцу без его согласия сумма займа является неосновательным обогащением, что влечет для займодавца обязанность по ее возврату, а в случае уклонения от такого возврата на нее подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами.
  9. Поскольку действия заемщика по досрочному возврату суммы займа с согласия займодавца исключают неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующего обязательства, плата за досрочный возврат займа не может являться санкцией (мерой ответственности).
  10. В качестве наиболее допустимого основания для получения денежных средств за досрочный возврат суммы займа следует рассматривать взимание платы за предоставление согласия на досрочный возврат. Возможность взимания платы за предоставления согласия следует из:

10.1.       Отсутствия как в ГК РФ, так и в ином законодательстве запрета на установление платы за досрочный возврат займа.

10.2.       Обоснованности установления платы за согласие на досрочный возврат займа получением заемщиком положительного экономического эффекта и наличием у него возможности отказаться от досрочного погашения.

10.3.       Компенсационным характером платы за досрочное погашение займа, направленной на возмещение недополученного дохода, необходимого для расчета займодавца со своими кредиторами.

11. Также следует отметить наличие арбитражной практики, указывающей на недопустимость взимания платы за предоставление согласия на досрочное погашение займа. Данная недопустимость обосновывается тем, что:

11.1.       Кредитор не вправе брать плату за досрочный возврат кредита, поскольку досрочный возврат кредита не является самостоятельной услугой, такая услуга отсутствует в перечне услуг, предоставляемых кредитными организациями и по своей сути является не платой за услугу, а мерой ответственности.

11.2.       Право заемщика на досрочный возврат обусловлено только согласием займодавца. Закон не связывает данное право с уплатой какой-либо комиссии, штрафа, платежа.

11.3.       Для правомерности комиссии необходимо, чтобы она взималась за совершение действия, являющегося самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект. Взимание комиссии за стандартные действия, необходимые для заключения и исполнения кредитного договора, неправомерно.

11.4.       Взимание комиссии за досрочное погашение кредита неправомерно, поскольку оно не создает для заемщика имущественного блага или полезного эффекта, данная комиссия не относится к плате за пользование кредитом.

12. Поскольку основные причины отказа в судебной защите связаны с особенностями регулирования банковских услуг, взимание платы за согласие на досрочное погашение займа непрофессиональным займодавцем представляется допустимым, а уровень соответствующего риска может быть оценен как средний.

            Подытоживая вышеизложенное,  следует оценить рассматриваемую ситуацию следующим образом. Поскольку правоотношение займа не прекращено надлежащим образом, на сумму займа продолжают начисляться проценты за пользование займом и после его несогласованного возврата. В силу норм о неосновательном обогащении проценты за пользование чужими денежными средствами также должны начисляться на переданную займодавцу сумму. При этом требование об уплате процентов за весь первоначально согласованный срок займа не следует из закона, также как не представляется возможным получение данной суммы в виде санкции за ненадлежащее исполнение обязательства в случае согласования займодавцем досрочного возврата. Учитывая сложившуюся арбитражную практику, наиболее допустимым основанием для получения заемщиком денежных средств за досрочный возврат займа является взимание платы за предоставление согласия.

Дмитрий Гарифулин


[1] п.1 ст. 807 ГК РФ.

[2] Данный вывод сформулирован п.4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации». Также необходимо отметить, что запрет на уступку прав требования может быть сформулирован в самом договоре в соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ.

[3] п.3 ст. 382 ГК РФ.

[4] п. 2 ст. 821 ГК РФ.

[5] п.2 ст. 314 ГК РФ.

[6] п. 1 ст. 10 ГК РФ.

[7] Данный вывод сделан Президиумом ВАС РФ в п. 10 Информационного письма от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении». При этом условиями удовлетворения требований цессионария является совершившийся переход уступаемого права и, в случае установления данной обязанности в договоре, выполнение условий об оплате уступки.

[8] ст. 315 ГК РФ.

[9] п. 2 ст. 810 ГК РФ.

[10] п. 4 ст. 809 ГК РФ.

[11] п.5 комментария к ст. 810 ГК РФ «Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий» под ред. А.П. Сергеева / Проспект / 2010

[12] ст. 1102, п. 2 ст. 1107 ГК РФ

[13] п. 1 ст. 330 ГК РФ и п. 1 ст. 393 ГК РФ соответственно.

[14] Данный вывод следует из постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2013 N 09АП-13085/2013 по делу N А40-171530/2012, в котором отмечается, что: «ни статья 819 ГК РФ, ни другие нормы ГК РФ не запрещают обусловливать предоставление заемщику согласия на досрочный возврат кредита уплатой заемщиком комиссии в пользу кредитора. Также действующее законодательство не запрещает наделять кредитора правом на самостоятельное установление размера такой комиссии в соответствующих тарифах»

[15] Данный вывод следует из постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 17.05.2013 N 09АП-12974/2013 по делу N А40-171523/2012, в котором отмечается, что именно досрочный возврат займа влечет для заемщика положительный экономический эффект, в связи с чем комиссия за такой возврат представляет собой плату за досрочное исполнение денежных обязательств, тогда как при заключении договора стороны исходили из иных сроков исполнения и предполагали больший размер обязательств заемщика. Получив согласие на осуществление досрочного возврата, в котором сообщалось о том, что досрочное погашение сопровождается уплатой комиссии за возврат, заемщик имеет полное право и возможность отказаться от досрочного погашения займа, продолжив выплаты в порядке, установленном в договоре.

[16] Данный вывод следует из постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.09.2008 по делу N А36-204/2008, в котором отмечается, что «Так как банк, предоставляя заемщику определенную договором сумму кредита на конкретный срок, размещает имеющиеся у него денежные средства, рассчитывая в соответствие с договором получить определенный доход и рассчитаться со своими кредиторами. Досрочное же возвращение заемщиком кредита лишает его такого права. В связи с чем, суд апелляционной инстанции считает, что банк вправе в договоре кредита предусмотреть возможность получения банком соответствующей компенсации от заемщика в случае досрочного погашения кредита последним. Данное положение, также не противоречит статье 810 Гражданского кодекса Российской Федерации, которой предусмотрено, что сумма займа, предоставленная под проценты, может быть досрочно возвращена с согласия заимодавца. При этом, у банка отсутствует обязанность на дачу соответствующего согласия, а запрет на взимание предусмотренной договором платы за досрочный возврат займа не содержится. Право на взимание указанной платы предусмотрено договором и при этом реализация данного права не запрещена законодательством, в том числе Гражданским кодексом Российской Федерации и Законом РФ «О защите прав потребителей». Аналогичная позиция изложена в Постановлении Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2009 по делу N А68-2439/09

[17] Данное положение сформулировано в постановлении Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.11.2013 по делу N А68-4716/2013: «Поскольку взимание кредитором какого-либо возмещения за досрочный возврат займа (кредита) законом не запрещено, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии основания признания условий договора пункта 5.2.2. от 14.08.2007 N 33/595, недействительными».

[18] Данный вывод следует из постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2012 N 09АП-23213/2012 по делу N А40-36639/12-156-336, в котором отмечается, что: «Досрочный возврат кредита не является услугой, предоставляемой банком, и за которую последний вправе получать с истца дополнительную плату по кредитному договору в соответствии со ст. 779 ГК РФ. В соответствии со статьей 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Статья 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» не предусматривает в перечне операций и иных сделок кредитной организации оказание услуг, связанных с согласованием досрочного возврата кредита. Данная комиссия, как это следует из положений ст. 9.2. соглашения от 15.08.2008 г., уплачивается единовременно и ее размер зависит от суммы досрочно возвращаемого займа. Комиссия, по своей сути, устанавливается как вознаграждение за услуги, тогда как в данном случае является инструментом применения ответственности за досрочное погашение кредита. Взимание такой комиссии противоречит разъяснениям, содержащимся в пункте 4 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре», согласно которому «Банк имеет право на получение отдельного вознаграждения (комиссии) наряду с процентами за пользование кредитом в том случае, если оно установлено за оказание самостоятельной услуги клиенту».

[19] Данный вывод сформулирован в постановлении ФАС Московского округа от 25.02.2013 по делу N А40-98134/12-133-854, в котором отмечено, что «Право заемщика на досрочный возврат предусмотрено законом, при этом обусловлено оно только согласием займодавца и закон не связывает названное право заемщика с уплатой какой-либо комиссии, штрафа, платежа. Следовательно, условие кредитного договора об установлении комиссии за досрочный возврат кредита является недействительным (ничтожным)».

[20] Данное положение, являющиеся основополагающим для ряда других постановлений, сформулировано в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре». В данном письме указывается, что: «Иные же комиссии (комиссия за рассмотрение кредитной заявки, за выдачу кредита) по условиям договора уплачиваются единовременно при выдаче кредита из денежных средств, подлежащих зачислению на счет заемщика, поэтому подлежат оценке судом на предмет того, взимаются ли они за совершение банком действий, которые являются самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект. Суд установил, что в рассматриваемом деле комиссии были предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор. Такие условия договора являются ничтожными (статья 168 ГК РФ), а денежные суммы, уплаченные банку в их исполнение, подлежат возврату (пункт 2 статьи 167 ГК РФ)»

[21] Данный вывод сформулирован в Постановлении ФАС Уральского округа от 24.05.2012 N Ф09-3386/12 по делу N А60-41798/2011, в котором отмечено, что «В рассматриваемом случае условиями договора установлена единовременная комиссия за операцию по досрочному погашению кредита. Данная операция не создает для заемщика какое-либо отдельное имущественное благо или полезный эффект. Кроме того, спорная комиссия не относится к плате за пользование кредитом. Следовательно, указанное условие договора является ничтожным и недействительным независимо от такого признания судом, в связи с чем необоснованно списанные с заемщика денежные средства подлежат возврату». Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Поволжского округа от 03.05.2012 по делу N А65-19932/2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики