+7 (905) 700-0886 

Под добросовестностью понимается субъективное состояние лица при совершении юридических актов, его неосведомленность об обстоятельствах, опорочивающих внешнюю или внутреннюю правомерность акта и могущих заставить честного в юридическом смысле человека отказаться от его совершения, несмотря на отсутствие формальных к тому препятствий.[1] Современным экономическим отношениям не хватает добросовестности. Именно отсутствие добросовестности при осуществлении предпринимательской деятельности является причиной многих иных нарушений. Осуществляя сделки, стороны зачастую руководствуются исключительно своей выгодой, игнорируя при этом права своих контрагентов. Часто действия совершаются с пороком формы, открыто пренебрегая требованиям закона. Но в ряде случаев недобросовестные действия формально укладываются в требования закона.

До 2012 года положения о добросовестности содержались в общих положениях ГК РФ только применительно к установлению прав и обязанностей при невозможности использования аналогии закона или права[2]. Добросовестность лица предполагалась во всех случаях, когда от нее зависела защита прав[3]. Необходимость добросовестности устанавливалась для руководителей юридического лица[4]. Добросовестность была условием возникновению права собственности на новую движимую вещь, созданную путем переработки чужого материала[5], а также при приобретательной давности[6]. Добросовестность являлась ключевым условием при виндикации[7]. Другими словами, добросовестность как общий принцип права в ГК РФ закреплен не был. С определенной степенью условности, допустимо говорить о проявлении принципа добросовестного поведения в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ путем указания на то, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц[8]. В то же время, действие без нарушения прав и свобод других лиц- это только одно из проявлений добросовестности.

Очевидно, что перечисленные частные случаи не охватывали всей сферы правоотношений, требующих от участников добросовестности. Правопорядок был вынужден искать более универсальные механизмы противодействия. Но сложность их введения обусловлена, в том числе, тем, что такие важные и понятные на первый взгляд понятия как добросовестность, честность, разумность, справедливость не имеют четких критериев. При всей их кажущейся очевидности, далеко не всегда можно однозначно ответить на вопрос, какое поведение добросовестно, а какое нет. Нет никакой гарантии, что не возникнут ошибки. Но как понять, что ошибка действительно произошла? В этом смысле система, учитывающая исключительно нарушение закона, несоблюдение внешней формы, имеет большую определенность. Такая система позволяет не только проще принимать решения, но и контролировать правильность принятых решений вышестоящими инстанциями, проверяя их исключительно по формальным признакам.

В то же время, ошибки совершаются и при формальном подходе. Также очевидно, что откровенно безнравственные действия, формально соответствующие закону, не должны получать судебной защиты. Первое противодействие вырабатывается на уровне судебной практики. Данная реакция, в ряде случаев, проявляется в менее формальном следовании букве закона, допускаемом в целях соблюдения основных принципов гражданско-правового регулирования. Игнорирование формальных требований обосновывается необходимостью защиты публично-правовых интересов, недопущением смещения баланса интересов, запретом на злоупотребление правом. Все более отчетливо и ясно проявляется основный принцип, согласно которому судебную защиту получают только добросовестные участники. Недобросовестным участникам в защите отказывается. Именно этот отказ и является тем рычагом, побуждающим участников к честному поведению. Необходимость введения соответствующих положений в законодательство становится очевидной.

Реформирование гражданского законодательства в качестве одной из основополагающих целей  рассматривало обеспечение добросовестного и надлежащего осуществления гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей. «С этой целью в Концепции предлагается широкий спектр мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования, — введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, конкретизация лишаемых правовой защиты «иных форм злоупотребления правом», введение в ГК института преддоговорной ответственности по принципу culpa in contrahendo, существенная модификация многих норм о недействительности сделок и др»[9].

Вследствие реформы законодательства в ГК РФ включается ряд норм, вводящих добросовестность в качестве основного принципа и устанавливающих особенности его применения. Основополагающие изменения вносятся в ст.1 ГК РФ Федеральным законом от 30.12.2012 N 302-ФЗ[10]. Действующее ранее требование о не противоречии законодательству условий договора, определяемых сторонами, расширяется требованиями о добросовестности при установлении, осуществлении и защите гражданских прав, а также положениями о недопустимости извлечения преимущества из своего или недобросовестного поведения[11]. Этим же законом сужаются пределы осуществления гражданских прав. Запрет действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, дополняется запретом действий в обход закона с противоправной целью[12].  Также устанавливается запрет злоупотребления правом. Последствием нарушения запрета является отказ суда в защите нарушенного права, взыскание убытков, причиненных другим лицам[13].

Разъясняя применение принципа добросовестности, Пленум Верховного Суда РФ указывает, что положения актов, содержащих нормы гражданского права, подлежат истолкованию в системной взаимосвязи с основными началами гражданского законодательства, закрепленными в статье 1 ГК РФ. Согласно пункту 3 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. В силу пункта 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения[14]. Соответственно, обязанность действовать добросовестно возлагается на участников любых гражданских правоотношений.

Наблюдая дальнейшие изменения в ГК РФ, можно заметить, что принцип добросовестности становится одним из ключевых принципов. Помимо основных начал гражданского законодательства, принцип добросовестности вводится в регулирование обязательств, включая возникновение, осуществление и защиту прав и обязанностей. Добросовестные участники оборота получают большую защиту.  Добросовестность поведения применительно к обязательствам вводится Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ[15]. Стороны обязаны действовать добросовестно как при установлении и исполнении обязательства, так и после его прекращения[16]. При этом добросовестность подразумевает учет взаимных прав и законных интересов, содействие для достижения цели обязательства, а также предоставление друг другу необходимой информации. Добросовестность обязательна для стороны, имеющей право на отказ от договора[17].

Добросовестность поведения сторон устанавливается Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ и для переговоров о заключении договора[18]. Добросовестность обязательна при вступлении в переговоры, в ходе их проведения и по их завершении[19].  Последствием недобросовестности при проведении переговоров является возмещение другой стороне причиненных этим убытков[20].

Положения о добросовестности вносятся в кодекс также федеральным законом от 28.06.2013 N 134-ФЗ[21]. Добросовестность лица, полагающегося на данные государственного реестра юридических лиц, защищает его от возможных последствий несоответствия данных[22]. Добросовестность, установленная в качестве критерия поведения члена коллегиального органа управления юридического лица Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ[23], защищает его от возмещения убытков, причиненных юридическому лицу при непринятии участия в голосовании[24]. Также добросовестность устанавливается в качестве обязанности лица, имеющего возможность определять действия юридического лица[25] и ликвидационной комиссии[26]. Добросовестность контрагента сохраняет силу сделки с организацией, созданной в результате реорганизации, при признании недействительной реорганизации. Сделка в этом случае сохраняет силу для восстановленных юридических лиц[27].

Добросовестность приобретает существенное значение при установлении недействительности сделки. Так,  признание сделки недействительной означает недобросовестность лица, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки[28]. Считается недобросовестным и означает обман намеренное умолчание лица об известных обстоятельствах[29]. Является недобросовестным и не подлежит удовлетворению требование о признании договора незаключенным, заявленное стороной, принявшей полное или частичное исполнение, либо иным образом подтвердившей действие договора[30].

Добросовестность защищает приобретателя предъявительских ценных бумаг, а также ордерных и именных ценных бумаг, удостоверяющих денежное требование, от их истребования[31]. Добросовестность владельца ценной бумаги при чужом незаконном владении ограничивает взыскиваемое с него, полученным с момента, когда он узнал о незаконности владения[32]. Добросовестность приобретения защищает от истребования бездокументарные ценные бумаги, удостоверяющие только денежное право требования, а также бездокументарные ценные бумаги, приобретенные на организованных торгах[33]. Добросовестность все еще остается условием приобретения права в силу приобретательной давности[34]. Необходимость добросовестного исполнения обязанностей устанавливается для опекунов гражданина[35]. Добросовестность залогодержателя означает возникновение прав и обязанностей залогодателя у собственника заложенного имущества при передаче вещи лицом, не являющемся собственником[36].

Перечисленные примеры показывают, что в настоящее время принцип добросовестного поведения получил закрепление в законе как действительно общий и важный принцип гражданского права. Тем не менее, в законе не приводится общих критериев добросовестности поведения. В приведенном выше пункте 1 Постановления от 23.06.2015 N 25 Пленум Верховного Суда РФ отмечает, что оценка действий сторон как добросовестных или недобросовестных должна производиться исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота.

В качестве условий добросовестности поведения в Постановлении указывается на необходимость лица при осуществлении своих прав учитывать также права и законные интересы другой стороны, а также содействовать ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ обязанность доказывания недобросовестности возлагается на другую сторону. Но достаточно ли данных критериев для квалификации поведения как добросовестного?

Принцип добросовестности был известен еще римскому праву. И.А. Покровский отмечает, что принцип bona fides подразумевает разрешение  спора не по нормам строгого права (stricti juris), а принимая во внимание обычаи оборота и правила деловой порядочности[37]. Для добросовестности приобретения требовалось, чтобы приобретатель в момент приобретения не знал, что вещь чужая[38]. Противно bona fides умолчание продавца о таких недостатках, которые ему были известны. Это похоже на обман.[39]

Давая определение добросовестности, Брокгауз и Ефрон указывают, что добросовестность отличается от доброй совести. Добрая совесть (bona fides) определяет образ действий сторон, заключающих юридические сделки, образуя принцип толкования этих сделок. Добросовестность же означает субъективное состояние лица при совершении юридических актов. При этом юридическое понятие доброй совести также следует отличать от бытового. Отмечается, что юридическое понятие доброй совести предполагает согласие с действующими нормами права и строем юридических отношений, а не с предписаниями нравственности или того, что называют справедливостью[40]. Представляется правильным, что при установлении соответствия действий лица предписанному образу действий необходимо руководствоваться какими-либо нормативными предписаниями, а не абстрактными, хоть и общечеловеческими понятиями. Существующий правопорядок в силу свойственного ему формализма нуждается хоть в каких-то критериях.

Современная доктрина относит принцип добросовестности к вытекающим из гражданско-правовых принципов, отвечающих за сохранение первоначальных системных устоев всего гражданского законодательства, «поскольку система права не может допустить, чтобы её элементы эксплуатировались не в соответствии с их системным назначением»…. «Категория добросовестности, используемая в п. 3 ст. 1 ГК РФ в своем субъективном смысле (знал, не знал) в гражданско-правовом аппарате является специальной системной регулятивно-оперативной конструкцией, призванной устранять эгоистические наклонности участников оборота и учитывать интересы и цели гражданского оборота в целом. По своей имманентной сущности к недобросовестным действиям относятся действия, по Штаммлеру, с «двойным» дном, т. е. действия субъектов, которые знали (могли или должны были знать) реальные обстоятельства дела, но намеренно реализовали свои права, прикрываясь их внешней законностью»[41].

Разумеется, что критерии добросовестности использовались в судебной практике и до Постановления №25. Несмотря на то, что добросовестность покупателя или добросовестность владельца, заявляющего о приобретательной давности, имеет соответствующую специфику, в этих положениях также проявляется суть принципа добросовестности. Так, для определения добросовестности приобретения необходимо, чтобы покупатель не знал и не мог знать об отсутствии права отчуждать у продавца[42]. Именно уверенность в правильности, разрешенности совершаемых действий образует субъективную сторону добросовестного поведения.

Рассматривая добросовестность вообще, целесообразно обратить внимание на критерии добросовестности руководителя организации, поскольку именно руководитель действует от имени общества в самых разных ситуациях. Критерии добросовестности директоров более чем подробно были рассмотрены Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 30.07.2013 N 62[43].

Спецификой действий директора является необходимость соблюдения как интересов контрагентов, так и интересов самого юридического лица. Рассмотрение критериев поведения директора целесообразно, поскольку именно оно наглядно иллюстрирует важность соблюдения баланса интересов. Любое смещение может  вызвать негативные последствия. Предпочтение интересов контрагента в ущерб обществу означает возможность предъявления такого ущерба директору. Нарушение же интересов контрагента означает предъявление требований к обществу, и, в случае их удовлетворения, приводит к таким же последствиям. Разумеется, во втором случае вероятность негативных последствий ниже, что само по себе стимулирует директора к предпочтению интересов общества. Также важно помнить о личных интересах директора, объективно существующих и влияющих на его действия помимо интересов контрагента и общества.

Несмотря на очевидную необходимость добросовестного поведения директора и по отношению к контрагентам общества, в Постановлении № 62 рассматриваются критерии добросовестности директора только по отношению к обществу. В этом же аспекте рассматривается второй критерий поведения директора- разумность. Тем не менее, используемый Пленумом подход также важен, поскольку добрая совесть в широком смысле слова в некоторых случаях действительно подразумевает использование одинакового стандарта поведения как в отношении других, так и в отношении самого себя.

Недобросовестность директора предполагается в случае действия при наличии конфликта между его личными интересами (или его аффилированных лиц) и интересами юридического лица. Добросовестным в такой ситуации является раскрытие информации о конфликте и получение одобрения[44]. Данный принцип вряд ли может быть применен к отношениям с контрагентом. Именно личный интерес является стимулом для совершения сделки стороной. Не следует ожидать от кого бы то ни было действий в интересах контрагента и в ущерб себе. Такое поведение скорее свидетельствовало бы о неразумности.

Тем не менее, возможно представить ситуацию, в которой заключивший, но не исполнивший сделку продавец получает более выгодное предложение. Недобросовестный продавец в такой ситуации продаст товар дороже, не выполнив в срок первоначальной обязанности. Заработав, такой продавец постарается выкрутиться, найдя такой же товар и продав его первому покупателю. Это и будет предпочтением своих интересов интересам контрагента. Заключив сделку, стороны определили тот интерес, который должен быть удовлетворен в результате ее исполнения. Недобросовестно пытаться получить что-то еще после согласования условий. В свою очередь, добросовестным было бы предложение об изменении условий для первого покупателя, предложение ему скидки за отсрочку поставки. Но необходимо ли в описанной ситуации прибегать к принципу добросовестности? Скорее всего, нет. В большинстве случаев достаточно средств договорной ответственности. В то же время, при отсутствии у покупателя возможности влиять на условия договора, оценка действий продавца на предмет добросовестности может иметь практический смысл.

Критерий недобросовестности действий, осуществляемых вопреки интересам представляемого лица[45], также не подходит для квалификации действий лица по отношению к контрагенту. Данный критерий обусловливается повышенным уровнем доверия к представителю и соответствующей обязанностью действовать в интересах представляемого. Существенная невыгодность сделки, заключенной представителем, очевидная для сторон на момент ее заключения, приводит не только к взысканию убытков, но также может повлечь признание такой сделки недействительной[46]. Такова цена предпочтения собственных интересов директора. Но первостепеннейшая задача любого участника гражданских отношений- соблюдение собственных интересов. Поэтому то, что недопустимо для представителя, нормально для контрагента.

И при признании недействительности сделки, и при взыскании убытков с представителя используются схожие критерии невыгодности. Невыгодность подразумевается при значительном (в разы) различии стоимости предоставления, а также при заключении сделки без намерения исполнения. Предусмотренная п.2 ст. 174 ГК РФ недействительность невозможна при совершении сделки самим лицом, что указывает на направленность данной нормы на защиту представляемого от недобросовестности представителя. Соответственно, критерии невыгодности, используемые для защиты от представителя, не подходят для квалификации недобросовестности непосредственных участников гражданского оборота. Такое положение представляется правильным, поскольку стандарт добросовестности между организаций и представителем, обязанным действовать в ее интересах, не может совпадать со стандартом добросовестности контрагентов. Если и можно говорить о допустимости запрета невыгодных сделок, то стандарт такой невыгодности должен более существенным[47].

Недобросовестность директора также предполагается при сокрытии информации о совершенной им сделке от участников юридического лица, либо при предоставлении недостоверной информации[48]. На наш взгляд, данный критерий в определенной степени применим и для оценки добросовестности поведения контрагентов. На необходимость содействия другой стороне в получении необходимой информации указывается в Постановлении №25.  Сокрытие имеющейся у стороны информации, которая может повлиять на права контрагента, в широком смысле является сокрытием информации о товаре. Заключение сделки с конкурентами контрагента может повлиять на рынок и также может повлиять на его права. С другой стороны, недопустимо заставлять кого бы то ни было раскрывать информацию о своих коммерческих отношениях с другими контрагентами. Очевидно, что недопустимо сообщать контрагенту недостоверную информацию, обманывать его относительно существенных условий обязательства. Вне всякого сомнения, такое введение в заблуждение будет недобросовестным.

Недобросовестность директора, предполагающаяся при совершении сделки без требующегося одобрения[49], также может быть рассмотрена в качестве критерия общей недобросовестности. Такая ситуация может возникнуть, например, при необходимости получения одобрения антимонопольного органа при приобретении активов стратегических компаний или разрешения ЦБ РФ. Контрагент, полагающийся на заверение о имеющимся одобрении, или на заверение об отсутствии необходимости его получения, может вступить в оспоримую сделку. Последствием же может быть ее недействительность.

Критерий недобросовестного поведения путем уклонения от передачи документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия[50], является способом сокрытия информации. Такое бездействие не соответствует поведению, ожидаемому от любого участника гражданского оборота. Отсутствие документов может повлечь иные негативные последствия, отличные от последствий при отсутствии информации. Сказанное справедливо и для удержания необходимых документов контрагентом. Например, непредоставление актов приемки или счетов-фактур может привести к невозможности зачета НДС, что вызовет негативные налоговые последствия. В то же время, непредоставление таких документов само по себе незаконно.

Также интересно обратить внимание на примеры недобросовестности при проведении преддоговорных переговоров[51]. Недобросовестным является вступление в переговоры или их продолжение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной. Данный критерий аналогичен критерию недобросовестности директора, заведомо заключающего сделку с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения[52]. Приводимый в статье пример недобросовестных действий в форме предоставления неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны, является уточняющим к принципу  содействовать другой стороне, в том числе, в получении необходимой информации[53].  В свою очередь, запрет внезапного и неоправданного прекращения переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать, сопоставим с принципом недопустимости заключение сделки заведомо с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения[54].

Распределение бремени доказывания.

По общему правилу, установленному в п. 5 ст. 10 ГК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное[55]. Соответственно, обязанность доказать недобросовестность поведения другой стороны возлагается на заявляющую о недобросовестности сторону.[56]

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда. Условием для признания недобросовестности по инициативе суда является очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Представляется, что бремя доказывания добросовестности также может быть возложено судом и на другую сторону в случае ее процессуальной недобросовестности. Данное предположение следует из позиции Пленума ВАС РФ, отраженной в пункте 2 Постановления от 30.07.2013 N 62. В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным, бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.[57]

Последствия недобросовестности.

В пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» сформулировано основное последствие установления недобросовестного поведения одной из сторон. В зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения суд отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично.

Также применяются иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ):

  • признание условия, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим, т.е. «блокировка возникновения прав и обязанностей»[58];
  • лишение правового значения заявления недобросовестной стороны о недействительности сделки[59];
  • признание недействительной сделки, совершенной при злоупотреблении правом[60];
  • запрет ссылаться на несоответствие данных реестра юридических лиц[61];
  • признание недействительной сделки, совершенной в результате обмана[62];
  • возмещение убытков при недобросовестном выходе из переговоров[63];
  • отказ в признании договора незаключенным при полном или частичном принятии исполнения[64];
  • возмещение вреда, причиненного недобросовестным поведением обогатившегося лица[65];
  • изъятие материального носителя исключительных прав[66].

Добросовестность лица, помимо приведенных выше способов защиты от недобросовестности, означает возможность использования следующих механизмов защиты:

  • защита члена коллегиального органа от возмещения убытков, причиненных юридическому лицу при непринятии участия в голосовании[67];
  • сохранение сделки при признании недействительной реорганизации[68];
  • защита от истребования предъявительских ценных бумаг, а также ордерных и именных ценных бумаг, удостоверяющих денежное требование[69];
  • ограничение взыскиваемого с владельца ценной бумаги[70];
  • защита от истребования бездокументарных ценных бумаг, удостоверяющих только денежное право требования, а также истребования бездокументарных ценные бумаг, приобретенных на организованных торгах[71];
  • передача вещи в собственность лицу, добросовестно изготовившему ее путем переработки[72];
  • защита залогодержателя от выбытия предмета залога[73];
  • ограничение возможности истребовать вещь[74];
  • ограничение возмещения доходов периодом, с которого добросовестный владелец узнал о незаконности владения[75].

Подводя итог вышеизложенному, следует отметить, что добросовестность, несомненно, относится к базовым принципам гражданского права. Отсутствуют какие-либо сомнения как в его важности, так и во влиянии на все правоотношения. Принцип добросовестности является основой для множества правил, установленных в специальных нормах.  Несмотря на правильность его введения в ст.1 ГК РФ, это вызывает определенный соблазн в применении по любому поводу. Но признание необходимости добросовестного поведения и введение механизма ответственности за недобросовестность не должно подменять применение специальных норм. Поэтому, отсылка к добросовестности во множестве норм ГК РФ должна рассматриваться ни как указание на необходимость применение стандартного механизма для оспаривания всех без исключения действий, но как указание на необходимость принятия добросовестности в качестве стандарта поведения.

Несмотря на кажущуюся очевидность, отсутствие в законе критериев добросовестности способно приводить как к излишне широкому, так и к недостаточному толкованию. Приведенное в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 толкование также является достаточно широким и при всей своей правильности не дает ответов на многие вопросы.

Определяя добросовестность, необходимо выделить, что добросовестность означает субъективное состояние лица при совершении юридического акта, а не определяет образ действий сторон. Добросовестность подразумевает неосведомленность лица об обстоятельствах, которые заставили бы честного в юридическом смысле человека отказаться от совершения.

При оценке поведения на добросовестность проводится сопоставление с поведением, ожидаемым от любого участника гражданского оборота[76]. Добросовестное поведение предполагает согласие с действующими нормами права и строем юридических отношений.

Добросовестность законна. Нарушение закона недобросовестно в любом случае. Недобросовестность проявляется именно при отсутствии формальных препятствий, поскольку при нарушении закона дополнительного доказывания недобросовестности не требуется. В то же время, добросовестность возможна и при нарушении закона, например при действиях с целью предотвратить больший вред.

Добросовестность предполагает действие без нарушения прав и свобод других лиц[77], необходимость учитывать права и законные интересы другой стороны[78]. Ограничение свободы интересами других лиц влечет недопустимость извлечения преимущества из недобросовестного поведения[79], запрет действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, запрет действий в обход закона с противоправной целью[80], запрет злоупотребления правом[81].

Добросовестность подразумевает честность. Честность означает содействие другой стороне, в том числе, в получении необходимой информации[82]. Считается недобросовестным и означает обман намеренное умолчание лица об известных обстоятельствах[83]. Нечестно предоставление неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны[84]. Не честно намеренное введение в заблуждение относительно качества товара или условий сделки[85]. Не честно совершение сделки без раскрытия необходимости согласования антимонопольного органа или ЦБ РФ[86].

Добросовестность означает соответствие действий и намерений. Недобросовестно заключение сделки заведомо с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения[87]. Также недобросовестно намеренное неисполнение соглашения, произошедшее после начала исполнения вследствие предпочтения собственного дохода в ущерб контрагенту[88]. Введение в заблуждение действиями возможно и при проведении переговоров о заключении договора как при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной, так и путем внезапного и неоправданного их прекращения при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать[89].

Рассмотренные примеры позволяют выделить критерии добросовестного поведения. Этими критериями является действие без нарушения прав и свобод других лиц, честность и соответствие имеющихся намерений совершаемым действиям.

Разумеется, перечисленные примеры не охватывают всего многообразия недобросовестных действий. Тем не менее, выделенные при их рассмотрении критерии позволяют в определенной степени классифицировать случаи недобросовестности. Приведенное выше указывает на несомненную важность рассмотренного принципа, на необходимость его дальнейшего изучения.

[1] Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

[2] Пункт 2 ст. 6 предыдущей редакции ГК РФ.

[3] Пункт 3 ст. 10 предыдущей редакции ГК РФ.

[4] Пункт 3 ст. 53 предыдущей редакции ГК РФ.

[5] Пункт 1 ст. 220 предыдущей редакции ГК РФ.

[6] Пункт 1 ст. 234 предыдущей редакции ГК РФ.

[7] Статья 302 ГК РФ. В словаре Брокгауза и Ефрона 1907 г. приводится следующее описание различия владения при истребовании имущества, актуальное и в настоящее время: «Добросовестный владелец, т. е. тот, кто, владея приобретенной им законными способами вещью, не знал о существовании на нее иных, сильнейших прав на стороне другого лица — именно права собственности, отнятого насильственным, обманным или вообще неправомерным способом, — при потере обладания вещью в пользу этого собственника по его иску обязывается выдать вещь в том виде, в каком она находилась ко дню предъявления к нему иска или к тому времени, когда он узнал о существовании права другого лица. Он отвечает уплатой убытков лишь за такое ухудшение вещи, уменьшение ценности или отчуждение ее принадлежностей, которые составляют акт произвольного распоряжения имуществом, а не обусловливаются случаем, небрежностью, естественными причинами или хозяйственными потребностями самого имущества. Наоборот, владелец недобросовестный возвращает вещь в том виде, в каком она была в момент овладения, отвечая уплатой убытков за все ухудшения вещи, происшедшие не только по его произволу, но и по простому небрежению в исполнении хозяйских обязанностей».

[8] Аболонин В.О. Принципы добросовестности и сотрудничества в «новом» гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. N 8. С. 2 — 8.

[9] Пункт 6 «Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации», одобренной решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009.

[10] Федеральный закон от 30.12.2012 N 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[11] Пункты 3,4 ст. 1 ГК РФ.

[12] Пункт 1 ст. 10 ГК РФ.

[13] Пункты 2,4 ст. 10 ГК РФ.

[14] П.1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[15] Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

[16] Пункт 3 ст. 307 ГК РФ.

[17] Пункт 4 ст. 450.1 ГК РФ.

[18] Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»

[19] Пункт 2 ст. 434 ГК РФ.

[20] Пункт 3 ст. 434 ГК РФ.

[21] Федеральный закон от 28.06.2013 N 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям»

[22] Пункт 2 ст. 51 ГК РФ.

[23] Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации»

[24] Пункт 2 ст. 53.1 ГК РФ.

[25] Пункт 3 ст. 53.1 ГК РФ.

[26] Пункт 4 ст. 62 ГК РФ.

[27] Пункт 2 ст. 60.2 ГК РФ.

[28] Пункт 1 ст. 167 ГК РФ, введен Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

[29] Пункт 2 ст. 179 ГК РФ.

[30] Пункт 3 ст. 432 ГК РФ, введено Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

[31] Пункт 3 ст. 147.1 ГК РФ.

[32] Пункт 3 ст. 147.1 ГК РФ.

[33] Пункт 1 ст. 149.3 ГК РФ.

[34] Пункт 1 ст. 234 ГК РФ. В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (п.3.4.9.) предполагался отказ от такого реквизита давностного владения, как добросовестность. При этом предполагалось увеличение срока приобретательной давности.

[35] Пункт 2 ст. 29, п. 3 ст. 36, п. 4 ст. 37 ГК РФ.

[36] Пункт 2 ст. 235 ГК РФ.

[37] Покровский И.А. История Римского права, § 23. Общие основания формулярного процесса http://corprf.ru/684

[38] Покровский И.А.,§ 55. Формы вещного оборота.

[39] Покровский И.А.,§ 69. 4. Контракты консенсуальные и так наз. pacta vestita

[40] Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.

[41] Волков А.В. «Принцип добросовестности в современном гражданском праве».

[42] Пункт 1 ст.302 ГК РФ.

[43] Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»

[44] Подпункт 1 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[45] Подпункт 5 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[46] Пункт 2 ст. 174 ГК РФ.

[47] Возможно рассмотреть применение критерия «крайне невыгодных условий вследствие стечения тяжелых обстоятельств», используемого для кабальных сделок (п.3 ст. 179 ГК РФ). В п.11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» в качестве иллюстрации такой сделки приводится заем, полученный в условиях угрозы банкротства, ставка процента по которому в 2.5-3.3 раза превышала рыночную.  При таком подходе, порочной будет сделка, заключенная представителем, при невыгодности в 2 и более раза, а также сделка, заключенная стороной при ее невыгодности в 3 и более раза. Такой количественный критерий может быть своеобразным ограничителем свободы определения цены договора. При существенном несоответствии, в любом случае, происходит нарушение прав и свобод других лиц, несмотря на наличие их воли на подписание договора. Просто за этим согласием стоят иные причины. Единственным исключением здесь является совершение сделки на крайне невыгодных условиях в целях компенсации с ее помощью иных результатов деятельности сторон.

[48] Подпункт 2 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[49] Подпункт 3 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[50] Подпункт 4 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[51] Статья 434.1 ГК РФ.

[52] По аналогии- подпункт 4 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[53] Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25.

[54] Данный критерий может быть выведен из аналогии запрета подобных действий для директора в соответствии с подпунктом 4 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[55] Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[56] Статья 56 ГПК РФ, статья 65 АПК РФ.

[57] Пункт 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[58] Пункт 3 статьи 157 ГК РФ.

[59] Пункт 5 статьи 166 ГК РФ.

[60] На основании ст. 10 и 168 ГК РФ (п.6 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 за 2015, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015).

[61] Пункт 2 ст. 51 ГК РФ.

[62] Пункт 2 ст. 179 ГК РФ.

[63] Пункт 3 ст. 434 ГК РФ.

[64] Пункт 3 ст. 432 ГК РФ, введено Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации».

[65] Статья 1103 ГК РФ.

[66] Статья 1252 ГК РФ.

[67] Пункт 2 ст. 53.1 ГК РФ.

[68] Пункт 2 ст. 60.2 ГК РФ.

[69] Пункт 3 ст. 147.1 ГК РФ.

[70] Пункт 3 ст. 147.1 ГК РФ.

[71] Пункт 1 ст. 149.3 ГК РФ.

[72] Статья 220 ГК РФ.

[73] Пункт 2 ст. 235 ГК РФ.

[74] Статья302 ГК РФ.

[75] Статья303 ГК РФ.

[76] Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25.

[77] Часть 3 ст. 17 Конституции РФ.

[78] Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25.

[79] Пункты 3,4 ст. 1 ГК РФ.

[80] Пункт 1 ст. 10 ГК РФ.

[81] Пункты 2,4 ст. 10 ГК РФ.

[82] Пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25.

[83] Пункт 2 ст. 179 ГК РФ.

[84] Статья 434.1 ГК РФ.

[85] Следует из аналогии запрета сокрытия информации о совершенной сделке, предоставления неверной информации, установленного в подпункте 2 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[86] Следует из аналогии запрета совершения сделки без требующегося одобрения, установленного в  подпункте 3 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[87] Следует из аналогии запрета, установленного для директоров в подпункте 4 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[88] Следует из аналогии запрета действий директора при конфликте, установленного подпунктом 1 пункта 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62.

[89] Статья 434.1 ГК РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рубрики